Понятие юридического лица в Беларуси. Курсовая работа.

Готовые курсовые работы.

Понятие юридического лица в Беларуси. Готовая курсовая работа по предмету Гражданское право Беларуси. Скачать бесплатно. Год: 2014; Объем работы: 38 стр.; Страна: Беларусь.

Заказать курсовую работу по предмету Гражданское право можно здесь.

ВВЕДЕНИЕ

Мировой опыт подтверждает: юридическое лицо — очень важный элемент рыночной экономики, без которого не может развиваться государство. Оно во многом определяет темп экономического роста, структуру и качество валового национального продукта. Юридические лица — одна из важнейших составляющих современной экономики. В странах рыночной экономики предпринимательство, в том числе в форме образования юридического лица, получило широкое распространение и составляет подавляющую часть среди всех форм организаций.
В Республике Беларусь деятельность именно юридических лиц вносит наиболее весомый вклад в развитие экономики страны. И ежегодно их роль и значение возрастают. Развитие предпринимательства является одной из важнейших предпосылок формирования конкурентной среды, развития инициативы населения, социальной стабилизации общества.
Следует отметить, что наиболее проблемным вопросом института юридического лица, является определение понятия данного правового явления. Его сложность подтверждается одновременным существованием множества разных научных концепций о природе юридического лица. В определенные исторические периоды развития общества на первый план выдвигались различные признаки юридического лица, в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на данном этапе. Большинство разработанных учеными теорий о природе юридического лица вполне отвечали потребностям тех конкретных условий, в которых они создавались. Развитие научных взглядов в целом отражает эволюцию института юридического лица.
Указанное свидетельствует о необходимости оказания повышенного внимания сфере юридического лица.
По указанной причине, выбранная автором для написания курсовой работы тема: «Понятие юридического лица» является актуальной и требует разработки.
Целью настоящего исследования является комплексный теоретический и практический анализ понятия «юридическое лицо».
Реализация поставленной цели обусловила решение следующих взаимосвязанных задач:
— изучить происхождение юридического лица;
— исследовать юридическое лицо в советский период;
— изучить научные концепции о природе юридического лица;
— определить юридическое лицо и его признаки;
— выявить необходимые атрибуты юридического лица и определить его правоспособность;
— определить проблемные вопросы законодательного регулирования юридического лица и предложить варианты их решения.
Объектом настоящего исследования выступают правоотношения в сфере юридических лиц. Предметом исследования является институт юридического лица.
Теоретической основой работы послужили труды отечественных и российских авторов, таких как: Братусь С.Н., Козлова Н.В., Кравец Л.М., Усков О.Ю. и др.
В процессе исследования были использованы следующие общенаучные методы: системный анализ, сравнительный метод, метод дедукции. В работе применялись также частные методы исследования, а именно: системно-функциональный, сравнительно-правовой, исторический, логический, социологический, структурный, институциональный и др.
При подготовке курсовой работы использовался нормативно-правовой материал (положения Конституции Республики Беларусь, иных нормативных правовых актов Республики Беларусь), а также общетеоретическая и специальная литература.
Курсовая работа состоит из следующих структурных частей: введения, основной части (состоящей из трех глав), заключения, списка использованных источников.
Объем работы составляет — 39 листов; использовано 36 источников.

к оглавлению ↑

ГЛАВА 1 ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ И СУЩНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

