Значение римского права для современного юриста

Римское право.

Римское право.

Значение римского права для современного юриста. Понятие, виды и основания возникновения обязательств. Готовая контрольная работа по Римскому праву. Скачать бесплатно.

Объем работы: 21 стр.; Год: 2011; Страна: Все.

Оглавление:

1. Значение римского права для современного юриста

Значение римского права для современного юриста трудно переоценить. Римское право, по словам И.А.Покровского, «занимает в истории человечества исключительное место: оно пережило создавший его народ и дважды покорило себе мир» .
Научная разработка права достигла у римлян такой идейной глубины, какой не достигали прочие народы прежде них, эта разработка не была превзойдена вплоть до настоящего времени. «Римские юристы первыми создали строгую специальную терминологию, ту самую, которой еще и сегодня пользуется весь цивилизованный мир, разработали юридические категории и понятия, основали и развили метод юридического рассуждения, довели до изумительной тонкости выражение таких понятий» .
Римское право на длительное время определило не только практику, но и теорию. Непрерывное многовековое изучение римского права, в особенности остатков римской юридической литературы, формировало юридическое мышление Западной Европы.
«Явившись базисом, на котором веками формировалась юридическая мысль, оно изучается и теперь, как теория гражданского права, как правовая система, в которой основные юридические институты и понятия нашли себе наиболее чистое от всяких случайных и национальных окрасок выражение». Недаром в прежние времена оно считалось за самый писанный разум – «ratio scripta».
Современное право ушло далеко вперед в регламентации сложнейшей сферы имущественных отношений, особенно торгового (коммерческого) оборота. Однако и многие новейшие юридические конструкции, как из кирпичиков, складываются из основных, элементарных понятий и категорий, разработанных именно в римском праве (так происходит, например, при формировании правовой системы Европейского союза). С этой точки зрения римское частное право продолжает оставаться основой для изучения гражданского и торгового законодательства и базой для подготовки квалифицированных юристов.
Значение римского права определяется его огромным влиянием не только на последующее развитие права, но и на развитие культуры в целом.
Римское право характеризуется непревзойденной по точности разработкой всех существенных правовых отношений простых товаровладельцев (покупатель и продавец, кредитор и должник, договор, обязательство и т.д.).
«Ф.Энгельс говорил даже, что «римское право является настолько классическим юридическим выражением жизненных условий и конфликтов общества, в котором господствует чистая частная собственность, что все позднейшие законодательства не могли внести в него никаких существенных улучшений» .
Эти особенности римского права способствовали тому, что, когда развивающаяся промышленность и торговля средневековой Европы потребовали более совершенной правовой надстройки, когда феодальные нормы обычного права перестали удовлетворять требованиям жизни, произошел интереснейший процесс — рецепция римского права.
Войдя через рецепцию в практику средневековых государств, римское право пропитало собой затем и после¬дующие кодификации гражданского права.
