Реализация процессуального статуса подозреваемого

Готовые дипломные работы. Бесплатно.Реализация процессуального статуса подозреваемого в России. Скачать бесплатно готовую дипломную работу по Уголовному процессу России. Объем работы: 81 стр.; Страна: Россия. Год: 2012.

ВВЕДЕНИЕ

Только сравнительно недавно мировое сообщество осознало глобальность проблем прав человека, что послужило началом осуществлению кардинальных мер по их обеспечению и защите.
Устав ООН утвердил принцип всеобщего уважения прав человека и основных свобод для всех, без какой бы то ни было дискриминации . Названный принцип получил отражение не только в ряде последующих международных документов ООН (Всеобщей декларации прав человека — 1948 г., Международном пакте о гражданских и политических правах — 1966 г. и др.), но и стал универсальным принципом международного права.
Вышеприведенные международно-правовые акты послужили базисом и для Конституции Российской Федерации 1993 г .
Основываясь на международно-правовых актах, Конституция Российской Федерации закрепила положение о том, что «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией» (ст.17).
Согласно ч.3 ст. 55 Конституции права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Не требует каких-либо доказательств, что такие ограничения являются наиболее яркими в сфере уголовного судопроизводства.
Статья 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК) определяет, что назначением уголовного судопроизводства является: защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
С учетом изложенного, можно говорить о том, что обеспечение прав участников уголовного судопроизводства должно отвечать представлениям о человеке и его правах как о высшей ценности и соответствовать международным нормам в области прав человека, являться составной частью правовой системы России.
Одной из ключевых фигур уголовного судопроизводства является подозреваемый. Права и свободы подозреваемого (как и обвиняемого) подвержены наиболее интенсивным и глубоким ограничениям, по сравнению правами и свободами лиц, не имеющих такого процессуального статуса. Такие ограничения должны основываться как на Конституции, так и на нормах УПК.
Однако, зачастую бывает, что наряду с законным ограничением прав подозреваемого, его права всячески нарушаются в следствии низкой квалификации лиц, ведущих предварительное расследование по конкретным уголовным делам; их высокой загруженности; несовершенства положений законодательства и т.д.
Указанные обстоятельства, а также достаточно высокая «подвижность» действующего уголовно-процессуального законодательства, обуславливают особую актуальность вопросов, связанных обеспечением прав подозреваемого (в рамках назначения уголовного судопроизводства) через призму реализации его уголовно-процессуального статуса.
По этой причине тема: «Реализация процессуального статуса подозреваемого по действующему Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации: анализ правоприменительной практики» была выбрана автором в качестве предмета дипломного исследования.
Цель дипломной работы: вопросов реализации комплексный анализ процессуального статуса подозреваемого по действующему Уголовно-процессуальному кодексу.
Реализация поставленной цели обусловила решение следующих взаимосвязанных задач:
— определить понятие подозреваемого как уголовно-преследуемого лица в соответствии с действующим законодательством;
— изучить историю возникновения и развития статуса подозреваемого в отечественном уголовном процессе;
— выявить проблемы реализации статуса подозреваемого в разные периоды развития его статуса;
— проанализировать практические аспекты порядка признания лица в качестве подозреваемого;
— рассмотреть механизм применения мер пресечения в отношении подозреваемого;
— выявить проблемы реализации статуса подозреваемого на современном этапе и предложить пути их решения.
Объектом настоящего исследования выступают правоотношения, связанные реализацией процессуального статуса подозреваемого.
Предметом исследования являются нормы права, регулирующие вопросы процессуального статуса подозреваемого.
Теоретической основой работы послужили труды следующих авторов: Шадрина В.С., Чупилкина Ю.Б., Чельцова М.А., Строговича М.С., Сопневой Е.В., Рыжакова А.П., Петрова И.В., Зайцева О.А., Смирнова П.А., Звездиной Е. И., Зелениной О.А., Козловского Н. А., Лебедева Н.Ю. Макалинского П.В., Миронова Р.Г. и др.
В процессе исследования были использованы следующие общенаучные методы: системный анализ, сравнительный метод, метод дедукции. В работе применялись также частные методы исследования, а именно: системно-функциональный, сравнительно-правовой, исторический, логический, социологический, структурный, институциональный и др.
При подготовке дипломной работы использовался нормативно-правовой материал, а также общетеоретическая и специальная литература, материалы соц.исследований и др.
Дипломная работа состоит из следующих структурных частей: введение, основная часть (состоящая из трех глав), заключение, список использованных источников.
Объем работы составляет — 79 листов; использовано 55 источников.

к оглавлению ↑

1 ПОНЯТИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО И СТАНОВЛЕНИЕ ЕГО СТАТУСА В РОССИИ

1.1 Понятие подозреваемого как уголовно-преследуемого лица в соответствии с действующим законодательством

В соответствии с положениями гл.7 УПК подозреваемый (наряду с обвиняемым, законным представителем несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), защитником, гражданским ответчиком и его представителем) является участником уголовного судопроизводства со стороны защиты и, соответственно, выполняющим функцию защиты.
В соответствии со ч.1 ст.46 УПК под подозреваемым понимается лицо, в отношении которого выполнено одно из следующих действий:
1) либо возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК.
2) либо произведено его задержание по подозрению в совершении преступления в соответствии со ст.91, 92 УПК;
3) либо применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК.
4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК.
Как видим, законодатель прямо не определяет понятие «подозреваемый», а лишь ссылается на перечень действий органов уголовного преследования, в случае выполнения которых лицо приобретает процессуальный статус подозреваемого.
«Для того чтобы лицо приобрело процессуальный статус подозреваемого, необходимы фактические и формальные (юридические) основания. Фактическим основанием для придания лицу статуса подозреваемого являются конкретные доказательства того, что лицо причастно к совершению преступления. Формальным (юридическим) основанием служит один из следующих документов:
1) постановление о возбуждении уголовного дела в отношении данного лица;
2) протокол задержания подозреваемого;
3) постановление об избрании меры пресечения;
4) уведомление о подозрении в совершении преступления» .
Если в первичных материалах о совершении преступления (заявлении, явке с повинной, сообщении о совершении преступления, а также материалах их проверки органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором) имеются сведения, позволяющие предположить, что преступление совершено определенным лицом, то в постановлении о возбуждении дела это лицо должно быть указано, считаясь после этого подозреваемым. Когда же на момент возбуждения уголовного дела данные о таком лице в первичных материалах еще отсутствуют и появляются лишь в ходе предварительного следствия, это лицо в юридическом смысле не считается подозреваемым .
В соответствии с ч.1 ст.91 УПК орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:
1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;
3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.
А при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу (ч.2 ст.91 УПК).
Соответственно, при задержании по основаниям, указанным в ст. 91 УПК, подозреваемый появляется не с момента составления протокола о задержании (на что дается 3 часа с момента доставления задержанного в орган дознания, к следователю или прокурору — ч. 1ст. 92), а с момента так называемого фактического задержания. Фактическим задержанием, согласно п. 15 ст. 5 УПК, считается момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления.
«В соответствии с ч. 2 ст. 46 подозреваемый, задержанный в порядке, установленном ст. 91, должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания. Следует иметь в виду, что проведение допроса в указанный срок — не только обязанность органов предварительного расследования, но и важное право подозреваемого, поскольку при этом наиболее полно реализуется его право знать, в чем он подозревается (п. 1 ч. 4 ст. 46)» .
Пункт 4 ст.46 УПК определяет перечень прав и обязанностей подозреваемого как участника уголовного судопроизводства. В соответствии с указной статьей подозреваемый вправе:
1) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения;
2) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 УПК;
3) пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 — 3.1 части третьей статьи 49 УПК, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;
4) представлять доказательства;
5) заявлять ходатайства и отводы;
6) давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет;
7) пользоваться помощью переводчика бесплатно;
8) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;
9) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;
10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя;
11) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК.
Помимо прав в содержание процессуального статуса подозреваемого входят и его обязанности. Статья 46 УПК РФ содержит только перечень прав подозреваемого, но не его обязанности. «Однако, процессуальные обязанности подозреваемого просматриваются в иных нормах уголовно-процессуального закона. Например, в соответствии со ст. 102 УПК, подозреваемый обязан не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя или суда» , а также: являться по вызову, не скрываться от органов расследования, не препятствовать выяснению истины, не продолжать преступную деятельность, подвергаться освидетельствованию и экспертизе, представлять образцы для сравнительного исследования.
Данный перечень прав подозреваемого, содержащийся в части четвертой статьи 46 УПК, «имеет общее важное предназначение, которое заключается в том, чтобы обеспечить данному участнику предварительного расследования реальную возможность защиты, что, в свою очередь, необходимо для реализации принципа состязательности в уголовном судопроизводстве» .
Необходимо отметить, что подозреваемый как участник судопроизводства существует ограниченное время. Если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу, то это время, согласно указанию ст. 100, не может превышать 10 (или 30) суток с момента задержания до предъявления обвинения. Если же мера пресечения не была избрана в отношении подозреваемого в течение 48 часов, то он подлежит освобождению (ч. 2 ст. 94) и после этого формально не может считаться подозреваемым, ибо более не задерживается и не подвергается применению меры пресечения. Исключение составляют случаи, когда в постановлении о возбуждении дела обоснованно будут указаны данные об этом лице. При производстве дознания лицо может находиться в положении подозреваемого вплоть до составления обвинительного акта, после чего оно считается обвиняемым .
Кроме того, подозреваемый не является обязательным участником досудебного производства по уголовному делу. «Когда решения, в связи с которыми лицо приобретает статус подозреваемого, не принимаются, постановление о привлечении в качестве обвиняемого может быть вынесено в отношении свидетеля. С этого момента свидетель приобретает статус обвиняемого, не имев до этого статуса подозреваемого» .
С учетом изложенного, можно говорить о главном признаке, характерном для уголовно-правового статуса подозреваемого и отграничивающего его от иных лиц, как участников уголовного судопроизводства, так и не являющихся таковыми: Подозреваемым является лицо, в отношении которого не просто имеется подозрение в совершении им преступления, но также выполнено одно из действий, предусмотренных ч.1 ст.46 УПК. По этой причине не может являться подозреваемыми в юридическом смысле лицо, в отношении которого хоть и имеется подозрение в совершении им преступления, но не выполнено какое-либо из действий, предусмотренных ч.1 ст.46 УПК.
Статус подозреваемого следует отличать от смежного уголовно-правового статуса другого участника уголовного судопроизводства: обвиняемого. Данные отличия имеют как формальные, так и фактические признаки.
Так, с формальной точки зрения:
— как мы уже упоминали, подозреваемый – это лицо, в отношении которого либо возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК, либо произведено его задержание по подозрению в совершении преступления в соответствии со ст.91, 92 УПК, либо применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК, либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК (ч.1 ст.46 УПК).
— обвиняемый лицо, в отношении которого: вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого; вынесен обвинительный акт.
С фактической точки зрения: подозрение отличается от обвинения меньшей степенью определенности и обоснованности.
Таким образом, по результатам анализа действующего отечественного уголовно-процессуального законодательства можно дать следующее определение понятию «подозреваемый»: Подозреваемым является лицо, в отношении которого имеется подозрение в совершении им преступления и в отношении которого выполнено одно из следующих действий: возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК, либо произведено его задержание по подозрению в совершении преступления в соответствии со ст.91, 92 УПК, либо применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК, либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК (ч.1 ст.46 УПК).