1.1 Происхождение юридического лица

Исследование истории юридического лица в большинстве своем начинают с римского права. Соглашаясь с указанным, следует, однако, отметить, что институт юридического лица как таковой в римском праве отсутствовал. Вместе с тем, в Риме существовали некие прообразы юридического лица в виде особых субъектов права. Так, по замечанию Н.С. Суворова [31, С.29], деление лиц на две категории: физических и юридических, составляющее неизбежную принадлежность всех современных систем частного права, произошло не в римской юриспруденции, а позднее. Однако ни римская юридическая жизнь не могла обойтись без признания особого рода субъектов гражданского права, не совпадающих с естественными лицами, ни римская юридическая наука не могла игнорировать действительного существования таких субъектов.
Дошедшие до нас источники свидетельствуют, что уже в VI в. до н.э. римском обществе создавались коллегии религиозного характера, профессиональные союзы ремесленников, булочников, швейников и т.д. [28, С.58-59]. Применительно к ним римские юристы обычно пользовались выражениями personae vice funge, privatorum loco haberi, дабы показать, что нечто, не будучи естественным человеческим лицом, функционирующих в гражданской жизни вместо такового лица, обслуживается как таковое лицо. Иногда подобный субъект косвенно или прямо назывался persona, т.е. лицо. Для обозначения юридических лиц употреблялись термины corpus, universitas, collegia, в значении целость, совокупность вещей, собранных в единое целое (например, табун), соединение людей (народ, войско и т.д.), собрание лиц, союз лиц, коллегия [23, С.43].
Большинство ученых считают, что прообразами юридических лиц в Древнем Риме явились различные публично-правовые образования, среди которых главным было государство. По утверждению некоторых правоведов (П.Е. Соколовский и др.), именно государство следует считать тем древнейшим и первоначальным юридическим субъектом, по примеру которого образовались все другие союзные формации как юридические лица. Другие ученые (Савиньи, Муромцев) полагают, что понятие юридического лица как равноправного с физическими лицами субъекта гражданских прав первоначально развилось в применении к муниципиям, с которых оно было перенесено на другие корпорации и государство[23, С.43].
Исследователи римского права обычно выделяют следующие виды юридических лиц: государство; императорский престол; политические общины, в том числе города (civitas, respublica, municipium, municipes) и колонии (coloniae deductio), ассоциации римских граждан (conventus civium Romanoram), селения (vici, pagi, cas-tella, fora, conciliabula, praefecturae), провинции (commune provinciae); вольные союзы, среди которых были религиозные коллегии (gentes, sodalitates), похоронные коллегии (collegia funeratitia), коллегии ремесленников, коллегии или декурии подчиненного служебного персонала; товарищества (societas) публиканов и др.; церковные учреждения и богоугодные заведения христианского времени, а также «лежачее» наследство[31, С.189-219].
Следует отметить, что в имущественном обороте участвовали самостоятельные государственные предприятия и учреждения[23, С.43].
Кроме того, римскому праву было известно деление юридических лиц на хозяйственные предприятия (societas publicanorum, societates argentariorum), a также на общества и фонды, т.е. юридические лица, целью которых было выполнение некоторых общественных, политических, социальных, культурных, гуманитарных и других неэкономических задач [30, С.94].
Начиная с XII столетия в Италии, а затем почти во всех государствах континентальной Европы произошла рецепция римского права. Трудно сказать, пришла ли идея юридического лица в правовые системы этих стран из Рима, или юридическое лицо есть закономерное явление в общественной жизни любого государства на определенном этапе его исторического развития[23, С.59]. При этом, новые юридические формы создаются нелегко, жизнь постепенно приспосабливает существующие формы к вновь возникающим потребностям, а в результате переработки старых форм создаются такие, которые имеют мало общего с первоначальными[22, С.47]. С развитием капитализма потребность в образовании различных объединений для совместного ведения предпринимательской деятельности была столь сильной, что исторический опыт и знания, накопленные греческой и римской культурой, не могли не пригодиться.
Торговые отношения между разными городами и странами начались давно и получили широкое развитие в средние века. Известно, что уже в 1224 г. между Нидерландами, Генуей и Венецией поддерживалось регулярное морское сообщение. В период первоначального накопления капитала торговля была делом рискованным, а путешествия в дальние края и заморские страны — опасными. Средства передвижения были ненадежны, дороги — плохи, а люди — беспомощны перед силами природы. На торговые караваны нападали разбойники и морские пираты. Купцы рисковали не только деньгами, товарами, но и жизнью. Поэтому они предпочитали вести дела сообща, компаниями, чтобы легче преодолеть подстерегавшие их в чужих краях и в пути трудности (слово компания означает общий хлеб). Купцы объединялись в торговые гильдии и вместе снаряжали торговые экспедиции. Купеческие ассоциации вырабатывали некоторые правила совместной деятельности — регламенты. И хотя общего капитала у торговой гильдии не было, но каждый ее член вносил определенные платежи на нужды ассоциации. Члены гильдии солидарно отвечали за ее долги перед кредиторами ассоциации, а гильдия отвечала за долги каждого ее члена[22, С.85,165].
В XI-XIV столетиях широкое распространение в морской торговле, особенно в Италии и Франции, получили коммандитные товарищества (commenda, commandita). Первоначально отдельные лица просто вручали для спекуляции свои деньги или товары либо предоставляли труд по оценке капитану какого-нибудь отправлявшегося в плавание корабля, вследствие чего образовывался общий фонд (columna comunis), в котором участники делились на socii, дававшие деньги или товары, и nautae, предоставлявшие свой труд[32, С.83].
Впоследствии на их основе стали создаваться морские торговые товарищества (societas maris), выступавшие во внешних отношениях как единое предприятие, целью которого являлась морская торговля или перевозка.
Управление делами товарищества осуществлялось общими собраниями. Примечательно, что уже в те времена появились посредники в купле-продаже паев, участились случали обманов и спекуляций, что заставило государство направлять в товарищества своих представителей для контроля за их деятельностью.
Широкое распространение во Франции и в Германии получили компании по эксплуатации мельниц. Имеются данные, что собственником долей участия в таком предприятии (suches), которые могли свободно отчуждаться, был французский король Карл V[22, С.89-111].
На протяжении XIII— XIV столетий в странах Западной Европы бурными темпами начали развиваться ремесла и торговля. Внедрение в производство машин и механизмов стимулировало рост производительности труда, активизировало товарно-денежные отношения. Появились целые сословия людей — ремесленники, купцы, банкиры, — для которых совершение торговых сделок (купля-продажа товаров, обмен и ссуда денег под проценты) стало основным источником дохода[23, С.60].
Первоначально деятельность юридических лиц, в особенности торговых товариществ, регулировалась местными обычаями, часть которых иногда систематизировалась. Например, морские товарищества (societas maris) подчинялись правилам, содержащимся в Сборнике морских торговых обычаев (Consulat de la mer societates maris), составленном, как полагают исследователи, частным лицом примерно в XII-XIV вв.
Первые акционерные компании возникали на основании особых актов короны: эдиктов, патентов, деклараций, даруемых абсолютным монархом возникающему юридическому лицу. Регламенты этих компаний были весьма различны, находясь в зависимости не только от целей создания компании, но и от многих политических, экономических и случайных причин. Так, голландские торговые компании учреждались на основании letters d’octroi и пользовались целой массой привилегий, монополий и прав. Поэтому первые источники корпоративного права следует искать не в теории или законодательстве, а в уставах (octroa) отдельных товариществ и компаний.
Деятельность церковных и подведомственных церкви образовательных и благотворительных учреждений в Западной Европе регламентировалась преимущественно каноническим правом. [23, С.66].
Идея создания компаний была принесена в Россию лишь в конце XVII в. из развитых стран Западной Европы. Как и в Германии, в России она зародилась не в торговых, а в правительственных кругах. Мысль об организации крупных компаний для производства китоловного промысла и добывания сала возникла еще в эпоху царя Алексея Михайловича (1645-1676 гг.). Однако подлинный интерес к торговым компаниям проявил Петр I, который после своих заграничных путешествий увидел необходимость этого института для экономического развития России. Первым законом о компаниях следует считать Указ Петра I от 27 октября 1699 г. № 1706 «О составлении купцам, как и в других государствах, торговых компаний, о расписании городов по торговым делам на провинции, с подчинением малых городов главному провинциальному городу, и о причислении к слободам разночинцев, имеющих промыслы». Указом предписывалось «Московского государства всяких чинов купецким людям торговать так же, как торгуют иных государств торговые люди, компаниями, и чинить отпуски товарам в компаниях, иметь о том меж собой с общего совета установления, от чего надлежит быть в сборах Великого Государя казны пополнение»[27, С.43-44].
К расширению круга участников торгового оборота был направлен и Указ Петра I от 2 марта 1711 г. «О предоставлении права заниматься торговлей людям всякого звания, о выморочных деревнях и о наказании укрывающихся от службы». Таким образом, право торговать и составлять компании получили люди разных чинов и званий.
Указом от 8 ноября 1723 г. предлагалось учредить компанию в Испании для ведения китового промысла от г. Архангельска. 4 августа 1724 г. издается Указ №4540 об учреждении компании для торга с Испанией. [23, С.78].
Манифест императора Александра I от 1 января 1807 г. «О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий» рекомендовал купцам производить торговлю путем образования двух видов купеческих товариществ: полного и на вере (ст. 1). Император Николай I 6 декабря 1836 г. утвердил «Положение об акционерных компаниях», которое позднее было включено в Свод законов гражданских (ч. I т. X Свода законов Российской Империи).
Законодатель фактически сохранил разрешительную систему создания компаний, чтобы поддерживать только выгодные предприятия и не допускать разорения вкладчиков. Устав компании подлежал утверждению органом, который давал разрешение на создание компании. Закон регламентировал предельные размеры уставного капитала, способы его оплаты, размеры акций (от 50 до 1000 руб.), упоминал об общем собрании и правлении компании[22, С.376-382].
Белорусские земли в досоветский период длительное время входили в состав различных государственных образований, где действовали нормы разных источников права (грамоты, судебники, привилеи, статуты ВКЛ, уложения, своды и др.), которые впитывали лучшие наработки в сфере правового регулирования «юридического лица» из законодательства, как западных стран, так и России.
Таким образом, основы института юридического лица заложены римским правом, после рецепции которого, начиная с XII века, нормы о юридическом лице закрепляются в законодательстве стран Западной Европы, а затем и в законодательстве, действовавшем на территории Беларуси и России. Вместе с тем, глобальное развитие изучаемый институт получил в советский период.