«Соками римского права пропитана и теория гражданского права. Поэтому изучить достаточно глубоко гражданское право, не зная права римского, невозможно. Ряд терминов и понятий, укоренившихся в юридической теории и практике (например, реституция, виндикация, универсальное преемство, наследственная трансмиссия и т.д.), могут быть наилучшим образом усвоены лишь при изучении их у самого истока образования. Конечно, в ряде случаев современное гражданское право успешно обходится без заимствования терминов, возникших в римском праве (например, в Гражданском кодексе Российской Федерации вместо римского термина «цессия права» употреблен без всякого ущерба для дела термин «уступка права»). Но во многих правовых системах римские термины и понятия сохраняются, и потому юристу необходимо отчетливо понимать их смысл» .
Римское право, отличающееся четкостью определений, вообще хорошей юридической техникой, может помочь современному юристу в приобретении навыков четко отграничивать и формулировать юридические категории.
Овладение же юридической техникой необходимо и для законотворческой работы, и для правильного применения закона. Законы должны излагаться не только понятным для всякого языком, но, кроме того, так, чтобы редакция закона, его текст вполне соответствовали тому, что законодатель хотел выразить. Необходимо, чтобы формулировки закона охватили все те отношения, которые законодатель желал урегулировать, но в то же время, чтобы редакция закона не давала повода применять его к таким отношениям, на которые законодатель не имел в виду распространять его действие. Закон есть общая норма, а общее должно охватить все богатство отдельно¬го. Реализация всех этих требований, предъявляемых законодателю, предполагает владение высокой юридической техникой.
Равным образом и применяющий закон, делающий из общих норм выводы для отдельных конкретных случаев жизни, также должен обладать развитой юридической техникой. Юристу, применяющему закон, необходимо уметь проанализировать и общую норму закона, и фактический состав конкретного жизненного случая и в конечном итоге сделать правильный вывод.
Римское право, отличающееся точностью и чеканностью формулировок, представляет собой блестящий образец такого подхода.
Знание римского права дает возможность уяснить существо основных, фундаментальных категорий и институтов права, связанных с понятиями.
Особенно необходимо знание идей и институтов римского права будущим юристам. Оно дает возможность получить теоретическую и историко-правовую базу, необходимую для изучения всех юридических дисциплин, так или иначе связанных со сферой частного права. В первую очередь — это гражданское право, международное право, предпринимательское право.
В свете изложенного, можно сделать следующие выводы:
1. Римское право для юриста является своеобразным теоретическим базисом, содержащим в себе основные правовые принципы и понятия.
2. Принципы, понятия и методы заложенные в римском праве, находят практическое применение в настоящее время, как в правовых системах отдельных государств, так и в международных, межгосударственных правоотношениях.
3. С точки зрения нормотворчества римское право необходимо рассматривать как беспрецедентный пример точности и лаконичности.
Таким образом, знания в области римского права позволят современному юристу не только понимать и правильно трактовать нормативные правовые акты, как внутригосударственные, так и международные, но и, самое главное, правильно их применять.