к оглавлению ↑

1.2 История возникновения и развития статуса подозреваемого в отечественном уголовном процессе

Необходимо отметить, что вопросы возникновения и развития статуса подозреваемого в российском законодательстве исследовались многими учеными. Результатом чего становилось выделение тех или иных периодов в развитии процессуального положения подозреваемого. Отметим наиболее значимые, по нашему мнению, подходы к определению вышеуказанных периодов.
Так, О.А. Зайцев, П.А. Смирнов выделяют три таких периода:
1) предпосылочный — принятие Екатериной II «Учреждения для управления губерний», где впервые фигурирует проблема лица, содержащего под стражей без предъявления обвинения;
2) формальный — законодательное закрепление оснований привлечения лица в качестве подозреваемого в указе от 8 июня 1860 г. об «Учреждении судебных следователей», «Наказе судебным следователям», «Наказе полиции о производстве дознания по происшествиям, могущем заключать в себе преступление или проступок»;
3) качественных изменений — период введения в действие УПК РСФСР 1961 г. .
Шесть периодов обозначает Ю.Б. Чупилкин :
1) 1715 г. — принятие Краткого изображения процессов и судебных тяжеб — 1801 г. К лицу, находящемуся под подозрением в совершении преступления, применялись очистительная присяга, допрос с пристрастием и пытка.
2) 1801-1860 гг. С принятием Свода законов законодательно закреплен вид приговора об оставлении в подозрении.
3) 1860-1937 гг. В законодательных актах о подозреваемом имеются уже упоминания о лице, задержанном или в отношении которого избрана мера пресечения до предъявления обвинения.
4) 1937 — январь 1959 г. На предварительном следствии лицо, подозреваемое в совершении преступления, перестало именоваться подозреваемым.
5) Январь 1959-1990 г. Подозреваемый наделяется некоторыми процессуальными правами, дающими возможность защищаться от выдвинутого подозрения.
6) Начало 90-х гг. — по настоящее время. Наблюдается расширение прав подозреваемого.
Е.В.Сопнева, применительно к подозрению как основанию появления соответствующего статуса и способам его легализации (возбуждение уголовного дела в отношении лица, задержание, избрание меры пресечения), выделяет следующие этапы :
1) 1715-1860 гг. — характеризуется формулированием подозрения как основания создания процессуальной фигуры подозреваемого.
2) 1860-1922 гг. — появление подозреваемого осуществлялось путем применения процессуального действия.
3) 1922-1937 гг. — характеризуется использованием термина «подозреваемый» без его детальной правовой регламентации.
4) 1937-1958 гг. — упразднен процессуальный статус подозреваемого.
5) 1958 год — по настоящее время — характеризуется созданием процессуальной фигуры подозреваемого посредством применения различных процессуальных действий.
По мнению Е.В. Сопневой впервые термин «подозреваемый» упомянут в таком акте, как Краткое изображение процессов или судебных тяжеб. Такого же мнения придерживается и большинство других ученых. И с ним трудно не согласиться.
Статья 6 главы 5 части второй Краткого изображения процессов или судебных тяжеб «дает примерный перечень обстоятельств, которые делают человека подозрительным, хотя и не доказывают еще его вины полностью» .
Так, статья 6 гласит: «Между протчим последующие притчины, когда злое действо учинено, в подозрении имеются:
1) Когда ответчик бежать вознамерится;
2) Когда с другими злодеями в компании был;
3) Ежели он напред сего равные же чинил злые действа;
4) Когда на оных, которых прежде того обидел, грозился;
5) Ежели он пред судом двоякое учинил доношение и будет свои слова толковать инако;
6) Буде он в других местах признает нечто из своих действ или тем похвалится;
7 ) Или когда достоверный свидетель при том присудствен был» .
Именно подозрение позволяет задержать лицо в соответствии со Сводом законов Российской империи, вступившем в силу 1 января 1832 г.
«Подозрение в совершении преступления становится основанием для задержания заподозренного и доставления его в полицию с целью допроса и исследования обстоятельств дела. Суд мог выносить три вида приговора: обвинительный, оправдательный и оставление в подозрении. Последний вид приговора мог выноситься в случае: «Если против подсудимого, при недостатке полного доказательства, есть, однако же, некоторые улики, то в зависимости от важности обвинения и улик суд может: 1) оставлять его просто в подозрении, более или менее сильном; 2) отдавать его под надежное поручительство в хорошем впредь поведении, не освобождая его, однако, вовсе от подозрения, ибо впоследствии времени могут открыться против его новые улики, по коим поручители должны быть обязаны предоставить его к суду; 3) давать ему присягу» (ст. 344 Свода законов Российской империи)» .
Указ императора Александра II от 8 июня 1860 г. «Об учреждении судебных следователей» определяет подозреваемого путем применения задержания при наличии установленных оснований: захват на месте преступления при указании на него как на лицо, совершившее преступление, при наличии на нем, в его жилище следов преступления, при покушении на побег или поимке после побега.
В 1860 г. были приняты Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление или проступок, и Наказ судебным следователям , которые, по существу, законодательно поддерживают концепцию использования задержания как способа создания подозреваемого. В соответствии со ст. 15 Наказа полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление или проступок, полиция имела право задерживать подозреваемых в совершении преступлений, за которые предусматривалось лишение всех прав состояния или потеря всех личных привилегий, при наличии следующих оснований: 1) преступник захвачен на месте и во время совершения преступления; 2) преступление совершено явно и гласно; 3) очевидцы преступления прямо укажут на лицо, совершившее преступление; 4) на подозреваемом или в его жилище найдены будут очевидные следы преступления или вещественные доказательства; 5) оподозренный сделал покушение на побег или был пойман после побега.
«По Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. подозреваемым являлось лицо, в отношении которого имелись данные, позволяющие предполагать его причастность к совершению преступления, и проводилось дознание и следствие до вынесения постановления о привлечении этого лица в качестве обвиняемого» .
Анализ последующих актов показывает, что законодатель исключил самостоятельность процессуального статуса подозреваемого.
Как отмечает Е. Звездина, нормы Наказа полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступления или проступок, стали рассматриваться как составная часть УУС .
Однако, определением Высшего дисциплинарного присутствия Сената от 23 марта 1898 г. различие между подозреваемым и обвиняемым было установлено .
Постреволюционное законодательство также не уделяло должного внимания процессуальному статусу подозреваемого.
УПК РСФСР 1922 г. законодательно не регламентировал статус подозреваемого.
УПК РСФСР 1923 г. не устанавливал понятия и содержания подозрения, кроме ст.100 и 145, согласно которых подозреваемый упоминался применительно к задержанию. А цель задержания заключалась в предупреждении уклонения подозреваемого от следствия и суда. Мера пресечения в отношении подозреваемого избиралась до предъявления обвинения.
В 1937 г. Генеральный прокурор СССР издал Циркуляр от 5 июня 1937 г. № 41/26 «О повышении качества расследования». Понятие «подозреваемый» исчезло из уголовного процесса (не допускалось при допросе именовать лицо «подозреваемым») .
Таким образом, наблюдается простое решение проблемы процессуального статуса подозреваемого путем его упразднения как участника уголовного судопроизводства.
«Принятие Основ уголовного судопроизводства 1958 г. повлекло легализацию статуса подозреваемого путем применения задержания и меры пресечения. Статьи 32 и 33 устанавливали, что подозреваемым является лицо: задержанное по подозрению в совершении преступления; при избрании в отношении лица меры пресечения до предъявления обвинения» .
В ч. 1 ст. 52 УПК РСФСР 1960г. было приведено понятие подозреваемого: «Подозреваемым признается: 1) лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления; 2) лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения». Согласно ч. 3 ст. 122 и ч. 2 ст. 123 УПК подозреваемому предоставлялось право знать, в чем он подозревается.
В ч. 1 ст. 14 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве от 13 ноября 1989 г. было установлено, что подозреваемый имеет право обеспечивать свою защиту путем участия защитника с момента задержания, ареста или предъявления обвинения.
В период с 1995 по 2001 годы был принят ряд федеральных законов, направленных, в том числе на: расширение прав подозреваемого, заключенного под стражу; на расширение понятия подозреваемого, к которому было отнесено лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело и т.д.
Таким образом, первоначально создание процессуального статуса подозреваемого связывалось с формулированием в отношении лица подозрения. Подозрение формировалась на основе данных, указывающих на обстоятельства, позволяющие подозревать лицо в совершении преступления. Затем способ создания процессуального статуса подозреваемого рассматривался через призму задержания (захват на месте). Пред- и постреволюционное законодательство не уделяло должного внимания процессуальному статусу подозреваемого, а с 1937 года подозреваемый не рассматривался в качестве участника уголовного процесса. С 1958 года понятие подозреваемого было «легализовано», а в УПК 1960 года имелось понятие подозреваемого. В дальнейшем уголовно-правовой статус подозреваемого имел значительное развитие. К моменту окончания действия Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР устанавливал, что подозреваемый — это лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления; лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения; лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

к оглавлению ↑

1.3 Проблемы реализации статуса подозреваемого в разные периоды его существования