к оглавлению ↑

1.2 Юридическое лицо в советский период

Образование СССР привело к возникновению новой правовой системы – права союзного государства, тесно взаимосвязанного с правовыми системами союзных республик.
Право Белорусской ССР в этот период было направлено на восстановление разрушенного длительными войнами народного хозяйства, на укрепление советской власти и создание советского государственного аппарата.
Собственное законодательство республики развивалось по нескольким направлениям. Прежде всего, используя российский законодательный опыт, постановлениями высших органов власти Белорусской ССР на ее территории вводились в действие законодательные акты РСФСР, поскольку собственного законодательного опыта было еще недостаточно. Так, Постановлением Президиума ЦИК БССР Уголовный кодекс РСФСР был введен в действие на территории республики с 1 июля 1922 г., Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР- с 15 июля 1922 г., Гражданский кодекс РСФСР — с 1 марта 1923 г. С 1 сентября 1923 г. ЦИК БССР распространил действие на территории Беларуси Гражданского процессуального кодекса РСФСР. Таким образом, на первых этапах развития белорусской советской государственности ключевые отраслевые нормативные правовые акты, которые действовали на территории БССР, являлись законодательными актами РСФСР. При этом необходимо отметить, что кодексы, распространявшие свое действие на территорию Беларуси, в БССР стали рассматриваться как кодексы БССР [26, С.168].
И так, Постановлением Президиума ЦИК БССР от 2 февраля 1923 г. Гражданский кодекс РСФСР был введен в действие на территории БССР с 1 марта 1923 г. [15].
В ГК 1922 г. впервые в отечественном гражданском праве было дано легальное определение юридического лица: юридическими лицами признаются объединения лиц, учреждения или организации, которые могут, как таковые, приобретать права по имуществу, вступать в обязательства, искать и отвечать в суде (ст. 13).
Кодекс воскресил и значительно развил такие формы юридических лиц, как полное товарищество (ст. 295-311), товарищество на вере (ст. 312-317), акционерное общество или паевое товарищество (ст. 322-366). Появился новый вид товарищества — с ограниченной (а точнее, с дополнительной) ответственностью (ст. 318-321).
Однако господствующей формой юридического лица оставалось государственное предприятие.
Согласно нормам ст. 19 ГК РСФСР 1922 г. тресты являлись государственными промышленными предприятиями, которым государство предоставило самостоятельность в производстве своих операций согласно утвержденному для каждого из них уставу и которые действовали на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли. Трест являлся юридическим лицом и мог состоять из одного или многих предприятий — производственных единиц[23, С.93].
По типу промышленных трестов образовывались также государственные торговые предприятия (торги), положение о которых было принято 17 августа 1927 г.27[13]
В конце 20-х гг. нормы ГК 1922 г. и принятые в его развитие акты законодательства практически перестали применяться. 29 июня 1927 г. было принято новое Положение о трестах, которое усилило планово-регулирующее влияние органов, под началом которых состояли тресты. В 1928 г. издано новое положение о государственных сельскохозяйственных трестах (госсельхозтрестах), в состав которых входили советские хозяйства (совхозы) [23, С.93].
Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 20 октября 1925 г. было утверждено Положение о торговой регистрации[14], согласно которому правоспособность всех видов юридических лиц, занимающихся промышленной и торговой деятельностью, возникала с момента их регистрации, если иное не устанавливалось в специальных законах, на основании которых были учреждены эти лица (п. 2, 3).
В августе 1927 г. было принято Положение об акционерных обществах[23, С.94]. Однако к началу 30-х гг. практически все акционерные общества были преобразованы в государственные предприятия.
Постановлением ЦК ВКП(б) от 5 декабря 1929 г. «О реорганизации системы управления промышленностью» основным субъектом хозяйствования в промышленности было признано социалистическое государственное производственное предприятие[23, С.94].
В ходе реформы управления промышленностью, проведенной в 30-е гг., синдикаты были ликвидированы, а на их основе созданы государственные всесоюзные и республиканские хозяйственные объединения.
Объединения являлись юридическими лицами и могли включать в себя три категории предприятий: производственные единицы, т.е. предприятия без прав юридического лица; самостоятельные предприятия с правами юридического лица; обособленные предприятия, по отношению к которым объединение осуществляло только планово-регулирующие функции.
В 1934-1935 гг. объединения ликвидируются, на их место приходят предприятия. Помимо трехзвенной системы управления промышленностью (отраслевое главное управление министерства — трест -предприятие) вводится двухзвенная система (главк — предприятие) [23, С.94].
Главк имел права юридического лица и осуществлял планово-управленческие функции. Главк также мог находиться на хозрасчете и при этом централизовал снабженческо-сбытовую деятельность предприятия. Такая система существовала почти 30 лет[18, С.253].
Как видим, в советский период законодательное развитие категории юридического лица было связано не с поиском наиболее оптимальных правовых конструкций, а с проводимыми социалистическим государством многочисленными реформами управления экономикой. Реформы поочередно влекли за собой то централизацию, то децентрализацию, а в результате предприятия получали то меньше, то больше свободы распоряжаться своим имуществом и средствами.
К моменту принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и ГК 1964 г. на просторах СССР насчитывалось около десятка различных видов юридических лиц [23, С.96].
.Очередная хозяйственная реформа 60-х гг. была направлена на ослабление централизованного руководства промышленностью, укрепление экономического и правового положения предприятия. Реформа 70-х гг. снова предполагала укрупнение производства [23, С.95].
Развитие системы юридических лиц в период перестройки экономического механизма в СССР (1980-1990 гг.) также имело неоднозначный характер. В этот период были приняты ряд общесоюзных нормативных правовых актов: Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1983 г. «О порядке осуществления деятельности на территории СССР совместных хозяйственных организаций СССР и других стран-членов СЭВ»[11] всем государственным организациям было разрешено создавать международные объединения и совместные предприятия с иностранным участием.
13 января 1987 г. Совет Министров СССР принял постановление № 48 «О порядке создания на территории СССР и деятельности совместных предприятий, международных объединений и организаций СССР и других стран — членов СЭВ»[10] и постановление № 49 «О порядке создания на территории СССР и деятельности совместных предприятий с участием советских организаций и фирм капиталистических и развивающихся стран» [9].
Совместные предприятия (СП) являлись юридическими лицами (п. 7 постановления № 48; п. 6 постановления № 49), близкими по форме к обществу с ограниченной ответственностью. Учредительными документами совместного предприятия были названы учредительный договор и устав (п. 8; п. 7). В частности, в постановлениях указывалось (п. 4; п. 2), что решения о создании совместного предприятия принимаются государственными предприятиями, объединениями и организациями с согласия вышестоящего органа управления. Созданные на территории СССР совместные предприятия после вступления в силу документов об их создании регистрируются в Министерстве финансов СССР и приобретают права юридического лица с момента регистрации. Сообщение о создании СП публикуется в печати (п. 9; п. 9).
26 мая 1988 г. был принят Закон СССР «О кооперации в СССР»[8], регламентирующий создание и деятельность производственных и потребительских кооперативов, каковыми признавались добровольные объединения граждан (не менее трех) на началах членства для совместного ведения хозяйственной или иной деятельности на базе принадлежащего кооперативу на праве собственности, арендованного или предоставленного в бесплатное пользование имущества (п. 1 ст. 5, п. 1 ст. 11). Кооператив считался созданным с момента регистрации его устава в исполнительном комитете Совета народных депутатов по месту нахождения кооператива (ст. 11).
Как видим, кооперативы, равно как и совместные предприятия, стали первыми в СССР со времен нэпа юридическими лицами частного права, основанными на частной собственности на средства производства[23, С.97].
23 ноября 1989 г. Верховный Совет СССР принял Основы законодательства Союза ССР и республик об аренде[7], часть положений которых (ст. 16-28) были посвящены правовому регулированию создания и деятельности арендных предприятий.
Согласно нормам ст. 16 Основ законодательства об аренде, трудовой коллектив государственного предприятия (объединения) был вправе образовать организацию арендаторов как самостоятельное юридическое лицо для создания на его основе арендного предприятия. Решение об образовании организации арендаторов и ее органов управления принималось общим собранием (конференцией) трудового коллектива не менее чем % голосов его членов. Организация арендаторов совместно с профсоюзным комитетом разрабатывала проект договора аренды и направляла его государственному органу, уполномоченному собственником сдавать в аренду государственные предприятия, который обязан был рассмотреть его в течение 30 дней со дня получения. Разногласия, возникающие при заключении договора аренды, рассматривались Государственным арбитражем. После подписания договора организация арендаторов принимала в установленном порядке имущество предприятия и приобретала статус арендного предприятия [33, С. 111-112].
Таким образом, законодательная база института юридического лица в советский период была неоднозначной и не однородной. После приобретения Республикой Беларусь своей независимости стали приниматься национальные нормативные правовые акты: Указ Президента Республики Беларусь от 27.11.1995 № 482 «О создании и деятельности в республике хозяйственных групп», Закон Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» от 09.12.1992 № 2020-XII, Закон Республики Беларусь от 10.12.1992 № 2034-XII «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» [25, С.34] и др. Вместе с тем, еще длительное время (до 1999 года) действовал ГК БССР 1964 года с многочисленными изменениями и дополнениями. к оглавлению ↑