к оглавлению ↑

2. Понятие, виды и основания возникновения обязательств

Под обязательственным правом традиционно понимается совокупность институтов и норм, которыми регулируется порядок отношений двух субъектов права по поводу возникающих между ними взаимных требований, связанный с реализацией их хозяйственных целей, а также иных личных интересов неполитического свойства. «Обязательство имеет в виду отношения двух конкретных субъектов права — как правило, частных лиц равного юридического статуса; в этом смысле обязательственное право (в отличие от вещного) имеет относительный характер, поскольку его требования адресуются не вообще всем лицам, могущим вступить во взаимоотношения с каким-то предметом, а только тем, кто своими действиями непосредственно связал (вольно или неволь¬но) свой интерес с интересом другого лица» . Фактическое содержание обязательственного права заключено в предположительных (эвентуальных) формах принуждения другого лица к восполнению за свой счет интересов другого субъекта, причем отсутствие такого отчетливого интереса не дает основания для признания правом этого требования в качестве разумного и справедливого обязательства. В этом смысле обязательственное право прагматично и имеет условный характер, тем более ограниченный по времени: обязательство предполагает его исполнение, которым прекращается всякая правоустановленная связь двух субъектов права, двух лиц. Вытекающие из обязательственного права требования строго конеч¬ны, предполагают альтернативный выбор выхода из этих требований, а сами по себе юридические нормы в большинстве представлены нормами совершенными и более чем совершенными.
Обязательство в римском праве было предельно абстрактным понятием, характеризующим наличие между двумя лицами равного юридического качества некоей связи, обязанности (obligatio), накладываемой на одно лицо в пользу другого лица по условиям, определяемым правом, но с обязательным участием их самих как жизненно действующих субъектов: никак не действуя, нельзя подпасть под требования обязательства. Obligatio est iuris vinculum, quo necessitate adstringimur alicuius solvendae rei secundum nostrae civitatis iura (I. 3. 13. pr.), т.е. «обязательство есть правовые оковы, посредством которых мы необходимо принуждаемся что-нибудь исполнить согласно праву нашей страны» .
Таким образом, обязательство подразумевает необходимость исполнения (а не желательность или тем более произвольность), подкрепляемую, очевидно, соответствующими юридическими институтами, исполнение чего-либо конкретного и подзаконность так установленной связи и следующего из нее требования. Обязательство адресовано обязательно лицу, а не направлено в адрес предмета, и подразумевает некоторые действия этого лица; следовательно, лицо (если оно физическое, человек) должно быть соответствующего для выполнения требования правового качества, а также обладать необходимыми физическими и душевными силами для исполнения: «Сущность обязательства не в том состоит, чтобы сделать тело нашим или какой-либо сервитут, но чтобы принудить другого нам что-либо дать, сделать или предоставить». По другому классическому определению обязательство направлено к тому, чтобы dare, facere, praestare, oportere (дать, совершить, предоставить, сделать должным).
Юридическое качество вышеперечисленных действий несколько отличалось от прямого смысла, предполагаемого языковыми терминами.
Дать — означало передать имущество, т.е. определенного качества вещи, могущие быть предметами обладания лиц, с какой-либо установленной целью; следовательно, это обязательственное действие тесно было связано с переносом вещных прав с одного субъекта на другой. Совершить — значило осуществить одним лицом в пользу другого действия, имеющие реальный физический смысл и проявление, неделимые и комплексные. Исполнить — означало, что лицо должно нечто выплатить, возместить, подразумевая материальную форму выплаты, имеющую, в том числе и денежное выражение. Сделать должным — значило, что у лица образовались права на встречное требование, имеющее конкретное выражение и жизненное проявление, сводящееся к первым трем.
Для того чтобы связь долженствования между лицами приобрела правовой характер, т.е. защищаемый юридическими средствами, обязательство должно было обладать определенными внутренними черта¬ми — реквизитами, некоторые из которых считались основными (без наличия любого из которых обязательство в праве не существовало) а некоторые — дополнительными, уточняющими его правовой смысл.