Советский период развития права отечественного права во многом был неоднозначен и не стабилен. Особенно это чувствовалось в сфере уголовного и уголовно-процессуального права. Представляется, что такая ситуация была связана, прежде всего, с политической и экономической обстановкой в «союзном государстве». Неоднозначность и нестабильность советской эпохи нашла свое отражение и в формировании законодательных основ статуса подозреваемого.
Напомним, что УПК РСФСР 1922 г. законодательно не регламентировал статус подозреваемого. УПК РСФСР 1923 г. не устанавливал понятия и содержания подозрения, кроме ст.100 и 145, согласно которых подозреваемый упоминался применительно к задержанию. А цель задержания заключалась в предупреждении уклонения подозреваемого от следствия и суда. Мера пресечения в отношении подозреваемого избиралась до предъявления обвинения.
При этом допрос лица в качестве подозреваемого как при производстве дознания, так и предварительного следствия на практике из исключения превратился в норму. Стало обычным, что сначала лицо допрашивалось как подозреваемый, а затем — при подтверждении подозрения — привлекалось и допрашивалось уже в качестве обвиняемого .
Между тем сам подозреваемый не наделялся какими-либо правами как участник уголовного процесса. Т.е., получалась ситуация, при которой подозреваемый существовал – «де факто», однако «де юре» такое существование законодателем не признавалось. Что конечно же влекло за собой большое количество следственных ошибок.
Именно по этой причине был издан, упоминавшийся ранее Циркуляр Генерального прокурора СССР от 5 июня 1937 года N 41/26, согласно которого понятие «подозреваемый» должно было исчезнуть из уголовного процесса.
В этой связи В.С. Шадрин отметил, что «данный Циркуляр интересен не только как свидетельство реакции органа высшего надзора за законностью на сложившуюся порочную практику расследования, но и как образец отражающего колорит той эпохи волевого решения, ставящего указания ведомственного нормативного акта выше требований закона» .
Однако, несмотря на издание Циркуляра изменений в действующий УПК по поводу подозреваемого, не последовало. А на практике же лица «де факто» являющиеся подозреваемыми, «де юре» допрашивались в качестве свидетелей. Что естественно лишало их возможности осуществления защиты.
В это время полемика теоретиков и практиков относительно статуса подозреваемого достигала своего «апогея».
Одни авторы предлагали отказаться от термина «подозреваемый» , вторые высказывали мнение о необходимости привлечения заподозренных лиц к даче объяснения по уголовному делу, не присваивая им какого-либо статуса , третьи стояли на позиции допроса подозреваемых по правилам допроса свидетелей , имелся и ряд других позиций.
Во второй половине 50-х годов, после продолжительного затишья, вызванного Великой отечественной войной, споры о фигуре подозреваемого вновь возобновились в связи с подготовкой нового уголовно-процессуального законодательства.
Несмотря на достаточно большое количество имевшихся мнений, возобладала точка зрения М.С. Строговича. Оно и понятно, в то время М.С. Строгович имел большой авторитет в науке и, кроме того, возглавил комиссию Президиума Верховного Совета РСФСР по подготовке нового УПК, принятого 25.12.1958 под названием «Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» .
М.С. Строговича исключал подозреваемых из числа подвергаемых уголовному преследованию, к каковым он относил только обвиняемых , такая его позиция нашла отражение в разделе II Основ именовавшемся «Участники процесса, их права и обязанности», в котором подозреваемый как участник процесса отсутствовал.
Вместе с тем, как уже упоминалось, именно Основы считаются законодательным актом легализовавшим упоминание о подозреваемом в связи с задержанием и применением мер пресечения. Статьи 32 и 33 устанавливали, что подозреваемым является лицо: задержанное по подозрению в совершении преступления; при избрании в отношении лица меры пресечения до предъявления обвинения.
А с введением в действие с 1 января 1961 г. УПК РСФСР статус подозреваемого был узаконен.
Следует отметить, что на первоначальном этапе действия УПК РСФСР 1960 года подозреваемый обладал значительно меньшим объемом прав, чем подозреваемый, права подозреваемого соответствовали правам задержанного в соответствии с ранее действовавшими Основами.
Однако, несмотря на значительные преобразования в законодательстве, проблема подозреваемого оставалась, требуя непременного расширения его статуса. Свидетельством чему, являлись допросы в качестве свидетелей лиц, причастность которых к совершению преступления предполагалась, но не было оснований для применения к ним задержания или меры пресечения.
Но сути, лицам «де факто» являющимся подозреваемыми «выгоднее было» существовать в статусе задержанного и воспользоваться правом на защиту, чем давать показания в качестве свидетеля, изобличая самих себя под страхом уголовной ответственности.
В этой связи правоведами обоснованно ставился вопрос о необходимости законодательного расширения оснований появления в уголовном процессе подозреваемого. При этом по мнению многих имелась необходимость, чтобы соответствующее лицо признавалось подозреваемым путем вынесения специального постановления органом расследования.
13 ноября 1989 г. были приняты Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве , чему во многом поспособствовала позиция руководства страны относительно западных демократических правовых ценностей.
В соответствии с ч. 1 ст. 14 Основ подозреваемый имел право обеспечивать свою защиту путем участия защитника с момента задержания, ареста или предъявления обвинения. Этот шаг существенным образом укрепил процессуальный статус подозреваемого. Тем самым защитник получил возможность участвовать в производстве по уголовному делу на начальном этапе предварительного расследования, в т.ч. в форме дознания. Начала состязательности, таким образом, были распространены и на досудебное производство.
Период развития отечественной уголовно-процессуальной теории с конца 80-х и на протяжении всех 90-х годов двадцатого столетия характерен повышенным вниманием ученых к проблемам положения личности в уголовном судопроизводстве вообще и к положению подозреваемого и обвиняемого в частности .
Логическим продолжением проведенной в тот период работы по реализации положений судебно-правовой реформы явилось принятие нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
Многие нормы и институты нового УПК были подготовлены изменениями и дополнениями, вносимыми в УПК РСФСР в течение всего постсоветского периода его действия, положениями Конституции России, практикой деятельности Конституционного Суда и руководящими разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации.
Кроме того, оказались востребованными упомянутые выше наработки ряда авторских коллективов по подготовке проектов нового УПК. В результате российское уголовное судопроизводство обрело черты состязательного процесса охранительного типа, исключающего произвольное ограничение конституционных прав граждан.
Таким образом, действующее уголовно-процессуальное законодательство России с наибольшей полнотой за всю отечественную историю регулирует институт подозреваемого вообще и его процессуальный статус в частности.

к оглавлению ↑

2 РЕАЛИЗАЦИЯ СТАТУСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО

2.1 Введение подозреваемого в уголовное судопроизводство

Как уже отмечалось, в соответствии со ч.1 ст.46 УПК под подозреваемым понимается лицо, в отношении которого выполнено одно из следующих действий:
1) либо возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК.
2) либо произведено его задержание по подозрению в совершении преступления в соответствии со ст.91, 92 УПК;
3) либо применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК.
4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК.
Согласно ч.1 ст.140 УПК поводами для возбуждения уголовного дела служат:
1) заявление о преступлении;
2) явка с повинной;
3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников;
4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.
Повод для возбуждения уголовного дела — это то, с чего начинается уголовное судопроизводство, его первый момент, побудительное начало.
Повод для возбуждения уголовного дела «можно определить как явление объективной действительности, с которым закон связывает возникновение у дознавателя, органа дознания, следователя юридической обязанности разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела» .
Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч.2 ст.140).
Основным процессуальным документом на стадии возбуждения уголовного дела является постановление о возбуждении уголовного дела, выносимое органом дознания, дознавателем, руководителем следственного органа, следователем в пределах компетенции их компетенции, при наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 УПК.
При этом, в постановлении о возбуждении уголовного дела указываются:
1) дата, время и место его вынесения;
2) кем оно вынесено;
3) повод и основание для возбуждения уголовного дела;
4) пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании которых возбуждается уголовное дело (ч.2 ст.146 УПК).
Необходимо отметить, что наличие специального акта о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом (ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 148 УПК) имеет важное процессуальное значение, которое состоит в следующем:
— определяется конкретный момент начала предварительного расследования (а по делам частного обвинения — судебного производства). Это обеспечивает контроль над сроками расследования (по делам частного обвинения — судебного разбирательства);
— обеспечиваются права заинтересованных лиц. Заявитель ставится в известность о принятом по его заявлению решении и имеет возможность обжаловать отказ в возбуждении дела. Лицо, в отношении которого возбуждается дело, приобретает статус подозреваемого, получает копию постановления о возбуждении дела и может осуществлять свое право на защиту;
— актом возбуждения дела создается условие для производства принудительных процессуальных действий. До возбуждения уголовного дела не применяются меры процессуального принуждения, и лишь констатация наличия признаков преступления создает юридические предпосылки принудительного расследования;
— стадия возбуждения дела является своеобразным «фильтром» для информации, которая заведомо не содержит сведений о преступлениях. В результате средства уголовной репрессии расходуются более экономно. Следователь освобождается от необходимости проводить следственные действия по каждому сообщению о предполагаемом преступлении .
В соответствии со ст.91 УПК орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:
1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;
3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.
При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.
Статья 92 УПК устанавливает следующий порядок задержания подозреваемого:
1. после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, который должен:
1.1. содержать отметку о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 46 УПК;
1.2. содержать дату и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства его задержания.
1.3. быть подписан лицом, его составившим, и подозреваемым.
2. О произведенном задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязан сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого.
3. Подозреваемый должен быть допрошен в соответствии с требованиями части второй статьи 46, статей 189 и 190 УПК. При этом, до начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально (не менее 2 часов).
Таким образом, пункт 2 ч. 1 ст. 46 УПК предоставляет органу дознания, следователю или дознавателю право лишить свободы подозреваемого, когда лицо, совершившее преступление, поставлено в этот процессуальный статус путем вынесения протокола задержания подозреваемого в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. ст. 91 и 92 УПК. Именно о процессуальном статусе подозреваемого (а не о статусе заподозренного в совершении преступления) говорится в п. 15 ст. 5 УПК. С момента возникновения отраслевого процессуального статуса подозреваемого лицо, совершившее преступление, лишается права на свободу передвижения .
В соответствии с ч.1 ст.97 УПК дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый:
1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;
3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.
При этом, законодатель устанавливает (ст.100), что при наличии данных оснований мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого только в исключительных случаях.
В случае, если уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления и в ходе дознания получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления, копию которого вручает подозреваемому и разъясняет ему права подозреваемого, предусмотренные статьей 46 УПК, о чем составляется протокол с отметкой о вручении копии уведомления. В течение 3 суток с момента вручения лицу уведомления о подозрении в совершении преступления дознаватель должен допросить подозреваемого по существу подозрения.
Уведомление о подозрении в совершении преступления должно иметь следующие сведения:
1) дата и место его составления;
2) фамилия, инициалы лица, его составившего;
3) фамилия, имя и отчество подозреваемого, число, месяц, год и место его рождения;
4) описание преступления с указанием места, времени его совершения, а также других обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1 и 4 части первой статьи 73 УПК;
5) пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за данное преступление.
Кроме того, в уведомлении о подозрении в совершении преступления должно быть указано, в совершении каких деяний данное лицо подозревается по каждой из этих норм уголовного закона, если имеются данные, дающие основание подозревать лицо в совершении нескольких преступлений, предусмотренных разными пунктами, частями, статьями Уголовного кодекса Российской Федерации.
При установлении по одному уголовному делу нескольких подозреваемых уведомление о подозрении в совершении преступления вручается каждому из них.
Копия уведомления о подозрении лица в совершении преступления направляется прокурору (ст.223.1 УПК).
Исходя из вышеизложенного, необходимо отметить чрезмерную «размытость» механизма введения подозреваемого в уголовное судопроизводство (приобретения лицом статуса подозреваемого) в отечественном законодательстве. В этой связи представляется, что данный механизм должен быть оптимизирован, в том числе и путем внесения соответствующих изменений в законодательство.