1.3 Научные концепции о природе юридического лица

Процесс образования понятий одинаков у всех народов. В начале возникновения в общественной жизни какого-либо явления понятие о нем еще весьма смутное. Установление строго определенных понятий — это дело дальнейшей жизни народов. Именно так, по мнению Л.Л. Гервагена, обстоит дело с определением понятия юридического лица[19, C.2].
Зачатки понимания правовой природы юридического лица мы находим еще в Древнем мире, у греков и римлян.
Греческая античная философия понятия субъект права еще не знала. Известный германский ученый Отто фон Гирке писал, что древние феки понимали право как гармонический порядок государственного общежития, т.е. только в объективном смысле. Поэтому феческая философия не выработала понятие субъективного права, как и обособленное понятие фажданского права. Гражданские права рассматривались лишь как следствие принадлежности фажданина к государству[23, С.105].
Известно, что идея юридического лица как самостоятельного субъекта фажданского права составляет крупнейшую заслугу римского права, хотя в самом Риме эта форма союзной организации вырабатывалась достаточно медленно[29, С.307]. По выражению Н.Л. Дювернуа, римская мысль ясно представляла себе возможность сочетания личности, конкретной правоспособности с человеком и так же легко разрывала эту связь, низводя человека до категории вещей или давая личный характер обладания там, где отдельного человека как обладателя назвать нельзя[21, С.269-271].
В Европе XI—XII столетий учение о юридическом лице развивалось христианской теологией и глоссаторами.
Глоссаторами именовали юристов, изучавших римское право и одновременно толковавших источники с точки зрения современной им философии. Примечания, которыми они снабжали римские тексты, называли глоссами (от латинского glossa — слово, требующее пояснения).
Глоссы записывались на полях книг (marginales) либо между строками (interlineares). Глоссаторы комментировали текст и цитировали своих предшественников, создавая особые книги (apparatus) в виде непрерывающихся комментариев к текстам источников. Со временем последовательно изложенный комментарий принимался школой или университетом в качестве пособия для преподавания (glossa ordinaria), которое читалось и комментировалось для слушателей.
В XII—ХШ столетиях европейская юриспруденция образовала две ветви — каноническую и светскую, представители которых назывались канонистами и легистами.
Именно средневековые ученые — поздние глоссаторы (консилиаторы) и канонисты (папа римский Иннокентий IV и др.), на основании фикции как приема научного мышления впервые применили к корпорации понятие личности и ввели в правовую науку сам термин — юридическое лицо (Rechtssubjektivitat) [23, С.105].
Распространение юридических лиц в имущественном обороте и законодательные построения, регламентирующие их жизнедеятельность, стимулировали развитие науки. Особая заслуга принадлежит германской правовой науке, которая пыталась объяснить феномен юридического лица с позиций философии.
Философские концепции XIX-XX вв. Проблему философского понятия природы юридического лица в середине XIX в. поставил профессор Фридрих Карл фон Савиньи. Вслед за ним вопрос о сущности юридического лица был подвергнут всестороннему анализу многими учеными, каждый из которых, чувствуя недостатки предшествующих теорий, начал разрабатывать собственные научные концепции, развитие которых продолжается в современную эпоху[23, С.106].
Появившиеся в конце XIX в. теории о сущности юридического лица Л.Л. Герваген разделил на четыре группы[19, С.3-4]. Принимая за основу его классификацию, можно указать несколько направлений, по которым шло формирование современного понятия юридического лица.
Теория фикции (олицетворения). Названная теория господствует в философии и юриспруденции начиная с XII в. и вплоть до наших дней. В средние века ее развивали Ансталт, Гугопинус, Пиллиус, Штифтунг, Иннокентий IV, Бартол, Цинус, Олрадус и другие ученые. Окончательное свое выражение она получила в работах Ф.К. Савиньи (1840-е гг. ), Бирлинга (1894) и других правоведов XIX в. под названием теория олицетворения.
Согласно этой теории корпорация, или союз, есть совокупность отдельных людей, которая при помощи фикции как научного приема, т.е. заведомо неправильного утверждения, рассматривается в качестве лица. Государство при помощи фикции на основании закона признает или создает искусственного субъекта права, допускаемого только в частном праве для достижения целей, поставленных отдельными людьми.
Как отмечает Л. Эннекцерус, при таком подходе юридическое лицо является недееспособным лицом, которое совершенно так же, как недееспособные физические лица, выступает через своих представителей, действия которых, при условии, что они совершены от имени юридического лица и в пределах предоставленных полномочий, создают права и обязанности для юридического лица, но не могут считаться действиями самого юридического лица[35, С.354].
В данной теории можно выделить четыре направления.
1. Сторонники первого направления, в частности германские правоведы Савиньи, Георг Фридрих Пухта (1840, 1849, 1851), Резлер (1861) и другие ученые, считают, что государство при помощи фикции создает искусственного субъекта права.
2. Выразители второго направления полагают, что закон не создает, а только примиряется с существованием искусственного субъекта права, который играет роль лица.
В числе авторов и последователей данной концепции нужно указать таких германских ученых, как Лфейфер (1847), Арндтс (1859, 1874), Унгер (1859), Рот (1880) и др.
3. Теория персонификации разработана в конце XIX — начале XX столетия русскими учеными Г.Ф. Шершеневичем, A.M. Гуляевым, Е.Н. Трубецким, ИМ. Тютрюмовым. По их мнению, юридическое лицо есть то, что, не будучи лицом физическим, признается законом субъектом права.
4. Русский профессор В.Б. Ельяшевич считал юридическое лицо приемом юридической техники (1910) [23, С.107].
К вышеназванной концепции близка теория правового средства, созданная профессором Б. И. Пугинским (1984). Согласно этой теории юридическое лицо есть признак некоего сообщества или организации, наделение которым со стороны государства дает им возможность участвовать в гражданском обороте как единым субъектам права[23, С.107].
Последователем данной теории можно назвать И.П. Грешникова (1997, 2002), который полагает, что юридическое лицо есть правовая конструкция, позволяющая включить различные организованности в круг субъектов гражданского права.
Концепция «целевого» или «бессубъектного» имущества в сущности является развитием теории фикции (олицетворения).
Сторонники этой теории пришли к выводу, что встречаются ситуации, когда в действительности субъекта нет. В частности, возможность существования субъективных прав без субъекта пытаются доказать немецкие юристы Виндшейд (1853) и Кеппен (1856, 1862).
Другой германский ученый, Алоизий Бринц (1857), полагает, что иногда субъектом является понятие или цель. Кроме того, по мнению Э. Беккера (1861, 1886), субъектом может выступать то, что дает лицу власть распоряжения правом, например, ценная бумага[23, С.107].
В начале XX столетия в России аналогичных взглядов придерживался Б.С. Мартынов (1927). В наше время данная концепция существенно развита и проработана профессором Е.А. Сухановым (1991, 1998, 2002), который считает, что сущность юридического лица составляет участвующее в гражданском обороте обособленное имущество.
Доктрина реального субъекта. Целый ряд ученых полагали, что юридическое лицо есть реальный субъект права. Как подчеркивал Л. Эннекцерус, при таком понимании юридическое лицо мыслится как действующее самостоятельно, через свои органы, действия которых в пределах установленной компетенции считаются действиями самого юридического лица[35, С.354].
Следует отметить, что ряд правоведов согласились со сторонниками теории фикции (олицетворения) в том, что юридическое лицо не является самостоятельным субъектом права, представляет собой некую конструкцию, созданную правом, правовую фикцию. Однако, по их мнению, все предыдущие учения не отвечали на вопрос о сущности юридического лица. Для решения этой проблемы необходимо выяснить, кто является действительным субъектом прав юридического лица. Если снять с юридического лица все покровы, то окажется, что за ним скрываются реальные участники общественных отношений — люди либо что-то иное, определяющие деятельность юридического лица.
Особо следует выделить концепцию, разработанную профессором В.П. Грибановым (1961), который полагал, что юридическое лицо есть в сущности трудовой коллектив, за которым стоит государство и администрация во главе с руководителем.
Нужно отметить, что о возможности или необходимости выявления материального, человеческого либо иного субстрата юридического лица писали многие российские ученые в советский период, в частности М.И. Брагинский (1981), Д.М. Генкин (1955), В.А. Ойгензихт (1983), К.Э. Торган (1982) и др.[23, С.108].
Приведенная классификация научных теорий о сущности юридического лица весьма условна и отнюдь не претендует на исключительность. Вряд ли можно уложить все теоретические построения, отдельные утверждения и высказывания многих ученых в прокрустово ложе сухой логической схемы. Авторы перечисленных доктрин жили и писали каждый в свою эпоху, в специфических исторических условиях.
Таким образом, одновременное существование множества столь разных научных концепций о природе юридического лица объясняется сложностью этого правового явления. В определенные исторические периоды развития общества на первый план выдвигались различные признаки юридического лица, в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на данном этапе. Большинство разработанных учеными теорий о природе юридического лица вполне отвечали потребностям тех конкретных условий, в которых они создавались. Развитие научных взглядов в целом отражает эволюцию института юридического лица.