Обязательство должно представлять правоотношение между двумя определенными (в физическом и юридическом качестве) лицами —не может быть безличных обязательств в силу природы права, не может быть обязательства лица в пользу самого себя, когда два лица сливаются в од-ной человеческой персоне. Причем в римском праве эти лица могли быть только физическими лицами — индивидами требуемого правового качества. Обязательство должно предполагать основание для его возникновения, т.е. точную и конкретную причинную связь для требования одного лица на действия другого, признанную правом, а не просто подчиняющуюся силам природы, законам физики, силе ветра и т.п. Обязательство пред¬полагает исполнение имущественного характера; хотя по своей юридической природе обязательство есть вещь бестелесная и в этом смысле невещественно, оно направлено к удовлетворению потребности во вполне материальных вещах — предметах или услугах; не может считаться обязательством требование в отношении вещей бестелесных, не предполагающих материальной реализации или вообще неопределенных, никак не связанных с реальностями общежития данного времени и определенного пространства. Обязательство должно предполагать обязанность исполнить требование — оформление связанности одного лица в пользу другого не самоцель (исключая абстрактные и специфические ситуации). Причем исполнение должно быть возможным, т.е. находиться в человеческих пределах сил (а не «выпить море», «сдвинуть гору» и т.п.), дозволенным (не запрещаться законом или правом), нравственным (соответствовать не только частным интересам двух лиц, тем более только одного лица, но и не противоречить интересам общества, выраженным в мора¬ли); обязательство должно быть количественно и качественно определенным, поддаваться материальному выражению, лучше — в деньгах.
Дополнительные реквизиты обязательства связаны с наличием в нем гарантий: оно должно подразумевать правовое обеспечение, возможность исполнения помимо воли должника и наличие специального искового требования узко конкретного («строгого права») или общего («доброй совести») характера. Без того чтобы не предполагался такой иск в римском праве, нельзя было говорить о возможном обязательстве. Во-вторых, обязательство не может не подразумевать материальное его обеспечение: передачу того или иного вещного права в дополнение к требованию обязательства.
С точки зрения права, источники образования обязательственных правовых связей между лицами, или основания возникновения обязательств, связываются далеко не со всякой причинно-следственной связью между действиями людей в отношении друг друга: «Мы обязуемся вещью, или словами, или тем и другим, или согласием, или законом, или по праву магистратов, или необходимостью, или вследствие провинности». Все отмеченные в этом классическом определении виды образования обязательств сводятся к трем основаниям: 1) обязательства возникают вследствие договора, заключенного в самых разных юридически действенных формах, т.е. в итоге волевых действий двух сторон, направленных на образование между ними предусмотренной связиобязанности; 2) обязательства возникают вследствие предписания закона или иного всеобщего по значению правового требования; 3) обязательства возникают вследствие провинности одного лица в отношении дру¬гого, причем это не чисто личного и субъективного свойства провинность, но признанная неправомерной в том числе юридическими установлениями, т.е. правонарушение. Если второй источник, или второе основание образования обязательств, имеет главным образом публично-правовой характер (хотя вытекающие из этих законоустановленных обязательств требования могут носить вполне частноправовой характер: например, выплата алиментов), то для сферы частного права характерно превалирование обязательств из договоров и правонарушений.
Обязательство есть личное отношение между лицами, так или иначе оформившими своими действиями эту связь между собою, притом подразумевающее наличие определенных характеристик этой связи, или реквизитов. Обязательство может быть заключено между двумя физическими лицами (индивидами), может быть оформлено между несколькими лицами. В любом случае обязательство подразумевает наличие двух определенных сторон с также определенной ролью, неизменной на протяжении действия данного конкретно¬го обязательства: кредитора и должника. Кредитор (creditor) — это «тот, кому кто-либо что-либо должен на основании иска, или на основании обвинения… или в безусловном виде, или со сроком, или под условием». Не всякое субъективное намерение человека считать себя тем, кому многие или все вообще должны, делает его кредитором, но только признание обоснованности этого долженствования со стороны права и закона. Должник (debitor) — «тот, у кого можно истребовать деньги против его воли». Долженствование по обязательству, в этом классическом определении, не-сколько опримитивлено (хотя исполнение обязательства и должно пред-полагать денежный эквивалент), но главная характеристика должника в обязательстве выражена однозначно: истребование против его воли. Долженствование по обязательству есть принудительное, подразумевающее при неисполнении (впрочем, как и при исполнении) причинение должнику ущерба — материального или личного в зависимости от того пери¬ода римского права, к которому относится возникновение обязательства.