к оглавлению ↑

2.2 Права и обязанности подозреваемого

Права и обязанности подозреваемого, являются основным составляющим процессуального статуса подозреваемого. Как упоминалось ранее, ст.46 УПК содержит перечень прав подозреваемого, но не включает обязанностей. Кроме того, отразив перечень прав, законодатель не раскрыл их содержания. По этой причине, полагаем, что детальное рассмотрение прав и обязанностей в рамках данного исследования является весьма актуальным.
Исходя из части 4 ст.46 УПК подозреваемый имеет следующие права:
1. Подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается. Обязанность лица, ведущего предварительное расследование, своевременно поставить в известность подозреваемого о том, в чем он подозревается, реализуется путем:
а) предоставления подозреваемому копии постановления о возбуждении против него уголовного дела, в котором раскрываются поводы и основания для принятия этого решения, нормы уголовного закона, на основании которых возбуждено уголовное дело (ч. 2 ст. 146);
б) указания в протоколе задержания оснований и мотивов задержания (ч. 2 ст. 92);
в) указания преступления, в котором оно подозревается, в постановлении о применении меры пресечения до предъявления лицу обвинения (ч. 1 ст. 101). К сожалению,в отличие от прежнего уголовно-процессуального законодательства УПК РФ не содержит нормы о том, что в начале первого же допроса подозреваемому должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается. Однако, учитывая, что право на защиту (в том числе и право знать содержание подозрения) должно быть обеспечено подозреваемому органами, ведущими уголовный процесс (ст. 16), дознаватель, следователь или прокурор обязаны сделать ему это разъяснение.
Подозреваемый вправе также получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела либо копию протокола задержания (п. 1 ч. 4 ст. 46). Вручение ему копий названных документов должно состояться не позднее чем в 24-часовой срок с момента вынесения такого постановления или оформления протокола .
2. Давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 УПК.
Как видим, дача показаний — это право, а не обязанность подозреваемого. Он не несет никакой ответственности за отказ от дачи показаний. Подозреваемый не подвергается юридической ответственности также и за дачу заведомо ложных показаний. Это объясняется опасением законодателя, что угроза дополнительной ответственности за дачу ложных показаний (наряду с ответственностью за «основное» преступление, в совершении которого он подозревается) иногда может понудить подозреваемого к самооговору по принципу: «Из двух зол выбирают меньшее». Подобная ситуация может складываться в случаях, когда роковым образом существуют некие, на первый взгляд достаточно веские доказательства виновности лица в совершении преступления, заставляющие его допускать высокую вероятность своего осуждения, хотя бы в действительности он этого преступления и не совершал.
3. Пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 — 3.1 части третьей статьи 49 УПК (т.е., с момента возбуждения в отношении него уголовного дела, с момента своего фактического задержания (п. 3 ч. 4 ст. 46, п. 2, 3 ст. 49), а также в других случаях совершения в отношении него действий в порядке уголовного преследования), и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого.
Примечательно, что в ранее действовавшем УПК момент, с которого лицо могло пользоваться помощью защитника, устанавливался следующим образом: «защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения — с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения» (ч.1 ст.47). Постановлением Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 N 11-П указанные положения были признаны несоответствующими Конституции РФ.
4. Представлять доказательства, которое может быть реализовано путем дачи им показаний либо представления органам предварительного расследования или прокурору предметов и документов, имеющих отношение к данному делу.
5. Заявлять ходатайства и отводы. Ходатайство может быть заявлено о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство, или представляемого им лица соответственно (ч.1 ст.119). При этом, Следователь, дознаватель обязан рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство в порядке, установленном главой 15 УПК. Подозреваемому его защитнику, а также его представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела (ч.1-2 ст.159 УПК). В порядке, предусмотренном главой 9 УПК, подозреваемый может заявить отвод дознавателю, следователю, прокурору, судье, переводчику, эксперту, специалисту, защитнику по обстоятельствам, исключающим их участие в производстве по уголовному делу .
6. Давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет.
7. Пользоваться помощью переводчика бесплатно.
8. Подозреваемый имеет право участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя, а также знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания (п. 8, 9 ч. 4 ст. 46). Это не лишает подозреваемого права заявлять ходатайства о допуске его к участию и в тех следственных действиях, которые производятся по инициативе органа предварительного расследования или по ходатайству других участников судопроизводства. Если в помещении, которое занимает подозреваемый, производится обыск или выемка, он (а также его защитник) во всяком случае вправе присутствовать при проведении этих следственных действий (ч. 11 ст. 182, ч. 2 ст. 183).
10. Приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя;
11. Защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК.
На этом круг прав подозреваемого, установленный ч.4 ст.46 УПК, заканчивается.
Вместе с тем, исходя из анализа действующего законодательства подозреваемый обладает также правами, которые не включены в перечень ч.4 ст.46 УПК.
К примеру, в соответствии со ст.195, 198 УПК подозреваемый и его защитник вправе знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта.
Подозреваемый имеет право на то, чтобы дознаватель, следователь не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомили кого-либо из его близких родственников, а при их отсутствии — других родственников о факте задержания или предоставили возможность такого уведомления самому подозреваемому. Если подозреваемый является гражданином или подданным другого государства, то о задержании должно быть уведомлено посольство или консульство этого государства. Исключение из правила об уведомлении о задержании подозреваемого может быть сделано лишь в тех случаях, когда в интересах предварительного расследования признано необходимым сохранение факта задержания в тайне. Тогда с санкции прокурора уведомление может не производиться, кроме случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним (ст. 96).
Подозреваемый вправе возражать против прекращения уголовного дела по основаниям, перечисленным в ч. 2 ст. 27 УПК (истечение сроков давности уголовного преследования, отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. 1, 3—5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448; примирение сторон; деятельное раскаяние).
«Согласно Своду принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденному резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 09.12.88 г., «лицо, задержанное по уголовному обвинению, имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки или на освобождение до суда» (принцип 38). «За исключением особых случаев, предусмотренных законом, и если судебный или иной орган не примет иного решения в интересах отправления правосудия, лицу, задержанному по уголовному обвинению, предоставляется возможность получить освобождение на период проведения суда на условиях, которые могут устанавливаться в соответствии с законом. Такой орган держит вопрос о необходимости задержания в поле зрения» (принцип 39)» .
В соответствии с Федеральным законом от 20.08.2004 N 119-ФЗ (ред. от 30.11.2011) «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» подозреваемый имеет право на применение в отношении него мер безопасности.
Несовершеннолетний подозреваемый имеет право на участие в деле законного представителя (ст.48 УПК). Законные представители несовершеннолетнего подозреваемого допускаются к участию в уголовном деле на основании постановления следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого. При допуске к участию в уголовном деле им разъясняются права, предусмотренные частью второй настоящей статьи.
Законный представитель вправе: знать, в чем подозревается несовершеннолетний; присутствовать при предъявлении обвинения; участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также с разрешения следователя — в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника; знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей; заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора; представлять доказательства; по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме (ст.426 УПК). Данное право обеспечивает дополнительную защиту несовершеннолетнему подозреваемому и его несоблюдение, может повлечь отмену приговора.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ Определением от 25 июля 2007 г. N 64-О07-9 отменила приговор 26 февраля 2007 г. в отношении М., который был осужден областным судом по п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ и по п. «в» ч. 3 ст. 131 УК РФ.
Основанием для отмены послужило то, что «Вопреки требованиям закона следователь на основании ст.ст. 426 и 475 УПК РФ принял решение «законными представителями близких родственников к участию в уголовном деле несовершеннолетнего М. не допускать». В обоснование такого решения следователь сослался на то, что у следствия имеются достаточные основания полагать, что близкие родственники М. «могут воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу».
Но согласно ст. 426 УПК РФ законный представитель может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого.
Данных об этом в материалах дела не приведено. Мать М. родительских прав не лишена, а такое основание, как возможность законного представителя воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу, уголовно-процессуальным законом не предусмотрено, что позволяет сделать вывод о существенном нарушении прав М. Как видно из материалов дела, мать М. впоследствии была допущена к участию в деле в качестве законного представителя, что объективно свидетельствует о том, что она не могла нанести ущерб интересам сына» .
Согласно ст.133 подозреваемый имеет также право на реабилитацию.
Как отмечалось ранее, помимо прав в содержание процессуального статуса подозреваемого входят и его обязанности. Вместе с тем, статья 46 УПК РФ содержит только перечень прав подозреваемого, но не его обязанности .
В связи с отсутствием перечня обязанностей подозреваемого трудно говорить о соблюдении ч.1 ст.11 УПК, в соответствии с которой Вместе с тем, суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.
Важность и необходимость законодательного закрепления, на ряду с перечнем прав подозреваемого, перечня его обязанностей, отмечают многие ученые .
Так Е.В.Сопнева потребность в формулировании процессуальных обязанностей подозреваемого, и их законодательном закреплении объясняет следующими факторами:
1) законодательное закрепление обязательного поведения подозреваемого создаст гарантию решения задач уголовного судопроизводства;
2) важнейшая категория уголовно-процессуальных отношений – обязанности – должна быть разработана и законодательно закреплена, что устранит двусмысленность в понимании уголовно-процессуальных понятий; формулирование обязанностей подозреваемого позволит дознавателю, следователю реализовать положения ч. 1 ст. 11 УПК РФ о разъяснении подозреваемому его обязанностей;
3) введение в уголовно-процессуальный закон обязанностей подозреваемого позволит создать основания для его ответственности в случае их нарушения.
Та же Сопнева Е.В. отмечает, что 39% опрошенных следователей, дознавателей сочли необходимым закрепление в УПК РФ обязанностей подозреваемого. Такой результат позволяет как минимум теоретическое осмысление системы обязанностей подозреваемого, а как максимум его законодательное закрепление.
Следует все же отметить, что УПК хоть и в достаточно разрозненном состоянии, но все же содержит обязанности подозреваемого. Среди них можно выделить следующие:
1) Не уклоняться от явки по вызову. Уклонение означает отказ от выполнения чего-нибудь. Рассматриваемая обязанность подозреваемого позволит реализовать положения ст. ст. 113, 117 УПК РФ в части реализации неблагоприятных последствий при нарушении своих законодательно закрепленных обязанностей.
2) Являться по вызову, что означает необходимость прибыть в указанные время и место, к названному адресату, иметь при себе документы, подтверждающие личность. Такая обязанность закреплена, например в ст. 112 УПК РФ, ч. 3 ст. 188 УПК РФ.
3) Сообщать о невозможности явки в установленные сроки, дату, место. Уполномоченные лица приглашают подозреваемого с целью выполнения своих обязанностей и предоставления последнему возможности реализации своих прав. Процессуальная самостоятельность следователя и дознавателя, максимальная их информированность по уголовному делу объясняют причину вызова подозреваемого в назначенные дату, время, место. И игнорирование подозреваемым данного установления недопустимо, так как может снизить результативность уголовного судопроизводства, повлечь невыполнение процедур (например, ознакомление подозреваемого с постановлением о назначении судебной экспертизы).
4) Не разглашать данные предварительного расследования, судебного заседания. Статья 161 УПК РФ закрепляет обязанность подозреваемого не допускать разглашения данных предварительного расследования.
5) Сообщать о наличии оснований для отвода судьи, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, защитника. Основания отвода различных участников уголовного процесса — это важнейшая составляющая законного и обоснованного производства по уголовному делу. Однако уполномоченные лица не всегда владеют необходимой информацией в этой части, а получают ее от различных лиц. И закрепление обязанности своевременного информирования о наличии основания для отвода позволит принять надлежащее решение, исключив в дальнейшем нарушения уголовно-процессуального законодательства, возможность признания полученных результатов недопустимыми.
6) Сообщать об источнике получения письменных документов и предметов, представленных подозреваемым для приобщения к уголовному делу. Согласно законодательству (п. 4 ч. 4 ст. 46 УПК РФ) подозреваемый вправе представлять доказательства. Приведенную формулировку закона мы считаем некорректной, поскольку придать объекту статус доказательства — это удел уполномоченных лиц. При таком понимании мы предлагаем названное право подозреваемого изменить на право представлять дознавателю, следователю объекты, могущие иметь значение для уголовного дела. В таком случае подозреваемый должен сообщить об источнике получения представляемых объектов.
7) Не скрываться от органов дознания, следствия, прокуратуры, суда. Выполнение рассматриваемой обязанности означает исключение тайного исчезновения лица. В данном случае подозреваемый осуществляет ряд умышленных действий (увольнение с места работы, переезд в другое место) с целью исключить явку к субъектам уголовно-процессуальной деятельности.
8) Прекратить преступную деятельность. Среди значимых обстоятельств, влекущих различные процессуальные последствия, — поведение подозреваемого. Например, среди элементов предмета доказывания обстоятельства, характеризующие личность, смягчающие и отягчающие ответственность; среди оснований избрания меры пресечения — продолжение преступной деятельности.
9) Не препятствовать производству по уголовному делу. В статье 102 УПК РФ предусмотрено обязательство подозреваемого не препятствовать производству по уголовному делу. В п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК РФ указано одно из оснований избрания меры пресечения — возможность воспрепятствования производству по уголовному делу.
10) Соблюдать правила примененной меры пресечения, иной меры процессуального принуждения. Обязательства по соблюдению правил избранной меры принуждения возлагаются на подозреваемого при их применении, что отражено в главах 12, 13, 14 УПК РФ. Однако данные обязательства должны принять статус систематизированных обязанностей, отраженных в базовой статье, адресованной статусу подозреваемого (ст. 46 УПК РФ).
11) Сообщать дознавателю, следователю о перемене постоянного или временного места жительства. Данная обязанность подозреваемого предусмотрена в статье 112 УПК РФ. С одной стороны, гражданин имеет право на изменение места жительства при наличии соответствующих причин; с другой стороны, дознаватель и следователь должны получить информацию, позволяющую им своевременно отреагировать на действия и принять адекватное решение. Нарушение соответствующей обязанности влечет возможность применения неблагоприятных последствий для подозреваемого.
12) Знакомиться с процессуальными документами. Процессуальным законом предусмотрена обязанность дознавателя, следователя ознакомить подозреваемого с процессуальными документами. Это необходимо, чтобы подозреваемый мог реализовать свои права в уголовном процессе, а следователь мог выполнить свои обязанности и создать возможность для дальнейшего расследования уголовного дела. Например, в соответствии с ч. 3 ст. 195 УПК РФ следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого и разъясняет ему права, предусмотренные статьей 198 УПК РФ. При этом дознаватель, следователь поставлен в положение «процессуальной зависимости» от поведения подозреваемого. Игнорирование подозреваемым своевременной реализации своего права исключает для следователя и дознавателя переход к следующему этапу производства по уголовному делу. Отказ же подозреваемого от выполнения названной обязанности подозреваемого позволяет субъектам уголовно-процессуальной деятельности засвидетельствовать выполнение своей процессуальной обязанности и продолжить производство по уголовному делу.
13) Получать копии документов, вручаемых дознавателем, следователем подозреваемому. Процессуальным законом предусмотрена обязанность дознавателя, следователя вручать подозреваемому копии важнейших процессуальных документов. В ч. 15 ст. 182 УПК РФ предусмотрена обязанность следователя вручить копию протокола о производстве обыска лицу, в помещении которого был произведен обыск. Компенсационной обязанностью подозреваемого будет названное должное поведение.
14) Своевременно заявлять отводы, жалобы, ходатайства, замечания. Дознаватель, следователь обязаны рассмотреть сформулированные подозреваемым просьбы (заявления, ходатайства, замечания, жалобы). Законное и обоснованное разрешение просьб подозреваемого возможно при наличии у подозреваемого обязанности сформулировать просьбу своевременно, в устной или письменной форме, надлежащему адресату.
15) Подчиняться законным требованиям. Обязательность исполнения требований компетентных лиц заложена в ч. 4 ст. 21 УПК РФ. Данное право лиц, осуществляющих уголовное преследование, должно быть гарантировано соответствующей обязанностью подозреваемого.
16) Соблюдать правила досудебного соглашения о сотрудничестве. В главе 40.1 УПК РФ закреплены условия и обязательства, предусмотренные досудебным соглашением. Среди таких правил: своевременно заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве; выполнять действия, которые подозреваемый обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления; соблюдать меры государственной защиты .
Оценивая правотворческую практику соседних государств, следует отметить, что единого подхода к установлению прав и обязанностей подозреваемого не имеется.
Так, белорусский законодатель, определив права и обязанности подозреваемого, изложил их в соответствующем перечне отдельной нормой (ст.41 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь ).
Статья 68 Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан , определяя статус подозреваемого, устанавливает только его права.
Таким образом, отечественный законодатель при определении статуса подозреваемого ограничился включением в перечень прав подозреваемого только их части. Нормы же, устанавливающие другие права подозреваемого находятся в разрозненном состоянии, как в УПК, так и в других нормативных правовых актах. Также в разрозненном состоянии находятся и нормы, содержащие обязанности подозреваемого. Такое положение дел не может способствовать оптимальной реализации статуса подозреваемого и, несомненно, требует доработки.