к оглавлению ↑

ГЛАВА 2 ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО В ОТЕЧЕСТВЕННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

2.1 Юридическое лицо и его признаки

Как отмечается в правовой литературе, современная зарубежная наука уже не уделяет столь пристального внимания теориям юридического лица. Обычно иностранные правоведы подчеркивают, что юридическое лицо надлежит рассматривать как обобщающее юридико-техническое понятие, которое служит для признания лиц или вещей правоспособными организациями. Сущность этого понятия объясняется многочисленными теориями, которые не имеют практического значения и не обладают большой познавательной ценностью. Данный подход характерен как для современного континентального, так и для англо-американского права[23, С.114].
Между тем известно, что научная юриспруденция существенным образом влияет на правовую жизнь. Поэтому максимально точное определение того или иного правового понятия имеет первостепенное значение для законодательства и правоприменительной практики. Не требует доказательств истина, что изучение и уяснение природы правовых институтов есть единственный источник их разумного конструирования.
Современное белорусское законодательство юридическим лицом признает организацию, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, несет самостоятельную ответственность по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, исполнять обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, прошедшая в установленном прядке государственную регистрацию в качестве юридического лица либо признанная таковым законодательным актом (ст. 44 Гражданского кодекса Республики Беларусь [1]).
Для осуществления необходимых хозяйственных связей юридические лица наделены способностью быть субъектами осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. При этом предприятия (организации), обладающие статусом юридического лица, должны быть зарегистрированы и занесены в Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Они могут иметь также печать и счета в банках. Однако такого рода факторы не отражают сущности юридического лица как субъекта гражданского правоотношения.
Юридическое лицо — не любая организация, а лишь та, которой присущи определенные признакам:
1) организационное единство. Юридическое лицо должно иметь единую организационную структуру, т.е. внутреннее устройство, которое определяет структурные подразделения юридического лица (производственные единицы, цеха, отделы, торговые киоски и пр.) и их подчиненность единому руководящему органу. Характер и степень организованности юридического лица закрепляется в его уставе, либо в учредительном договоре и уставе, либо только в учредительном договоре. Если юридическое лицо не является коммерческой организацией, то в случаях, предусмотренных законом, оно может действовать на основании общего положения об организациях данного вида. В уставе юридического лица указывается его наименование, цели и задачи, организационная структура, органы, осуществляющие руководство организацией и ее подразделениями, объем и характер правоспособности организации, время ее возникновения [24, С.135] и т. п.;
2) имущественная обособленность. Юридическое лицо должно иметь обособленное, только ему принадлежащее имущество. Имущество данной организации отграничено от имущества его учредителей (участников) и всех иных субъектов (организаций, граждан, государства и т. д.).
Имущество предприятия составляют его основные фонды и оборотные средства, а также иные ценности, стоимость которых отражается в балансе предприятия. Имущество предприятия в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь, уставом предприятия принадлежит ему на праве собственности либо хозяйственного ведения или оперативного управления [20, С.127].
Так, собственниками закрепленного за юридическими лицами имущества являются: общественные объединения, политические партии, религиозные организации, хозяйственные общества и товарищества, кооперативы и т. д.
В случае если юридическими лицами являются несобственники имущества, оно может быть за ними закреплено на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.
Определений права хозяйственного ведения и оперативного управления, в отличие от ранее действовавшего (до принятия Гражданского кодекса Республики Беларусь 1998 г.), вновь принятое законодательство не содержит. Исходя из анализа норм действующего законодательства о юридических лицах право хозяйственного ведения можно определить как основанное на праве государственной или частной собственности право юридического лица (унитарного предприятия) владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, предоставленным ему собственником для осуществления хозяйственной деятельности в пределах, установленных действующим законодательством (ст. 113, п. 7 ст. 114, ст. 276 ГК) [24, С.136].
Другими словами, право хозяйственного ведения означает, что имущество передано собственником унитарному предприятию с правом владения, пользования и распоряжения для осуществления хозяйственной деятельности в пределах, установленных собственником или уполномоченным им органом и действующими законодательными актами Республики Беларусь.
Что касается права оперативного управления, то его можно определить как право казенного предприятия осуществлять в отношении закрепленного за ним имущества правомочия владения, пользования и распоряжения в пределах, установленных действующим законодательством, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества (ст. 277 ГК). Например, к юридическим лицам, у которых имущество находится на праве оперативного управления, относятся, как правило, бюджетные организации.
Отнесение предприятий (организаций) к юридическим лицам зависит от того, какие права, обязательственные или вещные, по отношению к обособленному имуществу юридического лица имеют его учредители.
Так, к юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права, относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы. Участники таких юридических лиц могут иметь вещные права только на имущество, которое они передали юридическим лицам в пользование в качестве вклада в уставный фонд.
К юридическим лицам, на имущество которых их учредители имеют право собственности или иное вещное право, относятся унитарные предприятия, в том числе дочерние, а также финансируемые собственником учреждения.
К юридическим лицам, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав, относятся общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды, объединения юридических лиц и (или) индивидуальных предпринимателей (ассоциации и союзы), а также иные некоммерческие организации, если иное не установлено действующим законодательством (п. 3 ст. 44 ГК).
Юридическими лицами могут быть коммерческие организации, основной целью деятельности которых является извлечение прибыли и (или) распределение ее между участниками, и некоммерческие, т. е. организации, не преследующие цели извлечения прибыли и не распределяющие полученную прибыль между участниками (п. 1 ст. 46 ГК);
Несмотря на то, что имущественная обособленность, согласно наиболее распространенному мнению, является лишь одним из признаков юридического лица, мы полностью разделяем мнение тех авторов, которые рассматривают юридическое лицо как инструмент или средство обособления (отграничения) имущества [33, С.103]
3) имущественная ответственность. В соответствии с действующим законодательством (ст. 52 ГК) юридическое лицо, кроме финансируемых собственником учреждений, отвечает по своим обязательствам всем своим (закрепленным за ним) имуществом, на которое по закону может быть обращено взыскание [20, С.128].
Законом регламентирована ответственность по своим обязательствам казенных предприятий и финансируемых собственником учреждений. Так, согласно п. 5 ст. 113 ГК унитарное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом.
Что касается учреждений, то они по своим обязательствам отвечают денежными средствами, находящимися в их распоряжении. Если их недостаточно для производства расчетов по заключенным договорам, имеющимся обязательствам, ответственность перекладывается на собственника, который выступает в качестве субсидиарного должника, т.е. наступает субсидиарная ответственность. Такая ответственность может быть возложена и на Республику Беларусь. В частности, как следует из действующего законодательства, унитарные предприятия могут быть основаны на праве хозяйственного ведения и оперативного управления. Согласно п. 5 ст. 115 ГК Республика Беларусь несет субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества.
Унитарное предприятие, основанное на праве оперативного управления (государственное казенное предприятие), может быть образовано по решению правительства Республики Беларусь на базе имущества, находящегося в ее собственности.
Субсидиарная ответственность может быть возложена на юридическое лицо по его обязательствам и в том случае, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками, собственником имущества юридического лица или другими лицами), которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия. При недостаточности имущества юридического лица учредители должны возместить оставшуюся задолженность.
Имущественную ответственность несут и участники полного товарищества. Они от имени товарищества и солидарно друг с другом несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества[24, С.138].
Солидарно несут субсидиарную ответственность участники общества с дополнительной ответственностью по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами общества. В том случае, если один из участников оказался несостоятельным (банкротом), его ответственность по обязательствам общества распределяется между остальными участниками пропорционально их вкладам при условии, что иной порядок распределения ответственности не предусмотрен учредительными документами общества с дополнительной ответственностью.
Имущество может принадлежать юридическому лицу и на праве собственности. По обязательствам юридического лица взыскание может быть обращено на любое имущество, принадлежащее ему на праве собственности.
Собственник же имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, не отвечает по обязательствам предприятия, за исключением случаев, предусмотренных п. 3 ст. 52 ГК, в соответствии с которым учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных законодательством либо учредительными документами юридического лица. Все это в равной мере распространяется и на предприятие, учредившее дочернее предприятие, по обязательствам последнего.
Создание унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, производится по решению уполномоченного на то государственного органа или органа местного управления или самоуправления.
Помимо указанных имеются и другие юридические лица, которые несут самостоятельную имущественную ответственность, т. е. имущественная ответственность подразделяется от вида юридического лица. Так, участники коммандитного товарищества, осуществляющие от имени товарищества предпринимательскую деятельность, отвечают по обязательствам товарищества всем своим имуществом (п. 1 ст. 81 ГК). В этом товариществе наряду с указанными участниками имеется один или несколько участников (вкладчики, коммандиты), которые несут риск убытков, связанных с деятельностью товарищества, в пределах сумм внесенных ими вкладов и не принимают участия в осуществлении товариществом предпринимательской деятельности.
Имеются юридические лица, учредители (участники) которых отвечают только в виде риска потери акций или других ценных бумаг (акционерные общества).
В настоящее время значительную часть среди юридических лиц занимают общества с ограниченной ответственностью. Их деятельность регламентирована действующим законодательством. Участники общества с ограниченной ответственностью не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов.
Республика Беларусь и административно-территориальные единицы не отвечают по обязательствам созданных ими юридических лиц, кроме случаев, предусмотренных законом, а эти организации не отвечают по обязательствам государства и административно-территориальных единиц.
Республика Беларусь не отвечает и по обязательствам административно-территориальных единиц. Равным образом административно-территориальные единицы не отвечают как по обязательствам друг друга, так и по обязательствам государства. Однако эти правила не распространяются на те случаи, когда государство приняло на себя гарантию (поручительство) по обязательствам административно-территориальной единицы или юридического лица либо указанные субъекты приняли на себя гарантию (поручительство) по обязательствам Республики Беларусь.
В частности, согласно п. 2 ст. 120 ГК учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по его обязательствам, если, например, это государственное учреждение, несет государство как собственник этого имущества.
Таким образом, в зависимости от вида юридического лица и наличия у него самостоятельного имущества наступает и соответствующий вид имущественной ответственности. Во всех случаях первоначальные требования предъявляются непосредственно к юридическому лицу, а к учредителям (участникам) только лишь в части, не погашенной юридическим лицом;
4) выступление в гражданском обороте и суде (хозяйственном, третейском) от своего имени. Юридические лица заключают сделки от собственного имени. Своими юридическими действиями они приобретают для себя и осуществляют имущественные и неимущественные права и несут обязанности, создают возможность самостоятельно распоряжаться своим имуществом. Наличие возможности выступать от собственного имени является обязательным индивидуализирующим признаком участника гражданского оборота [24, С.140].
Для вступления в договоры и другие обязательственные отношения согласия вышестоящего органа не требуется. Не требуется от него и доверенности на совершение сделок. Юридическое лицо может быть носителем ряда абсолютных прав (право собственности, право авторства и др.).
Иными словами, самостоятельность юридического лица в гражданском обороте означает его право заключать без доверенности сделки, самому отвечать по долгам. Например, тракторный завод вправе сам заключить договор о ремонте здания, приобретении оборудования, сырья и т. д. Но лицо, действуя самостоятельно, может иногда не исполнить лежащую на нем обязанность, нарушить права других лиц (не исполнить договор, причинить вред и т. д.). Следовательно, возникает вопрос об исполнении обязанности, восстановлении нарушенного права этим юридическим лицом, т. е. оно должно самостоятельно отвечать за свои действия (бездействие).
При возникновении споров юридические лица (орган, обладающий такими правами, или его представитель) сами выступают в качестве истцов или ответчиков в суде, хозяйственном, третейском суде и другом суде.
Выступление в гражданском обороте от своего имени является одним из основных признаков в определении юридического лица, подчеркивающим его характерную особенность проявления самостоятельности и гражданской правосубъектности;
Таким образом, юридическим лицом признается только та организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, несет самостоятельную ответственность по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, исполнять обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, прошедшая в установленном прядке государственную регистрацию в качестве юридического лица либо признанная таковым законодательным актом.