В зависимости от личного качества должника или кредитора могут быть разные варианты их правовых требований друг к другу по одному и тому же обязательству, что, однако, никак не влияет на содержание самого обязательства. Кредитор может быть единым физическим или юридическим лицом — должников может быть несколько (как правило, в этом редком для римского права виде обязательств присутствует государство в качестве кредитора, либо это ситуация, образующаяся при переходе к нескольким наследникам единого и цельного долга наследодателя). Может быть ситуация, когда кредиторов несколько, а должник один; в большинстве случаев это отношения в рамках совместной собственности, или condominium; та же ситуация с наследопреемством долга и др. (Не путать с ситуацией, когда одно лицо-должник заключает или иначе оформляет однотипные обязательства — скажем, берет деньги взаймы — одновременно у нескольких разных лиц-кредиторов: здесь идет речь о наличии нескольких обязательств у одного и того же лица.) Наконец, в обязательстве может присутствовать несколько кредиторов и несколько должников одновременно, причем в свою очередь и кредиторы, и должники могут подразумевать наличие между ними главных и добавочных лиц, но, в конце концов, все сводится к наличию и взаимной ответственности двух. В конце классической эпохи установился принцип, согласно которому исполнение обязательства в целом хотя бы одним из должников в пользу хотя бы одного из кредиторов погашало обязательство полностью и в отношении всех других лиц.
В зависимости от характера ответственности сторон в обязательстве обязательства могли быть долевыми, когда ответственность несли должники пропорционально количеству их, в равных частях в рамках общего размера долга, и солидарными, когда один из должников, предполагалось, несет ответственность за всех других полностью в сумме обязательства или в специально установленной доле, не имеющей отношения к общему количеству должников в обязательстве. И долевые, и солидарные обязательства могли равным образом быть активными и пассивными: т.е. касаться не только должников, но и кредиторов, хотя первая ситуация в ее жизненном проявлении была несравнимо более важной.
Главное деление обязательств по признаку основания их возникновения сводится к противопоставлению обязательств из договора (ex contractu) обязательствам из правонарушений (ex delicto). «Юрист II в. н.э. Гай, приводя эту классификацию в своих Институциях (3.38), называл ее главнейшим делением обязательств (summa divisio). Обязательства из частных правонарушений (delicta privata), противопоставлявшихся crimina (уголовным преступлениям), были более древнего происхождения по сравнению с договорными обязательствами. Даже в развитом римском праве в деликтных обязательствах видна идея штрафа, наказания; в древнереспубликанском праве цель наказания, штрафа имела в деликтных обязательствах основное значение. Она выражалась, например, в том, что, в то время как обязательства по договорам пе¬реходили по наследству, обязательства из деликтов по существу не переходили на наследников; только в том случае, если к наследнику поступало обогащение, добы¬тое правонарушением данного лица, можно было истре¬бовать от наследника сумму этого обогащения.
Однако договорами и правонарушениями не ис¬черпывались все те случаи, когда в жизни возникали обязательства. Встречалось много самых разнообразных казусов, когда не было ни правонарушения, ни договора, а между тем все-таки возникало обязательство. Класси¬ческие юристы не выработали определенной классифи¬кации всех разнообразных видов обязательств. Тот же юрист Гай (в другом своем произведении — «Aurea») выделив обязательства, возникающие из договоров и из деликтов, все остальные случаи обозначает общим име¬нем обязательств, возникающих ex variis causarum figuris, т.е. из различных видов оснований; Гай соединяет их в одну общую группу. Тем самым Гай, по существу, отка-зывается от какой бы то ни было классификации. Правда, в другом месте того же произведения, приведенном в Дигестах (D.44.7.5), Гаю приписана четырехчленная классификация обязательств: 1) из договора; 2) как бы из договора (quasi ex contractu); 3) из деликта; 4) как бы из деликта (quasi ex delicto). Однако, во-первых, подлинность этого фрагмента Дигест весьма сомнительна. По-видимому, составители этого сборника допустили здесь интерполяцию под влиянием возникшей в праве поздней империи (под греческим влиянием) тенденции к систематизации. Во-вторых, четырехчленная классификация (встречающаяся и в Институциях Юсти-ниана) не является сколько-нибудь точной и ясной. Указание, что обязательство возникает «как будто» из дого¬вора, «как будто» из деликта, еще не определяет сущности такого источника обязательства. Это не определение, а сравнение: употребляя такое название, хотят сказать, что бывают случаи, когда договора нет и тем не менее возникает обязательство, очень напоминающее договорное. Например, если лицо, которому другое лицо не поручало ни общего управления своим имуществом, ни выполнения какого-либо определенного дела, берется по своей инициативе за ведение дела этого другого лица, то при известных условиях между ними возникает обязательство, аналогичное тому, какое устанавливается договором поручения. Равным об¬разом к обязательствам как бы из деликтов относили такие обязательства, которые возникали из действий не¬правомерных, но не подходивших ни под один из деликтов, предусмотренных действующим правом»