к оглавлению ↑

2.3 Применение к подозреваемому мер пресечения

Рассмотрения вопроса о применение мер пресечения в отношении подозреваемого в рамках настоящего исследования представляется необходимым ввиду того, что применение данных мер в наибольшей степени затрагивают основные конституционные права подозреваемого и их надлежащее законодательное регулирование имеет одно из первостепенных значений.
Меры пресечения представляют собой закрепленные в уголовно-процессуальном законодательстве меры принудительного воздействия в отношении обвиняемого (в исключительных случаях — подозреваемого), которые применяются для обеспечения явки лица по вызовам, а также для создания надлежащих условий предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовным делам .
Дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый:
1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;
3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (ч.1 ст.97 УПК).
В отношении подозреваемого мера пресечения может быть избрана только в исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 УПК, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса (ч.1 ст.100 УПК).
Исключительность обусловлена тем обстоятельством, что подозрение (в отличие от обвинения) еще не позволяет обвинителю однозначно утверждать о виновности определенного лица. Другими словами, на момент избрания меры пресечения сам обвинитель еще не уверен в том, что преступление совершено именно этим лицом. С формально-юридической стороны мера пресечения избирается в отношении подозреваемого, когда еще недостаточно доказательств для вынесения постановления о привлечении этого лица в качестве обвиняемого. Отсутствие обвинения (постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого) означает отсутствие точной юридической оценки деяния — квалификации, которая при возбуждении дела имеет предварительный характер. Поэтому в отношении подозреваемого трудно проконтролировать соблюдение всех условий законности применения меры пресечения. Тяжесть подозрения может быть завышена, данных о личности в силу неотложной ситуации может недоставать .
Исключительность избрания меры пресечения в отношении подозреваемого означает наличие неотложной ситуации расследования, т.е. таких обстоятельств, когда неприменение меры пресечения реально повлечет невосполнимые утраты для дела (исчезновение следов, сокрытие подозреваемого).
В случае избрания меры пресечения обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи.
Обвинение в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 206, 208, 209, 210, 277, 278, 279, 281 и 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, должно быть предъявлено подозреваемому, в отношении которого избрана мера пресечения, не позднее 30 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется (ст.100 УПК).
Важно отметить, что при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 УПК, должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (ст.99 УПК).
Перечень мер пресечения установлен ст.98 УПК:
1) подписка о невыезде;
2) личное поручительство;
3) наблюдение командования воинской части;
4) присмотр за несовершеннолетним обвиняемым;
5) залог;
6) домашний арест;
7) заключение под стражу.
Об избрании меры пресечения дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд — определение, содержащее указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется лицо, и основания для избрания этой меры пресечения.
Копия постановления или определения вручается лицу, в отношении которого оно вынесено, а также его защитнику или законному представителю по их просьбе.
Одновременно лицу, в отношении которого избрана мера пресечения, разъясняется порядок обжалования решения об избрании меры пресечения, установленный статьями 123 — 127 УПК.
Бесспорно, что наиболее «жесткой» мерой пресечения является заключение под стражу. Этим обусловлено высокая регламентация законодателем порядка применения данной меры.
В соответствии со ст.108 УПК заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований статьи 89 УПК. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:
1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;
2) его личность не установлена;
3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;
4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.
К несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.
При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства.
При этом, если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном статьями 91 и 92 УПК, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания.
Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьями 91 и 92 УПК, доставляется в судебное заседание.
Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке. Решение суда кассационной инстанции может быть обжаловано в порядке надзора по правилам, установленным главой 48 УПК.
По постановлению Ленинского районного суда г. Саранска от 18 июня 2009 г. в отношении Ю. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
«После вынесения судом постановления об избрании в отношении Ю. меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемым Ю., а также его защитником были поданы кассационные жалобы на постановление суда…
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Мордовия постановление районного суда оставила без изменения…
Президиум Верховного суда Республики Мордовия 1 апреля 2010 г. отменил определение суда кассационной инстанции по следующим основаниям…
29 июня 2009 г. подозреваемому Ю. было направлено извещение с сообщением о дате, месте и времени рассмотрения материала об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, и 1 июля 2009 г. данный материал был рассмотрен судом кассационной инстанции без участия Ю. При этом каких-либо данных, подтверждающих факт своевременного получения Ю. извещения, в материале не имеется.
Помимо этого из протокола судебного заседания суда кассационной инстанции усматривается, что вопрос о намерении Ю., содержащегося под стражей, принять участие в судебном заседании, не выяснялся и не обсуждался.
Между тем право подозреваемого и обвиняемого на защиту в качестве одного из принципов уголовного судопроизводства закреплено в ст. 16 УПК РФ, положения которой распространяются и на производство в суде второй инстанции.
По смыслу закона, вопросы, связанные с вызовом лица, содержащегося под стражей, в суд кассационной инстанции, решаются судом.
Таким образом, суд кассационной инстанции, не выяснив вопрос об участии Ю. в рассмотрении материала в суде второй инстанции и рассмотрев его без участия подозреваемого, лишил тем самым Ю. возможности реализовать свое право на защиту и довести до сведения суда свою позицию относительно избранной ему меры пресечения» .
Анализируя главу 13 УПК, следует отметить, что законодатель достаточно подробно и в то же время лаконично закрепил положения о мерах пресечения, особенно щепетильно подойдя к вопросу об избрании таких мер в отношении подозреваемого.
Вместе с тем, налицо определенное несоответствие некоторых норм ст.46 и ст.97, 100 УПК.
В частности, как следует из ч.1 ст.97 и ч.1 ст.100 УПК уполномоченные органы вправе избрать подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных УПК. Соответственно, для возможности избрания в отношении лица меры пресечения данное лица уже должно иметь процессуальный статус подозреваемого.
В то же время в соответствии с п.3 ч.1. ст. 46 УПК РФ подозреваемым признаётся лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения. Следовательно, лицо наделяется процессуальным статусом подозреваемого как субъекта уголовного процесса с момента придания юридической силы постановлению о применении меры пресечения, то есть после того, как мера пресечения уже была применена.
В такой ситуации п.3 ч.1 ст.46 УПК лишается юридического смысла, так как не является самостоятельным основанием для признания лица в качестве подозреваемого.
Таким образом, в отношении подозреваемого мера пресечения может быть избрана только в исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 УПК, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 УПК. Законодатель достаточно подробно установил виды и порядок применения мер пресечения. Однако, анализ статей 97,100 и 46 показал, что между нормами данных статей имеются несоответствия, которые необходимо устранить путем внесения соответствующих изменений. к оглавлению ↑

3 ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СТАТУСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО

Проведенный в рамках данного дипломного исследования, анализ действующего законодательства и отечественной теоретической мысли, показал, что в существует ряд проблем, которые до настоящего времени не нашли своего законодательного разрешения.
Среди таких проблем необходимо выделить:
1. Проблему соотношения понятий «подозрение» и «подозреваемый».
2. Проблему совершенствования механизма введения подозреваемого в уголовное судопроизводство.
3. Проблему уточнения перечня прав подозреваемого и введения перечня его обязанностей.
4. Проблему несоответствия ст.46 и 97, 100 УПК.
В этой связи хотелось бы предложить свое видение относительно путей решения вышеуказанных проблем.
1. Соотношение понятий «подозрение» и «подозреваемый».
Для начала отметим, что «подозрение» относится к общеупотребимым терминам, но в уголовном процессе оно имеет более узкое, специальное значение.
Это слово является отглагольным существительным, образованным от глагола «подозревать», означающего «предполагать виновность кого-нибудь, догадываться о предосудительности чьих-нибудь намерений, действий, поступков». Следовательно, подозрение определяется как предположение о виновности кого-либо, о предосудительности чьих-либо поступков, о нечестности чьих-либо намерений, догадка, вызванная сомнением в характере чьих-нибудь действий .
В настоящее время в науке не существует единства мнений о месте подозрения в уголовном процессе. Отчасти объясняется это отсутствием легального определения данного термина, несмотря на неоднократное его упоминание в тексте Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) .
По мнению Е. А. Бравиловой, «отсутствие законодательного закрепления в нормах УПК РФ понятия подозрения и содержания данного этапа ведет к смешению в УПК РФ таких понятий, как подозреваемый и лицо, подозреваемое в совершении преступления, защитник и адвокат» .
Невозможно говорить о качественном правовом регулировании отношений, связанных с реализацией исследуемого понятия, если до сих пор наука не выработала единообразного подхода относительно того, что представляет собой подозрение. Авторами высказываются различные взгляды на сущность подозрения.
Так, по мнению Н. А. Козловского «подозрение в уголовно-процессуальном смысле — это особая форма причастности лица к совершенному преступлению, выраженная в виде вывода органов уголовного судопроизводства и оформленного специальным процессуальным актом о предположительно преступном характере его деяний и необходимости вовлечения его в сферу уголовно-процессуальной деятельности в качестве подозреваемого» .
В УПК РФ понятие «подозрение» употребляется в контексте «задержания по подозрению в совершении преступления» и «уведомления о подозрении». Если взять за основу определение, предложенное Н. А. Козловским, то получится, что задерживать лицо надо не потому, что предполагается его причастность к преступлению, а потому, что установлена «форма причастности лица к преступлению в виде вывода следователя о предположительно преступном характере его действий».
Вряд ли это упростит понимание правоприменителем значения термина «подозрение» при толковании текста закона. Куда более подходящей, на наш взгляд, выглядит формулировка «задержание по причине предположения причастности лица к преступлению» или «уведомление о предположительной причастности лица к преступлению».
И. А. Пантелеев, соглашаясь в целом с позицией Н. А. Козловского, определяет подозрение как «выраженное в постановлении утверждение органа уголовного преследования о причастности лица к совершению расследуемого преступления при отсутствии достаточных доказательств для предъявления ему обвинения» .
Нам представляется, что в идеальном значении подозрение не может быть разделено на фактическое и юридическое, поскольку оно унитарно и, возникнув у субъекта расследования, побуждает его к активным действиям, направленным на подтверждение или опровержение гипотезы о виновности. Фактическое и формальное подозрение невозможно представить и тем более проанализировать, поскольку таких понятий в отдельности не существует. «Юридическое подозрение» — это процессуальная деятельность, а «фактическое подозрение» представляет собой предположение, элемент чувственно-логического восприятия расследуемого преступного события. Очевидно, что рассматривать данные категории отдельно друг от друга нецелесообразно.
Следовательно, необходимо не выделять виды подозрения, а анализировать его как систему, состоящую из нескольких компонентов. В этом отношении представляется более корректным выделить фактическую и формальную стороны подозрения.
Фактическая сторона подозрения — это возникшее в сознании следователя предположение о совершении преступления конкретным лицом. Юридическая сторона предполагает процессуальное оформление данного предположения с тем, чтобы ввести подозреваемого гражданина в сферу уголовно-процессуальных правоотношений. Они имманентно присущи подозрению, поскольку как личное предположение следователя о виновности не может существовать обособленно, без отражения в специальном акте, так и вынесение такого акта, ставящего гражданина в положение подозреваемого, без наличия обоснованного подозрения влечет признание данного решения противозаконным.
И. В. Пономаренко под подозрением понимает «форму уголовного преследования, образующую процессуальную деятельность изобличительного характера, направленную на установление оснований для вовлечения лица, в отношении которого она осуществляется, в уголовное судопроизводство в качестве подозреваемого» . Данным определением автор существенно ограничил сферу действия подозрения, поскольку остается неясным, что с ним происходит уже после привлечения лица в качестве подозреваемого.
Распространенным также считается тезис о том, что подозрение — это факультативный элемент предварительного расследования, а подозреваемого в уголовном деле может и не быть вовсе, когда лицу сразу предъявляется обвинение и оно получает статус обвиняемого (об этой позиции мы уже упоминали ранее). Бесспорным является тот факт, что, согласно действующему УПК РФ, присутствие в уголовном процессе подозреваемого необязательно.
Вместе с тем, гносеологически познание истины по уголовному делу неизбежно проходит этапы формирования и реализации подозрения. В оперативно-следственной практике выдвижение и проверка гипотез (версий), как известно, считаются необходимыми условиями установления всех обстоятельств дела. Предварительное расследование всегда начинается не с утверждения о виновности лица (т. е. обвинения), а с построения версий о событии преступления, личности преступника и об иных обстоятельствах.
Познавательно-аналитическая деятельность, осуществляемая с момента появления повода для возбуждения уголовного дела, неизбежно приводит к формированию у субъекта доказывания вероятностного предположения о виновности одного или даже нескольких лиц. Процесс этот неизбежен. И нельзя согласиться с теми авторами, которые считают проверку подозрения факультативным элементом досудебного производства. Напротив, это закономерный и во многих случаях обязательный этап расследования преступления. Утверждение о виновности правомерно в том случае, когда субъект познания придет к абсолютному, достоверному и единственно правильному выводу о доказанности того, что преступление совершено именно данным гражданином. До этого момента следователь обязан сомневаться в каждом принятом решении и сделанном умозаключении, которые ставили бы под угрозу добропорядочность лица. Доказывание виновности и подтверждение возникшего подозрения происходит в постоянном конфликте между внутренней уверенностью следователя в своей правоте и требованием закона об обоснованности и мотивированности всех процессуальных решений.
Различного рода теории, мнения, гипотезы только тогда становятся знаниями, когда они проверены, оценены и окончательно сформулированы. При предварительном расследовании любое утверждение будет преждевременным, так как оно требует анализа и дальнейшей проверки.
Т.е., подозрение на первоначальном этапе раскрытия и расследования преступления является обязательным и необходимым условием дальнейшего привлечение лица в сферу уголовно-процессуальных отношений в качестве подозреваемого. Несмотря на то, что подозреваемый по действующему законодательству является факультативным участником уголовного процесса, подозрение остается обязательным элементом стадии предварительного расследования.
Необходимо выяснить, каково содержание понятия «подозрение лица в совершении преступления» в уголовном процессе. По этому поводу автор разделяет мнение И.В. Петрова , который выделяет шесть признаков подозрения.
Во-первых, подозрение — это предположение, или вероятностное суждение, предварительный вывод о причастности лица к совершению преступления. Это означает, что точка зрения о виновности не носит достоверного и окончательного характера, а нуждается в дальнейшем исследовании и обосновании следователем.
Во-вторых, подозрение субъективно, поскольку является первоначальным выводом о причастности к преступлению. У следователя (дознавателя) на основании внутреннего убеждения создается своя идеальная модель преступления, которая, возможно, еще не соответствует действительности и не совпадает с мысленным образом другого субъекта доказывания. В этом есть одно из отличий подозрения от обвинения. Последнее является результатом деятельности следователя и носит всеобщий характер, направленный на убеждение всех участников уголовного процесса в достоверности вывода о виновности лица. Подозрение же не ставит целью убедить прокурора, судью или присяжных в том, что подозреваемый виновен. Оно выступает лишь в качестве основания для привлечения лица в сферу процессуальных отношений на этапе познания события преступления. При достаточной обоснованности подозрения лицу может быть предъявлено обвинение.
В-третьих, подозрение всегда должно быть обоснованным. Это означает, что возникновению предположения должен предшествовать сбор и анализ доказательственной и иной информации о том, что конкретное лицо причастно к преступному событию. Так называемое «бытовое подозрение» обязательно должно быть проверено и подтверждено процессуальными средствами, а уже потом доведено до сведения подозреваемого.
В-четвертых, подозрение возникает у субъекта, осуществляющего производство предварительного следствия или дознания по уголовному делу, т. е. у следователя или дознавателя. Предположения иных граждан или должностных лиц имеют для следователя рекомендательный характер и не могут считаться подозрением. Так, например, указание в заявлении о преступлении на конкретное лицо, якобы совершившее преступление, не считается безоговорочным основанием для возбуждения в отношении него уголовного дела, а требует подтверждения совокупностью данных.
Поэтому субъектом подозрения следует считать не лицо, способное предполагать что-либо, подозревать кого-нибудь, а того, чье решение влечет за собой определенные юридические последствия. Правом на возникновение подозрения обладает исключительно лицо, осуществляющее расследование уголовного дела, т. е. следователь или дознаватель.
В-пятых, подозрение должно иметь процессуальное оформление, что выражается в издании специального процессуального акта, ставящего гражданина в положение подозреваемого. Принятие такого процессуального решения можно назвать легализацией, или формальной реализацией, подозрения.
В-шестых, возникшее в отношении лица подозрение в обязательном порядке должно быть проверено с целью его верификации или фальсификации, т. е. подтверждения или опровержения. Поскольку подозрение представляет собой лишь вероятностный вывод, следователь Концептуальные основы подозрения в российском уголовном процессе не должен ограничиваться лишь деятельностью обвинительного характера, а изучить все обстоятельства дела объективно, т. е. допускать возможность ошибочности своего умозаключения и истинности контрверсии о невиновности гражданина. В этом, в частности, основное отличие подозрения от обвинения, которое является средством обоснования необходимости признания лица виновным и привлечения его к уголовной ответственности.
С учетом изложенного, представляется необходимым дополнить ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации п. 24.2 следующего содержания: «Подозрение — это обоснованное достаточными данными (доказательствами) предположение следователя или дознавателя о причастности лица к расследуемому преступлению, которое должно быть оформлено в порядке, установленном процессуальным законом, и подлежит дальнейшей проверке с целью подтверждения или опровержения».
2. Совершенствование механизма введения подозреваемого в уголовное судопроизводство
Как показывает проводимое исследование, механизм введения подозреваемого, предусмотренный ч.1 ст.46 УПК, представляется чрезмерно размытым и неоднозначным. В этой связи полагаем, что законодательное закрепление иного механизма введения подозреваемого в уголовное судопроизводство будет способствовать всецелой оптимизации последнего.
Такое мнение находит поддержку, как у теоретиков, так и у практиков уголовного процесса и в основном сводится к рассмотрению вопроса о возможности составления отдельного процессуального документа в отношении подозреваемого .
По мнению Е.В. Сопневой «механизм введения подозреваемого в уголовное судопроизводство — это совокупность и последовательность проводимых уполномоченным лицом действий, оформляемых документов, определяющих моменты начала реализации статуса подозреваемого в уголовном деле и окончания его действия» .
При этом Е.В. Сопнева выделяет несколько этапов такого механизма:
1) установление и формулирование фактических оснований подозрения лица в причастности к преступлению и создание подозреваемого;