к оглавлению ↑

2.2 Необходимые атрибуты юридического лица, его правоспособность

Юридическое лицо, являясь субъектом гражданского права, нуждается в индивидуализации, поскольку необходимо отличать его от других участников гражданско-правовых отношений. Индивидуализация юридического лица имеет особо важное значение для тех юридических лиц, которые производят товары, выполняют работы или оказывают услуги, реализуемые на рынке. Успешная реализация результатов деятельности в условиях конкуренции достигается при условии высокого качества товаров, работ или услуг определенного юридического лица. Оно должно быть индивидуализировано [20, С.130-131].
Одним из правовых средств индивидуализации юридических лиц является наименование юридического лица.
В соответствии со ст. 50 ГК юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на его организационно-правовую форму. Наименования некоммерческих организаций и унитарных предприятий, а в предусмотренных законодательными актами случаях – и иных коммерческих организаций должны содержать указание на характер деятельности юридического лица.
Включение в наименование юридического лица указаний на официальное полное или сокращенное название Республики Беларусь, слов «национальный» и «белорусский», включение такого названия либо элементов государственной символики в реквизиты документов или рекламные материалы юридического лица допускаются в порядке, определяемом Президентом Республики Беларусь.
Первым актом Президента по данному поводу стал Указ Президента Республики Беларусь от 7 апреля 2000 г. «Об использовании названия Республики Беларусь юридическими лицами»[5], которым устанавливалось, что правом использования полного или сокращенного названия Республики Беларусь в наименованиях юридических лиц, а также в реквизитах документов или рекламных материалах юридических лиц обладают государственные органы и организации и иные юридические лица в случае наделения их таким правом Президентом Республики Беларусь по представлению Совета Министров Республики Беларусь.
Указом Президента Республики Беларусь от 31 мая 2005 г. №247 «О дополнительных мерах по упорядочению использования слов «национальный» и «белорусский»» [4] положения предыдущего Указа были конкретизированы.
С целью исключить смешение юридических лиц, п. 12 Положения о
государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности)
субъектов хозяйствования (утверждено Декретом Президента Республики
Беларусь от 16 января 2009 г. № 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования»[3]) установил, что до подачи в регистрирующий орган для государственной регистрации документов, предусмотренных настоящим Положением, один из учредителей (участников) создаваемой коммерческой или некоммерческой организации должен согласовать с регистрирующим органом.
Порядок такого согласования установлен Положением о порядке согласования наименований коммерческих и некоммерческих организаций, утвержденным Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 5 февраля 2009 г. № 154 [6].
Следует отметить, что юридическое лицо, фирменное наименование которого зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное право его использования (ч.2 п.4 ст.50 ГК). По его требованию лицо, неправомерно использующее чужое фирменное наименование, обязано прекратить его использование и возместить причиненные убытки (ч.4 п.4 ст.50 ГК).
Согласно п.2 ст.50 ГК место нахождения юридического лица определяется местом нахождения его постоянно действующего исполнительного органа (административно-территориальная единица, населенный пункт, а также дом, квартира или иное помещение, если они имеются), а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа – иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.
Место нахождения юридического лица имеет существенное значение при решении многих вопросов гражданского и гражданского процессуального права. В частности, если в договоре не указано место его заключения, договор считается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту (ст.414 ГК). Если место исполнения обязательства не определено законодательством или договором и не явствует из существа обязательства, во многих случаях обязательство должно быть исполнено, когда должником является юридическое лицо, в месте его нахождения (ст.297 ГК). Место нахождения юридического лица имеет важное значение при решении вопроса, какой суд должен рассматривать спор с участием юридического лица (ч.2 ст.46 ГПК и ст.30 ХПК) и в ряде других случаев [20, С.133].
В случае изменения места нахождения юридического лица такое юридическое лицо в порядке, установленном законодательными актами, обязано направить в регистрирующий орган соответствующее уведомление, если иное не установлено законодательными актами.
Согласно п.22 Положения о государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования в случае изменения местонахождения коммерческой, некоммерческой организации такая организация в течение десяти рабочих дней со дня изменения местонахождения обязана направить в регистрирующий орган уведомление по форме, установленной Министерством юстиции.
Наименование и место нахождения юридического лица указываются в его учредительных документах.
В соответствии со ст.48 ГК юридическое лицо действует на основании устава и (или) учредительного договора. Учредительный договор юридического лица заключается, а устав утверждается собственником имущества (учредителями, участниками). Настоящим Кодексом и иными законодательными актами может устанавливаться иной порядок утверждения уставов юридических лиц. Актами Президента Республики Беларусь может быть предусмотрено утверждение положений, на основании которых действуют соответствующие юридические лица.
В уставе, учредительном договоре юридического лица должны определяться наименование юридического лица, место его нахождения, цели деятельности, порядок управления деятельностью юридического лица, а также содержаться иные сведения, предусмотренные ГК и законодательством о юридических лицах соответствующего вида.
В учредительных документах некоммерческих организаций, а также в предусмотренных законодательными актами случаях в учредительных документах коммерческих организаций должен быть определен предмет деятельности юридического лица. Учредительными документами коммерческих организаций может быть предусмотрен предмет их деятельности и в случаях, когда в соответствии с законодательными актами это не является обязательным.
Изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, установленных законодательными актами, – с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию, о таких изменениях. Однако юридические лица и их учредители (участники) не вправе ссылаться на отсутствие регистрации таких изменений в отношениях с третьими лицами, действовавшими с учетом этих изменений.
Согласно ст.49 ГК юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законодательством и учредительными документами. Порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законодательными актами и учредительными документами.
В предусмотренных законодательными актами случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через собственника имущества (учредителей, участников).
Лицо, которое в силу акта законодательства или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию собственника имущества (учредителей, участников) юридического лица, поскольку иное не предусмотрено законодательными актами или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.
Правоспособность возникает у юридического лица в момент его создания (п.3 ст.45 ГК), а оно признается созданным с момента его государственной регистрации (п.2 ст.47 ГК).
Правоспособность может быть общей (универсальной) или специальной.
Общая (универсальная) правоспособность означает, что юридическое лицо вправе иметь все права и нести все обязанности юридического лица, за исключением тех прав и обязанностей, которые могут осуществлять лишь определенные юридические лица. Универсальной является также правоспособность граждан. Они могут осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом.
Специальная правоспособность означает, что юридическое лицо может иметь лишь такие гражданские права, которые соответствуют целям деятельности, указанным в учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности (п. 1 ст. 45 ГК). Однако нельзя не отметить, что строгая регламентация специальной правоспособности не соответствует рамкам рыночной экономики. Как следует из законодательства, правоспособность юридического лица должна соответствовать целям деятельности, изложенным в учредительных документах. Но в уставе конкретного юридического лица могут быть обозначены различные виды деятельности (например, не только выпуск, но и реализация товара и т. д.). Иными словами, ограничение деятельности юридического лица строгими рамками специальной правоспособности не соответствует требованиям развития хозяйствования в настоящее время. В то же время, например, автомобильный завод должен изготовлять в первую очередь автомобили[24, С.144].
Некоторыми видами деятельности юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Виды деятельности, осуществляемые на основании специального разрешения (лицензии), определены Указом Президента Республики Беларусь от 1 сентября 2010 г. № 450 «О лицензировании отдельных видов деятельности»[2]. В равной мере это относится и к некоторым видам сделок, осуществляемых лишь в строго установленных законом случаях. Поэтому сделки, совершенные в противоречии с целями, указанными в уставе юридического лица, признаются недействительными.
Участники гражданского оборота должны обладать не только правоспособностью, но и дееспособностью. Дееспособность юридического лица означает его возможность своими действиями приобретать и реализовывать гражданские права и обязанности. Для каждого предприятия (организации) возможности реализации гражданской дееспособности различны, что связано с выполнением коллективом соответствующих функций и деятельностью юридического лица. В целом же это означает совершение различного рода сделок, заключение договоров, защиту прав юридического лица в суде, хозяйственном и третейском суде, а также исполнение принятых на себя обязательств.
Таким образом, необходимыми атрибутами юридического лица по законодательству Республики Беларусь являются его наименование, место нахождения, наличие учредительных документов и органов юридического лица. Для осуществления своей деятельности юридическое лицо должно обладать правоспособностью, которая возникает с момента его государственной регистрации, и дееспособностью, которая означает его возможность своими действиями приобретать и реализовывать гражданские права и обязанности.