к оглавлению ↑

3. Дайте латинский эквивалент следующим понятиям: конкубинат, суперфиций, фикция, «лежачее наследство», приданное, штрафные иски, непреодолимая сила, закон, умысел, договор поклажи.

понятие Лат. эквивалент
конкубинат (contubernium)брачное сожительство — оформлялось, когда супруги не обладали необходимыми личными правовыми качествами для признания их семейного союза правом; необходимо было только, чтобы это сожительство было постоянно и характеризовалось наличием как бы семейных отношений
суперфиций (superficies) составлял право иметь строение на чужом участке, а тем самым возникало право бессрочного пользования земельным участком, на котором была произведена застройка либо по договору с собственником, либо если собственник не оспорил в свое время неправомерности застройки его участка. Суперфиций становился также отчуждаемым и наследственным правом, его держателю предоставлялись все полновесные средства правовой защиты против любых посягательств со стороны несобственников, а также и против собственника.
фикция (fictio) – это воображаемое добавление несуществующего или игнорирование существующего обстоятельства в рамках определенных юридических категорий, в частности, в формулярном процессе. Наиболее древний случай – предоставление цивильных исков для защиты чужеземцев от правонарушений. Претор в формулу вставлял фикцию о том, что якобы чужеземец – римский гражданин. Фикция в отличие от презумпции всегда неопровержима. Она рассматривается как важный инструмент в руках претора по совершенствованию действующего права
«лежачее наследство» (hereditas ia-cens) В момент смерти наследодателя происходит открытие наследства. К открытию наследства приурочивается определение лиц, призываемых к наследству. Но призываемые лица еще не приобретают права на само наследственное имущество, пока не вступят в наследство. За время между открытием наследства и его принятием наследственное имущество не принадлежит никакому определенному лицу; это — hereditas ia-cens, «лежачее» наследство, как бы ожидающее своего субъекта
штрафные иски (Actiones poenales) — цель которых в частном наказании ответчика. Предметом их служили: а) прежде всего взыскание частного штрафа и б) иногда возмещение убытков, но, в отличие от actio rei persecutoria, посредством actio poenalis можно было истребовать не только то, что отнято или получено, но и возмещение такого ущерба, которому на стороне ответчика не соответствовало какое-либо обогащение. Например, actio doli — иск против лица, которое обманом причинило убытки, хотя и не обогатилось от этого
непреодолимая сила (casus cui resisti non potest) Римские юристы различали простой случай от casus maior — vis maior, т.е. от непреодолимой силы, которую они определяли, как случай непредотвратимый, которому невозможно противостоять — casus cui resisti non potest. В виде примеров они приводят: землетрясение, оползень земли, обвал, кораблекрушение, нападение разбойников, пиратов и неприятеля. Гибель вещи вследствие непреодолимой силы освобождает должника от ответственности за исключением тех случаев, когда действию непреодолимой силы предшествовала вина должника.
закон (legem) Законы — это имеющие предписывающий характер общие постановления, предложенные магистратом, принятые народным собранием и утвержденные Сенатом. Закон для придания ему должной значимости мог исходить только от законно избранного магистрата и только в пределах его компетенции.
умысел (Dolus), т.е. злостный умысел в чистом виде, означал, что в действии наличествовало заведомое стремление совершить именно то, что было совершено; лицо, действовавшее в состоянии dolus, предполагалось, полностью понимало свои мотивы, отдавало отчет о возможных и желаемых последствиях
договор поклажи (depositum) По договору поклажи (depositum) передавалась вещь любого качества и любой спецификации на безвозмездное сохранение с обязательством хозяйственно не использовать вещь и вернуть ее в целости и надлежащем качестве. Смысл договора хранения состоял в том, что одна сторона (поклажедатель) не передавала никакого вещного права на данную вещь, уступая только фактическое владение на время, т.е. это было своего рода обязательство по поводу услуги в отношении некоей вещи.
приданное (dos) Приданое представляло материальный дар супругу со стороны семьи жены для возмещения его расходов в браке по содержанию супруги. Приданое категорически воспрещалось отчуждать в течение брака. При разводе судьба приданого зависела от признания той или другой стороны виновной в этом; в этом же случае приданое пользовалось некоторыми привилегиями во взысканиях со стороны кредиторов.

к оглавлению ↑

4. Казусы
1) Отец семейства, у которого было два подвластных сына и состояние в 30 тысяч сестерциев, попал в плен. Один из сыновей, взяв 10 тысяч, приобрел в результате сделки еще столько же. Что получат сыновья, если их отец умрет в плену?

Решение казуса:

Главное разделение в праве лиц состоит в том, что все люди — или свободны или рабы. Следует другое деление в праве лиц. Именно, одни лица самовластны, другие подчинены чужому праву Из-подвластных опять одни находятся под властью отца, другие под властью мужа, третьи в кабальной зависимости от другого. Равным образом под нашею властью состоят наши дети, рожденные в законном браке. Те же, которые состоят под властью отца (восходящего), делаются самовластными по его смерти. Поэтому, если восходящий попал в плен к неприятелю, то, хотя он временно делается рабом, однако власть над детьми приостанавливается в силу jus postliminii (Gai,1.9; 1.48; 1.49; 1.55; 1.127; 1.129 ).
Если сын того, кто находится во власти врагов, что-нибудь получает или приобретает по стипуляции, это считается приобретенным для себя самого, если отец умер раньше, чем (смог) вернуться по (праву) постлиминия. А если тот умрет при жизни отца, это будет принадлежать наследнику отца. Ведь положение людей, чьи отцы находятся во власти врагов, неопределенное, и хотя в случае возвращения отца считается, что (сын) никогда не был самостоятельным но в случае смерти (отца) — что сын был отцом семейства с того момента, как его отец попал во власть врагов (Iulianus 62 D. 49.15.22.2).
Юлиан в 62-й книге «Дигест» приводит следующий казус: «Pater familias qui habebat filios in potestate duos et ^ in bonis^ viginti milia, ab hostibus captus est: alter ex filiis acceptis decem milibus alia decem milia adquisivit: quaeritur patre apud hostes defuncto quid filii habituri sint. respondit, si reversus esset pater, etiam postea adquisita decem milia eius futura fuisse: at cum in captivitate mortuus sit, communia non fore, sed eius qui adquisivit. viginti autem milia aequaliter dividend» (Iulianus 62 D. 49.15.22.2a) – что в переводе означает буквально следующее: «Отец семейства, который имел в своей власти двух сыновей и в составе имущества 20 тысяч, был захвачен врагами. Один из сыновей, взяв 10 тысяч, приобрел еще 10 тысяч. Возникает вопрос: чем будут владеть сыновья в случае смерти отца у врагов? Ответ: если бы отец вернулся, то 10 тысяч, приобретенные позднее, также были бы его; однако, поскольку тот умер в плену, они не будут общими, но (только) того, кто (их) приобрел; 20 же тысяч должны быть разделены поровну».
Таким образом, при пленении отца его сыновья стали «самовластными», т.е. приобрели (хотя и временную) юридическую самостоятельность. Не являясь подвластными, сыновья могли осуществлять любые сделки в своих интересах. По причине того, что отец не вернулся, самостоятельно приобретенные 10 тысяч сестерциев, один из сыновей был вправе оставить себе. Смерть отца явилась основанием для открытия наследства, поэтому состояние в 30 тысяч сестерциев подлежит разделению поровну, т.е. каждому по 15 тысяч. к оглавлению ↑

2) При купле-продаже раба присутствовало четыре надлежащих свидетеля, удар по весам был произведен слитком железа. Через пару дней, в связи со смертью жены, покупатель потребовал расторжения сделки. Как будет решен спор в суде?

Решение казуса:

«Манципация состоит, как мы и выше сказали, в мнимой (воображаемой) продаже. Эта форма приобретения собственности свойственна тоже римским гражданам и совершается следующим образом. Пригласив не менее 5-ти совершеннолетних римских граждан в качестве свидетелей и сверх того еще одно лицо того же состояния, которое держало бы в руках медные весы и называющееся весовщиком, покупатель, еще держа медь, шпорит так: «утверждаю, что этот раб по квиритскому праву принадлежит мне, и что он должен считаться купленным мною за этот металл и посредством этих медных весов»; затем он ударяет этим металлом об весы и передает его, как покупную сумму тому, от кого приобретает вещь путем купли» (Gai, 1. 192).
Из условия следует, что свидетелей было четверо, а не пятеро, и удар по весам был произведен куском железа, а не куском меди. Значит обряд манципации был нарушен. По этому основанию сделка может быть признана ничтожной. Вместе с тем, претор своим указом может взять сделку под защиту, и раб останется у покупателя.

к оглавлению ↑

3) Стих предоставил Помпонию имение на правах пожизненного узуфрукта. Вскоре после смерти Стиха его наследник Сей продал имение Луцию. Новый собственник стал требовать удаления узуфруктария Помпония. Каким будет решение суда?

Решение казуса:

«Ususfructus est ius alienis rebus utendi fruendi salva rei substantia» — узуфрукт есть право пользования чужой вещью и получения от нее плодов с сохранением в целости субстанции (сущности вещи) — D.7.1.1.
В качестве личного сервитута узуфрукт право пожизненное (или на срок), но он не переходил на наследников узуфруктуария (т.е. имеющего это право), не мог отчуждаться (допускалась сдача внаем, однако в случае смерти узуфруктуария прекращалось и право нанимателя).
Узуфрукт есть право на телесную вещь (ius in corpore), с исчезновением которой и он сам по необходимости уничтожается (D.7.1.2.). Также основаниями для утраты узуфрукта являются умаление правоспособности либо смерть узуфруктария, изменение вещи.
При отсутствии оснований для отмены узуфруктарию гарантируется пожизненное пользование узуфруктом, а потому никто не может лишить его прав (ни наследники, ни новый владелец).
Таким образом, решение суда должно быть принято в пользу Помпония.