2) составление процессуального акта — постановления о привлечении лица в качестве подозреваемого;
3) реализация права подозреваемого на допуск к участию в уголовном деле защитника;
4) разъяснение подозреваемому, его защитнику сущности подозрения;
5) разъяснение подозреваемому его прав и обязанностей .
Появление подозреваемого в уголовном деле мы связываем с фактическими основаниями подозревать лицо в причастности к преступлению. Фактические основания — это совокупность достаточных данных, позволяющих предположить, что конкретное лицо совершило или готовило преступление. Достаточность — это количественный показатель подозрения. Данные — это качественный показатель подозрения.
Достаточность данных показывает, что собранная на конкретный момент производства по уголовному делу совокупность сведений позволяет сформулировать предположение о том, что лицо участвовало в подготовке или совершении конкретного преступления. Считаем, что для формулирования подозрения достаточно установления события преступления, лица, его совершившего. Событие преступления подтверждается следующими обстоятельствами: время, место, способ совершения преступления. На конкретное лицо, совершившее преступление, в отношении которого и формулируется подозрение, указывает информация о его фамилии, имени, отчестве, дате рождения. В отдельных случаях — это принадлежность лица к той группе, в отношении которой применяются особые правила легализации подозрения (гл. 50, 52 УПК РФ). Установив указанные обстоятельства, необходимо квалифицировать действия лица, чтобы указать на наличие именно преступления.
Фактические основания подозревать лицо в причастности к преступлению должны быть отражены в материалах уголовного дела. Носителем такой информации может быть постановление о привлечении лица в качестве подозреваемого как процессуальное основание создания статуса подозреваемого.
Процессуальное основание — это письменный акт, являющийся носителем достаточных данных подозревать лицо в причастности к преступлению.
Преимущества такого документа в отличие от используемых (постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, протокол задержания по подозрению в совершении преступления, постановление о применении меры пресечения, уведомление о подозрении и т.п.) заключаются в следующем:
1) документ соответствует законодательной установке о фиксации принятого решения именно в постановлении;
2) это целесообразный документ, соответствующий цели — показать создание процессуальной фигуры подозреваемого, что полезно в части концентрации фактического и процессуального основания возникновения статуса подозреваемого в едином акте;
3) структурно процессуальный документ выдержан: имеет три части (вводная, описательная, резолютивная), каждая из которых должна быть наполнена адекватным содержанием, показывающим назначение процессуального документа;
4) это систематизированный документ, позволяющий придать принятому решению законный, обоснованный и мотивированный характер. Порядок расположения текста позволяет показать основания подозрения как фактические основания создания процессуального статуса подозреваемого, сформулировать соответствующее решение и прописать все последующие действия уведомительного и разъясняющего содержания;
5) документ четко показывает момент возникновения статуса подозреваемого.
Постановление о привлечении лица в качестве подозреваемого должно соответствовать следующим требованиям: законность, обоснованность и мотивированность. Законность означает соответствие акта положениям уголовно-процессуального, уголовного законов по структуре, содержанию, правовой основе. Обоснованность — это подтверждение вывода о том, что конкретное лицо совершило конкретное преступление, сведениями, серьезными доводами. Мотивированность постановления означает, что субъект принятия решения объяснил необходимость создания процессуального статуса подозреваемого именно в данный момент производства по уголовному делу.
Необходимо отметить, что вынесение постановления о привлечении лица в качестве подозреваемого используется законодателями соседних государств.
К примеру, белорусский законодатель использует следующую конструкцию, вводя подозреваемого в уголовный процесс: Подозреваемым является физическое лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, либо лицо, в отношении которого органом уголовного преследования возбуждено уголовное дело или вынесено постановление о:
1) применении меры пресечения до вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого;
2) признании подозреваемым (ст.40 УПК Республики Беларусь ).
Казахский законодатель в ч.1 ст. 68 УПК Республики Казахстан вводит подозреваемого следующим образом: Подозреваемым признается лицо, в отношении которого на основаниях и в порядке, установленных настоящим Кодексом, возбуждено уголовное дело в связи с подозрением его в совершении преступления либо вынесено постановление о признании его подозреваемым, о чем ему объявлено следователем, дознавателем, либо осуществлено задержание, либо применена мера пресечения до предъявления обвинения.
Кроме того, в рамках этой же статьи установлены требования к постановлению о признании подозреваемым и порядку его вынесения:
В постановлении о признании подозреваемым должны быть указаны:
1) время и место его составления; кем составлено постановление; фамилия, имя и отчество лица, признаваемого подозреваемым, число, месяц, год и место его рождения;
2) описание преступления, в совершении которого подозревается лицо, с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 117 настоящего Кодекса;
3) уголовный закон (статья, часть, пункт), предусматривающий ответственность за данное преступление.
Постановление должно содержать решение о признании лица подозреваемым по расследуемому делу. Постановление о признании лица подозреваемым предъявляется этому лицу. Следователь обязан разъяснить лицу, в отношении которого вынесено постановление о признании подозреваемым, права подозреваемого и вручить ему копию этого постановления.
Копия постановления о признании лица подозреваемым в течение двадцати четырех часов после его вынесения направляется прокурору (ст.2-1).
Таким образом, законодательное закрепление механизма введения подозреваемого путем составления постановления о привлечении лица в качестве подозреваемого будет способствовать всецелой оптимизации уголовного судопроизводства.
3. Проблема уточнения перечня прав подозреваемого и введения перечня его обязанностей.
Сточки зрения оптимизации статуса подозреваемого, несомненно, требует уточнения перечень прав подозреваемого, а также необходимо введение перечня его обязанностей.
В этой связи, считаем необходимым, изложение ч.4 ст.46 в новой редакции и введение части 5 ст.46 УПК, которая комплексно устанавливала бы обязанности подозреваемого. Представляется что, оптимальным способом таких изменений будет модель предложенная Е.В.Сопневой .
Т.е., изложить ч.4 ст.46 УПК в следующей редакции:
«4. Подозреваемый вправе:
1) знать, в чем он подозревается;
2) получать копию постановления о привлечении в качестве подозреваемого;
3) не свидетельствовать против самого себя, своих близких родственников;
4) давать объяснения;
5) давать показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний;
6) пользоваться помощью защитника с момента ознакомления с постановлением о привлечении в качестве подозреваемого;
7) пользоваться помощью защитника бесплатно;
8) иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;
9) представлять объекты, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу;
10) заявлять ходатайства и отводы;
11) давать объяснения, показания на языке уголовного судопроизводства; в случае невладения языком судопроизводства давать объяснения, показания на родном языке; в случае невладения родным языком давать объяснения, показания на языке, которым владеет подозреваемый;
12) получать копии процессуальных документов, вручаемых подозреваемому, на языке, на котором подозреваемый дает показания;
13) пользоваться помощью переводчика бесплатно;
14) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;
15) знакомиться с процессуальными документами, составленными в отношении подозреваемого;
16) знакомиться со всеми материалами уголовного дела при его окончании в отношении подозреваемого;
17) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя, руководителя следственного органа, органа дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя;
18) на реабилитацию».
Ввести ч.5 ст.46 УПК в следующей редакции: «5. Подозреваемый обязан:
1) являться по вызову дознавателя, начальника подразделения дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, суда;
2) не уклоняться от явки по вызову дознавателя, начальника подразделения дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, суда;
3) сообщать дознавателю, начальнику подразделения дознания, органу дознания, следователю, руководителю следственного органа, прокурору, судье о невозможности явки в установленные сроки;
4) не разглашать данные предварительного расследования, судебного заседания;
5) сообщать дознавателю, следователю о наличии оснований для отвода судьи, прокурора, следователя и дознавателя, эксперта и специалиста, переводчика, защитника;
6) сообщать дознавателю, следователю об источнике получения письменных документов и предметов, представленных им для приобщения к уголовному делу в качестве доказательств;
7) не скрываться от органов дознания, следствия, прокуратуры, суда;
8) прекратить преступную деятельность;
9) не препятствовать производству по уголовному делу;
10) соблюдать правила примененной меры пресечения, иной меры процессуального принуждения;
11) сообщать дознавателю, следователю о перемене постоянного или временного места жительства;
12) знакомиться с процессуальными документами;
13) получать копии документов, вручаемых дознавателем, следователем подозреваемому;
14) своевременно заявлять отводы, жалобы, ходатайства, замечания;
15) подчиняться законным требованиям дознавателя, начальника подразделения дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, суда;
16) соблюдать правила досудебного соглашения».
Хотелось бы отметить, что автором в рамках выполнения дипломной работы в период с 15 марта 2012 года по 1 мая 2012 года на территории Одинцовского муниципального района Московской области проведено изучение мнений дознавателей (отдел дознания Одинцовского УВД) и следователей (Следственный отдел Одинцовского района Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Московской области) по вопросам проблематики статуса подозреваемого в УПК Российской Федерации. В исследовании приняли участие 19 респондентов. Исследование проводилось методом анкетного опроса, при котором респондентам предлагалось ответить на следующих 7 вопросов:
1.Удовлетворяет ли практическим требованиям законодательное определение подозреваемого, которое дано в ч.1 ст.46 УПК?
2.Требует ли доработки законодательное определение статуса подозреваемого в УПК РФ?
3. Требуется ли определение в УПК понятия «подозрение»?
4. Следует ли дополнить перечень прав подозреваемого (ч.4 ст.46 УПК) правами, которые предоставлены подозреваемому, однако не включены в указанный перечень?
5. Требуется законодательное изложение обязанностей подозреваемого в одном перечне (по примеру изложения прав)?
6. Имеется ли необходимость введения единого процессуального основания создания статуса подозреваемого?
7. Может ли выполнить роль такого единого процессуального основания постановление о привлечении лица в качестве подозреваемого?
В ходе исследования подавляющее большинство респондентов высказались за необходимость доработки статуса подозреваемого в УПК РФ, определение в УПК понятия «подозрение», дополнение перечня прав подозреваемого и изложения перечня обязанностей, а также за введение единого процессуального основания, которым может быть постановление о привлечении лица в качестве подозреваемого как процессуальное основание создания статуса подозреваемого (Сводный бланк ответов размещен в Приложении).
Данные результаты являются лишним подтверждением как объективности выявленных автором проблем, так и достаточной проработанности предложенных путей их решения.
4. Проблема несоответствия ст.46 и 97, 100 УПК.
Как уже было отмечено, ч.1 ст.97 и ч.1 ст.100 УПК не соотносятся с положениями ч.1 ст.46 УПК, что выражается в следующем:
1) Как следует из ч.1 ст.97 и ч.1 ст.100 УПК уполномоченные органы вправе избрать подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных УПК. Соответственно, для возможности избрания в отношении лица меры пресечения данное лица уже должно иметь процессуальный статус подозреваемого.
2) В соответствии с п.3 ч.1. ст. 46 УПК РФ подозреваемым признаётся лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения. Следовательно, лицо наделяется процессуальным статусом подозреваемого как субъекта уголовного процесса с момента придания юридической силы постановлению о применении меры пресечения, то есть после того, как мера пресечения уже была применена.
3) п.3 ч.1 ст.46 УПК лишается юридического смысла, так как не является самостоятельным основанием для признания лица в качестве подозреваемого.
При таких условиях необходимость в п.3 ч.1 ст.46 УПК отпадает, соответственно данный пункт необходимо признать утратившим силу.
Таким образом, в ходе дипломного исследования были выявлены проблемы, связанные с соотношением понятий «подозрение» и «подозреваемый», совершенствованием механизма введения подозреваемого в уголовное судопроизводство, уточнением перечня прав подозреваемого и введением перечня его обязанностей, несоответствием ст.46 и 97, 100 УПК, а также были предложены возможные пути решения указанных проблем.