к оглавлению ↑

ГЛАВА 3 ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

Исходя из смысла п.1 ст.44 ГК юридическое лицо должно иметь обособленное, только ему принадлежащее имущество. Имущество данной организации отграничено от имущества его учредителей (участников) и всех иных субъектов (организаций, граждан, государства и т. д.).
Вместе с тем, в ГК отсутствует единое определение понятия «имущество», так, например, в статьях 128, 132 ГК понятие «имущество» отличается по своему содержанию. Согласно статье 128 ГК имущество является объектом гражданских прав, причем указанная статья непосредственно к имуществу относит вещи, деньги и ценные бумаги, а также имущественные права. При этом, в отдельные группы выделяет: работы и услуги; нераскрытую информацию; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ или услуг; нематериальные блага. Т.е., по смыслу ст.128 ГК четыре последних группы объектов в состав имущества не входят.
Согласно ст.132 ГК в состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, капитальные строения (здания, сооружения), незавершенные законсервированные капитальные строения, изолированные помещения, машино-места, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законодательством или договором. Из указанных положений следует, что в состав имущества предприятия, в том числе, входят обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права.
Если же принять по внимание «если иное не предусмотрено законодательством или договором» со ст.132 ГК, то следует ссылаться на ст.128 ГК, согласно которой в состав имущества «исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ или услуг» не входят.
С учетом этого, предлагаем внести изменения в законодательство путем определения понятия «имущество». Данный вопрос является очень важным, так как имеет значение не только при продаже предприятия, но при разрешении судебных споров.
Напомним, что пределы правоспособности юридического лица определены п.1 ст.45 ГК: «Юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, а также предмету деятельности, если он указан в учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законодательством, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии)». В юридической литературе такую правоспособность юридического лица именуют специальной правоспособностью, поскольку ее пределы ограничены учредительными документами, определяющими цели, а во многих случаях и предмет деятельности юридического лица.
Правило о специальной правоспособности юридических лиц в условиях рыночной экономики не имеет четко очерченных законодательством границ. Указание в уставе юридического лица, что оно имеет целью извлечение прибыли, значительно расширяет объем и сферу деятельности юридических лиц, занимающихся коммерческой деятельностью. Чтобы обойти указание в уставе предмета деятельности, часто в него включают обширный перечень видов деятельности, которыми вправе заниматься юридическое лицо[20, С.136].
Исходя из сущности требований рыночного механизма, ч.2 п.1 ст.62
Модели гражданского кодекса для государств – участников СНГ предусматривает, что коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий, имеют гражданские права и обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом.
Следовательно, правило о специальной правоспособности юридических лиц в соответствии с Моделью гражданского кодекса для государств – участников СНГ действует только для всех некоммерческих юридических лиц и унитарных государственных предприятий.
По пути расширения объема и сферы гражданской правоспособности коммерческих юридических лиц пошел и Гражданский кодекс Российской Федерации. Он предусматривает: «Коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом». Как Модель Гражданский кодекс для государств – участников СНГ, так и Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривают, однако, что отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии) (ч.2 п. 1 ст.62 Модели ГК для государств СНГ; ч.2 п. 1 ст.49 ГК Российской Федерации). При этом любое юридическое лицо, удовлетворяющее установленным требованиям, может получить такую лицензию [20, С.137-138].
Гражданский кодекс Украины [16] содержит следующие положения: «Юридическое лицо наделяется гражданской правоспособностью и дееспособностью, может быть истцом и ответчиком в суде» (ст.80).
Согласно ст.35 Гражданского кодекса Республики Казахстан [17] юридическое лицо может иметь гражданские права и нести связанные с его деятельностью обязанности в соответствии с настоящим Кодексом. Коммерческие организации, за исключением государственных предприятий, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых, не запрещенных законодательными актами или учредительными документами видов деятельности.
Следовательно, в Российской Федерации, Республике Казахстан коммерческие юридические лица, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, наделены общей правоспособностью. А на Украине такие лица наделены общей правоспособностью без исключений.
С учетом изложенного, на основании опыта соседних государств, предлагаем внести соответствующие изменения в нормы о правоспособности юридического лица в отечественном законодательстве.
Анализ законодательства института юридического лица в Беларуси позволяет говорить о наличии в этой сфере более тридцати нормативных правовых актов, которые, при этом, постоянно изменяются и дополняются. Это является одной из главных причин нарушения законодательства со стороны юридических лиц, а также нежелания потенциальных инвесторов вкладывать свои средства в образование новых и развитие уже созданных юридических лиц (на сегодняшний день Республика Беларусь в рейтинге Всемирного банка по показателю «Легкость ведения бизнеса» находится на 63 месте из 189 [36]).
Следует отметить, что институт юридического лица очень близок институту индивидуального предпринимательства по очень большому объему критериев.
С учетом особой важности институтов индивидуального предпринимательства и юридического лица, но объемности их законодательной базы в Беларуси, полагаем, что назрела необходимость консолидации правовых норм данной сферы деятельности, в едином законодательном акте путем принятия «Кодекса Республики Беларусь о предпринимательстве» или «Кодекса Республики Беларусь о субъектах хозяйствования».
Таким образом, в сфере законодательного регулирования юридического лица были выявлены следующие проблемные вопросы: отсутствие в ГК единого определения понятия «имущество»; наличие в отечественном законодательстве специальной правоспособности юридического лица; обширность законодательной базы института юридического лица. В ходе исследования внесены конструктивные предложения по разрешению каждого проблемного вопроса.