5.Тестовое задание

1. Узаконение — это:
1) признание законными детей данных родителей, рожденных ими вне брака;
2) признание законным постороннего ребенка;
3) освобождение детей из-под отцовской власти.
2. Какой союз мужчины и женщины именовался законным, правильным браком в Риме?
1) конкубинат;
2) sine manu;
3) cum manu.
3. Развод в браке cum manu допускался по инициативе:
1) жены;
2) мужа;
3) обоих супругов.
4. Имущественные и личные неимущественные отношения между супругами с точки зрения римлян различались в зависимости от:
1) материального состояния супругов;
2) социального положения супругов;
3) вида брака.
5. Конкубинат представляет собой:
1) случайное сожительство мужчины и женщины;
2) постоянное сожительство мужчины и женщины;
3) вид брака.
6. К какому виду имущественного права относится право залога?
4) к наследственному праву;
5) к обязателственному праву;
6) к вещному и обязательственному праву.
7. Право собственности предполагает:
4) абсолютное и исключительное господство над вещью;
5) держание вещи;
6) право посессорной защиты.
8. По наследству передается:
4) наследственная масса;
5) только имущество умершего;
6) вещи и обязательства из деликта.
9. Какой иск обеспечивал абсолютную защиту нарушенного или оспоренного права?
4) иск доброй совести;
5) вещный иск;
6) личный иск.
10. Какие отношения лежали в основе сервитутных прав?
4) личные неимущественные;
5) брачно-семейные;
6) отношения соседства.

к оглавлению ↑

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Дождев, Д.В. Римское частное право. Учебник для вузов. Под ред. В.С.Нерсесянца. – М.: Издательская группа ИНФРА .М – НОРМА, 1996. – 704C.
2. Новицкий, И.Б. Римское право.— Изд. 7-е стереотип¬ное. — М., 2002. — 310 с.
3. Омельченко, О.А. Римское право: Учебник. Издание второе, исправленное и допол¬ненное. — М.: ТОН — Остожье, 2000 — 208 с.
4. Памятники римского права: Законы 12таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. — М.:3ерцало,1997. — 608 с.
5. Покровский, И.А. История римского права. – Спб.: Издательско-торговый дом «Летний сад», 1998. – 560.
6. Санфилиппо Чезаре. Курс римского частного права: Учебник/Под ред. Д.В.Дождева – М.: Издательство БЕК, 2000. – 400 с.
7. Хрестоматия древнего мира. Рим. Под ред. академика В.В.Струве. – М., 1953.- 277с.
8. Черниловский З.М. Римское частное право. — М., 1997.
9. Digestа//The Latin library[Electronic resource] — access Mode: http://www.thelatinlibrary.com/justinian/digests1.shtml — 2011.
10. Institutions// The Latin library [Electronic resource] — access Mode: http://www.thelatinlibrary.com/justinian/institutes1.shtml — 2011.

к оглавлению ↑

ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ

С. — Кодекс Юстиниана (Например: С., 4.30.5 — Кодекс, 4-я книга, 30-й титул, 5-й закон).
D. — Дигесты Юстиниана (Например: D., 4. 8. 9. 2 — Дигесты, 4-я книга, 8-й титул, 9-й отрывок (фрагмент), § 2).
Gai — Институция Гая (Например: Gai, 3.1 — 3-я книга, § 1).
I. — Институция Юстиниана (Например: I.,1.2.22.1 — Институция, 2-я книга, 22-й титул, §1).
N. — Новеллы Юстиниана (Например: N., 28.4.2 — 28 Новелла, 4-я глава, §2).

Сказать спасибо:

Вам понравиться

Уже в продаже фитнес резинка zelart на Bazo.pro