к оглавлению ↑

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изначально определенной целью настоящей работы являлся комплексный анализ вопросов реализации процессуального статуса подозреваемого по действующему Уголовно-процессуальному кодексу.
Для достижения указанной выше цели в ходе настоящей дипломной работы установлено следующее:
Подозреваемым является лицо, в отношении которого имеется подозрение в совершении им преступления и в отношении которого выполнено одно из следующих действий: возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК, либо произведено его задержание по подозрению в совершении преступления в соответствии со ст.91, 92 УПК, либо применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК, либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК (ч.1 ст.46 УПК).
Первоначально создание процессуального статуса подозреваемого связывалось с формулированием в отношении лица подозрения. Подозрение формировалась на основе данных, указывающих на обстоятельства, позволяющие подозревать лицо в совершении преступления. Затем способ создания процессуального статуса подозреваемого рассматривался через призму задержания (захват на месте). Пред- и постреволюционное законодательство не уделяло должного внимания процессуальному статусу подозреваемого, а с 1937 года подозреваемый не рассматривался в качестве участника уголовного процесса. С 1958 года понятие подозреваемого было «легализовано», а в УПК 1960 года имелось понятие подозреваемого. В дальнейшем уголовно-правовой статус подозреваемого имел значительное развитие. К моменту окончания действия Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР устанавливал, что подозреваемый — это лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления; лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения; лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело.
Советский период развития права отечественного права во многом был неоднозначен и не стабилен. Особенно это чувствовалось в сфере уголовного и уголовно-процессуального права. Представляется, что такая ситуация была связана, прежде всего, с политической и экономической обстановкой в «союзном государстве». Неоднозначность и нестабильность советской эпохи нашла свое отражение и в формировании законодательных основ статуса подозреваемого.
Исследование показало чрезмерную «размытость» механизма введения подозреваемого в уголовное судопроизводство (приобретения лицом статуса подозреваемого) в отечественном законодательстве.
Отечественный законодатель при определении статуса подозреваемого ограничился включением в перечень прав подозреваемого только их части. Нормы же, устанавливающие другие права подозреваемого находятся в разрозненном состоянии, как в УПК, так и в других нормативных правовых актах. Также в разрозненном состоянии находятся и нормы, содержащие обязанности подозреваемого.
В отношении подозреваемого мера пресечения может быть избрана только в исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 УПК, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 УПК. Законодатель достаточно подробно установил виды и порядок применения мер пресечения.
Проведенная работа позволила установить основные проблемные вопросы реализации процессуального статуса подозреваемого (соотношение понятий «подозрение» и «подозреваемый», необходимость совершенствования механизма введения подозреваемого в уголовное судопроизводство, уточнения перечня прав подозреваемого и введения перечня его обязанностей, проблему несоответствия ст.46 и 97, 100 УПК) и предложить возможные пути их решения.
Таким образом, проведенное исследование показало, что законодательство определяющее статус подозреваемого находится на качественно новом уровне своего развития, но до конца не сформировано. Вместе с тем, практическое применение предложенных автором решений предоставит возможность оптимизировать уголовно-процессуальное законодательство в части реализации уголовно-процессуального статуса подозреваемого.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативно-правовые источники
1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с поправками) // Законодательство России [Электронный ресурс] / Официальный интернет-портал правовой информации. – М. 2012.
2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 01.03.2012) // Законодательство России [Электронный ресурс] / Официальный интернет-портал правовой информации. – М. 2012.
3. О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства: Федеральный закон от 20.08.2004 N 119-ФЗ (ред. от 30.11.2011) // Законодательство России [Электронный ресурс] / Официальный интернет-портал правовой информации. – М. 2012.
4. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 N 11-П «По делу по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И.Маслова».
5. Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве 13 ноября 1989 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1989. № 23.
6. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 09.03.2001) // Законодательство России [Электронный ресурс] / Официальный интернет-портал правовой информации. – М. 2012.
7. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 25 декабря 1958 // Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. N 1. Ст. 15.
8. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Официальный текст с приложением постатейно- систематизированных материалов. М., 1952.
9. Свод законов Российской империи. 3-е изд. СПб., 1857. Т. XV. Ч. 2. Классика российского права [Электронный ресурс] / СПС «Консультант – Плюс. Интернет-портал правовой информации. – М. 2012.
10. Наказ судебным следователям // Правила и формы для производства следствий (по судебным Уставам 20.11.1864 г) — СПб, 1870. — С.322 — 330.
11. Краткое изображение процессов или судебных тяжеб / Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма. — М.: Юрид. лит., 1986.— С.408-425.

Судебная практика
12. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 июля 2007 г. N 64-О07-9 (Извлечения) / Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации №3 2008 года // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=5264. – Дата доступа: 20.05.2012.
13. Постановление Президиума Верховного суда Республики Мордовия от 1 апреля 2010 г. (Извлечение) / Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации № 6 2011 года // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=7334 – Дата доступа: 20.05.2012.

Нормативно-правовые источники зарубежных стран
14. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь 16 июля 1999 г. № 295-З (в ред. от 3 января 2012 г. № 335-З) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2012.
15. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан 13 декабря 1997 года № 206 (в ред. от 17.02.2012) // Эдiлет [Электронный ресурс] / База данных нормативных правовых актов Республики Казахстан. – Астана, 2012.

Литературные источники
16. Байрон. Допрос подозреваемого // Сов. юстиция. 1936. N 6. С. 17; Соболев. О подозреваемом // Сов. юстиция. 1937. N 10 — 11. С. 56 — 57.
17. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (Постатейный). Изд. 9-е., перераб. и доп. — М.: КНОРУС, 2010. – 688с.
18. Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск, 1969. – С.44.
19. Бравилова Е. А. Об обвинении и его взаимосвязи с уголовным преследованием и подозрением // Правовая защита: Проблемы применения современного законодательства в практике: межкафедр. сб. науч. ст. Екатеринбург, 2004. Вып. 2. C. 8—16.
20. Ведерников А.Н. Конституция российской федерации и сущность права на защиту в уголовном судопроизводстве/ Ведерников А.Н. // Право и управление. XXI век. 2008. № 4. С. 23-30.
21. Давлетов А., Ретюнских И. Подозреваемый по УПК РФ: проблема не решена // Российская юстиция. 2006. № 1. – С.20-21.
22. Давыдова С.Г. Проблемы обеспечения прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела / Давыдова С.Г. // Юристъ — Правоведъ. 2009. № 4. С. 124-127.
23. Житков. О подозреваемых и обвиняемых и об «уголовно преследуемом свидетеле» // Сов. юстиция. 1937. N 9. С. 16.
24. Зайцев О.А., Смирнов П.А. Подозреваемый в уголовном процессе. М., 2005. – 320с.
25. Звездина, Е. И. Исторические и процессуальные аспекты развития института подозреваемого / Е. И. Звездина // Право и политика. — 2007. — № 5. — С. 86-91.
26. Зеленина О.А. К вопросу о законодательной регламентации процессуальных обязанностей участников уголовного судопроизводства /О.А.Зеленина // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2011. № 1. С. 81-89.
27. Козловский Н. А. Подозрение в советском уголовном процессе: дис. … канд. юр. наук. Свердловск, 1989.
28. Лебедев Н.Ю. Структура уголовно-процессуальных конфликтов
/ Лебедев Н.Ю. // Вестник Омского университета. Серия: Право. 2010. № 1. С. 138-148.
29. Макалинский П.В. Практическое руководство для следователей. 6-е изд. СПб., 1907.
30. Миронов Р.Г. Права, обязанности и законные интересы подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений / Миронов Р.Г. // Вестник ВЭГУ. 2009. № 5. С. 59-70.
31. Насонова И.А. О некоторых сходствах и различиях участников уголовного судопроизводства со стороны защиты, лично осуществляющих защиту своих интересов / Насонова И.А. // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. 2010. № 2. С. 322-330.
32. Насонова И.А. Ювенальные аспекты обеспечения подозреваемому, обвиняемому права на защиту / Насонова И.А. // Вестник Воронежского института МВД России. 2011. № 4. С. 111-115.
33. Пантелеев И. А. Подозрение в уголовном процессе России: учеб. пособие. Екатеринбург, 2001.
34. Питулько К.В. Право на защиту подозреваемых и обвиняемых, задержанных и заключенных под стражу // Правоведение. 2001. № 5. – С.138.
35. Пономаренко С. И. Подозрение в совершении преступления как форма уголовного преследования // Конституция Российской Федерации и проблемы уголовного права, криминологии и уголовного процесса: сб. науч. тр. Волгоград, 2005. С. 191—196.
36. Петров И.В. Концептуальные основы подозрения в российском уголовном процессе / Петров И.В. // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2011. № 9. С. 131-137.
37. Петрова Г.О. Уголовно-правовой статус и его виды / Г.О.Петрова // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Право. 2003. № 1. С. 216-227.
38. Романенков А.Ф. Конституционное право на квалифицированную юридическую помощь: проблемы теории и практики реализации в Российской Федерации /Романенков А.Ф. // Вопросы судебной реформы: право, экономика, управление. 2009. № 1. С. 66-77.
39. Раскольников. О подозреваемых и обвиняемых // Сов. юстиция. 1936. N 28.
40. Российское законодательство X—XX веков. В девяти томах. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма. — М.: Юрид. лит., 1986.— 512 с.
41. Рыжаков А.П. Избрание меры пресечения в отношении подозреваемого / А.П. Рыжаков. — М.: Дело и Сервис, 2011. — 64 с.
42. Смирнов А.В.Уголовный процесс : учебник / А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский ; под общ. ред. проф. А.В. Смирнова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : КНОРУС, 2008. — 704 с.
43. Сопнева Е.В. К вопросу об обязанностях подозреваемого в уголовном процессе Е.В. Сопнева // Общество и право. 2010. №5 (32). С.189-193.
44. Сопнева Е.В. Механизм введения подозреваемого в уголовное дело: перспективный взгляд /Сопнева Е.В. // Юристъ — Правоведъ. 2011. № 3. С. 31-34.
45. Сопнева Е.В. Эволюция статуса подозреваемого в уголовном судопроизводстве / Сопнева Е.В. // Юристъ — Правоведъ. 2010. № 2. С. 75-78.
46. Строгович М.С. Избранные труды. Т. 1. Проблемы общей теории права. М., 1990.
47. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951.
48. Супрун С.В. Фактическое задержание: буквальное толкование п. 15 ст. 5 УПК /Супрун С.В.// Научный вестник Омской академии МВД России. 2011. № 4. С. 25-27.
49. Татьянина Л.Г., Бычкова К.Г. Место подозрения в уголовном судопроизводстве (дискуссионные вопросы) // Вестник Оренбургского государственного университета. 2008. № 3. С. 21-23.
50. Терегулова А.А. Порядок получения показаний подозреваемого
/ Терегулова А.А. // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. 2008. № 18. С. 56-60.
51. Толковый словарь русского языка / под ред. Д. Н. Ушакова. М. 2007.
52. Уголовный процесс : учебник / отв. ред. А. В. Гриненко. — 2-е изд., перераб. — М. : Норма, 2009. — 496 с.
53. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М.: 1951.
54. Чупилкин Ю.Б. Гарантии прав подозреваемого в российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2001.
55. Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М.: 2000. — 232с.

ПРИЛОЖЕНИЕ
Сводный бланк ответов по вопросам оптимизации статуса подозреваемого в УПК РФ
Вопрос Ответ
да нет
1.Удовлетворяет ли практическим требованиям законодательное определение подозреваемого, которое дано в ч.1 ст.46 УПК? 3 16
2.Требует ли доработки законодательное определение статуса подозреваемого в УПК РФ? 17 2
3. Требуется ли определение в УПК понятия «подозрение»? 13 6
4. Следует ли дополнить перечень прав подозреваемого (ч.4 ст.46 УПК) правами, которые предоставлены подозреваемому, однако не включены в указанный перечень? 15 4
5. Требуется законодательное изложение обязанностей подозреваемого в одном перечне (по примеру изложения прав)? 17 2
6. Имеется ли необходимость введения единого процессуального основания создания статуса подозреваемого? 17 2
7. Может ли выполнить роль такого единого процессуального основания постановление о привлечении лица в качестве подозреваемого? 16 3

Сказать спасибо:

Вам понравиться