к оглавлению ↑

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование показало, что основы института юридического лица заложены римским правом, после рецепции которого, начиная с XII века, нормы о юридическом лице закрепляются в законодательстве стран Западной Европы, а затем и в законодательстве, действовавшем на территории Беларуси и России. Вместе с тем, глобальное развитие изучаемый институт получил в советский период.
Законодательная база института юридического лица в советский период была неоднозначной и не однородной. После приобретения Республикой Беларусь своей независимости стали приниматься национальные нормативные правовые акты: Указ Президента Республики Беларусь от 27.11.1995 № 482 «О создании и деятельности в республике хозяйственных групп», Закон Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» от 09.12.1992 № 2020-XII, Закон Республики Беларусь от 10.12.1992 № 2034-XII «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» и др. Вместе с тем, еще длительное время (до 1999 года) действовал ГК БССР 1964 года с многочисленными изменениями и дополнениями.
Одновременное существование множества столь разных научных концепций о природе юридического лица объясняется сложностью этого правового явления. В определенные исторические периоды развития общества на первый план выдвигались различные признаки юридического лица, в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на данном этапе. Большинство разработанных учеными теорий о природе юридического лица вполне отвечали потребностям тех конкретных условий, в которых они создавались. Развитие научных взглядов в целом отражает эволюцию института юридического лица.
По белорусскому законодательству юридическим лицом признается только та организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, несет самостоятельную ответственность по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, исполнять обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, прошедшая в установленном прядке государственную регистрацию в качестве юридического лица либо признанная таковым законодательным актом. При наличии этих признаков предприятия (организации) приобретают статус юридического лица и могут самостоятельно выступать в гражданском обороте.
Необходимыми атрибутами юридического лица по законодательству Республики Беларусь являются его наименование, место нахождения, наличие учредительных документов и органов юридического лица. Для осуществления своей деятельности юридическое лицо должно обладать правоспособностью, которая возникает с момента его государственной регистрации, и дееспособностью, которая означает его возможность своими действиями приобретать и реализовывать гражданские права и обязанности.
В ходе проведенного исследования в сфере законодательного регулирования юридического лица были выявлены следующие проблемные вопросы: отсутствие в ГК единого определения понятия «имущество»; наличие в отечественном законодательстве специальной правоспособности юридического лица; обширность законодательной базы института юридического лица. В ходе исследования внесены конструктивные предложения по разрешению каждого проблемного вопроса: внести изменения в законодательство путем определения понятия «имущество»; внести изменения в нормы о правоспособности юридического лица; консолидировать правовые нормы институтов индивидуального предпринимательства и юридического лица в едином законодательном акте.

к оглавлению ↑

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. № 218-З (в ред. 31 декабря 2013 г. № 96-З) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2014.
2. О лицензировании отдельных видов деятельности: Указ Президента Республики Беларусь от 1 сентября 2010 г. № 450 (в ред. от 16 января 2014 г. № 39) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2014.
3. О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования: Декрет Президента Республики Беларусь от 16 января 2009 г. № 1 (в ред. от 21 февраля 2014 г. № 3) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2014.
4. О дополнительных мерах по упорядочению использования слов «национальный» и «белорусский»: Указ Президента Республики Беларусь 31 мая 2005 г. № 247 (в ред. от 13 декабря 2007 г. № 631) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2014.
5. Об использовании названия Республики Беларусь юридическими лицами: Указ Президента Республики Беларусь 7 апреля 2000 г. N 172 // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2014.
6. Об утверждении Положения о порядке согласования наименований коммерческих и некоммерческих организаций: Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 5 февраля 2009 г. № 154 (в ред. от 31 августа 2011 г. № 1164) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2014.
7. Ведомости СНД и ВС СССР. 1989. № 25. Ст. 481. В ред. Закона СССР от 7 марта 1991 г.
8. Ведомости ВС СССР. 1988. №22. Ст. 355.
9. СП СССР. 1987. Отд. 1. № 9. Ст. 40; 1989. Отд. 1. № 23. Ст. 75.
10. СП СССР. 1987. Отд. 1. № 8. Ст. 38; 1989. Отд. 1. № 23. Ст. 75.
11. Ведомости ВС СССР. 1983. № 22. Ст. 330; № 25. Ст. 385.
12. Собрание законов БССР, указов Президиума Верховного Совета БССР, постановлений Совета Министров БССР», 1964, N 17, ст. 183.
13. СЗ СССР. 1927. № 49. Ст. 502.
14. СЗ СССР. 1925. № 82. Ст. 622.
15. СУ РСФСР. 1922. №71. Ст. 904.
16. Гражданский кодекс Украины от 16.01.2003 № 435-IV(в ред. Закона № 642-VII от 10.10.2013) // Законодательство Украины [Электронный ресурс] / Официальный веб-портал Верховной Рады Украины. – Киев, 2014.
17. Гражданский кодекс Республики Казахстан от 27 декабря 1994 года (в ред. от 07.03.2014) // Эдiлет [Электронный ресурс] / База данных нормативных правовых актов Республики Казахстан. – Астана, 2014.
18. Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. Ученые труды. Выпуск XII. — Москва: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1947. — 363 c.
19. Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. СПб: типография И. Н Скороходова,1888. — 91 с.
20. Гражданское право. В 3-х томах. Том 1. Учебник. 2-е издание, перераб. и доп. Ответ. ред. д.ю.н., проф. В.Ф. Чигир. Минск, 2007. – 611с.
21. Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. С. -Петербург, типография М. М. Стасюлевича, 1902 г.
22. Каминка А.И. Акционерные компании: Юридическое исследование. Т. 1 / Каминка А.И. — С.-Пб.: Типо-лит. А.Е. Ландау, 1902. — 512 с.
23. Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. — М.: «Статут», 2003. — 318 с.
24. Колбасин, Д. А. Гражданское право. Общая часть: учеб. пособие. / Д. А. Колбасин. — Минск: ФУАинформ, 2009. — 592 с.
25. Кравец Л.М. Производственная интеграция в Российской Федерации и Республике Беларусь: особенности экономико-правового регулирования / Л.М.Кравец // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2010 № 3 (44) — С.34.
26. Круталевич В.А., Юхо И.А. История государства и права Беларуси (1917-1945 гг.) Мінск «Беларуская навука» 2000. 238 с.
27. Нарышкина Р.Л. Источники гражданского и торгового права // Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник / Отв. ред. Е.А. Васильев. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Междунар. отношения, 1993. — 560 с.
28. Новицкий И.Б. Римское право.— Изд. 7-е стереотипное. — М., 2002. — 310с.
29. Покровский И.А. История римского права. С. 307. Спб.: Издательско-торговый дом «Летний Сад», 1999, 560с.
30. Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право (базовый учебник) / Пер. с македонского д.ю.н., проф. В.А. Томсинова и Ю.В. Филиппова; Под ред. проф. В.А. Томсинова. М, 1999.
31. Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: Статут, 2000. — 299с.
32. Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. — М.: Статут, 2000. — 666 с.
33. Усков О.Ю. Юридические лица публичного права: понятие и виды
34. / Усков О.Ю. // Журнал российского права. 2010. № 6 (162). С. 101a-111.
35. Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Полутом 1. Введение и общая часть / Пер. с нем. К.А. Граве, Г.Н. Полянской и В.А. Альтшулера; Под ред. Д.М. Генкина, И.Б. Новицкого. М, 1949. — 379 с.
36. Легкость ведения бизнеса в Беларуси // Doing Business — Всемирный Банк [электронный ресурс] — Режим доступа: http://russian.doingbusiness.org/data/exploreeconomies/belarus — Дата доступа: 11.04.2014.

Сказать спасибо:

Вам понравиться