Теологические взгляды о сущности права

Готовые контрольные работы.

Готовые контрольные работы.

Теологические взгляды о сущности права. Соотношение права и экономики. Власть как социальная и юридическая категория. Готовая контрольная работа по Общей теории права (ОТП). Скачать бесплатно.

Объем работы: 16 стр.; Год: 2011; Страна: Все.

1. Опишите теологические взгляды о сущности права. Отметьте зависимость теологических взглядов от вида и типа религии.

Рассмотрение генезиса и развития учений о сущности права дает возможность выявить основные этапы этого процесса как отражение эволюции правопонимания в русле приближения к истинному восприятию природы права по мере развития юридической науки.
Теологические взгляды на право — это исторически первое объяснение сущности права, возникшее еще в древности.
«Впервые теоретические взгляды о социальном регуля¬торе, который мы именуем теперь правом, возникли в обществах Древнего Востока (Египте, Индии, Китае), где установились всеобщие обязательные для всех правила поведения, объективно необходимые для организованной жизни и деятельности людей, а потому нуждающиеся в защите самой мощной социальной силой – государством» .
Право в древние времена не отграничивалось от религии, морали, государственной власти, общества. Оно интерпретировалось как справедливый порядок, установленный богом (богами), его (их) волеизъявлением. На земле этот порядок, выражающийся в беспрекословном подчинении одних другим, призван обеспечивать правитель (фара¬он, царь, император) с помощью находящегося в его распоряжении государственного аппарата.
В древнеегипетском обществе бывший глава администрации фараона Айсеса Птахотеп в своем произведении «Поучение Птахотепа» (III тыс. до н. э.) суть права обозначал понятием «маат» («маат»). Маат — это божественный и справедливый порядок во взаимоотношениях между свободными людьми, установленный богиней правосудия. Изображение этой богини носили судьи и считались ее жрецами.
Правовой порядок, с точки зрения Птахотепа, — это такое состояние в обществе, при котором низшие (плохие) подчиняются высшим (благородным); соблюдается принцип «ка» (не сокращаются счастливые часы во взаимоотношениях между собой), а также принцип социальной иерархической пирамиды: на ее вершине находятся боги, покровительствующие Египту, ниже их располагается фараон, далее следуют жрецы, ниже — знать (серы), под нею — земледельцы и ремесленники, а основанием общественной пирамиды являются рабы. Устойчивость этого общественного и справедливого порядка достигается тем, что отцы семей по достижении старости завещают своим детям то, что ими, в свою очередь, было услышано от их отцов. Фараон с целью обеспечения установленного порядка должен вести войну против анархии, несправедливости, обмана и богохульства. Все это, по Птахотепу, и являет собой «маат» как естествен¬но-божественный процесс, справедливый порядок, олицетворяющий гармоническое состояние общества.
Понятие сущности права как естественно-божествен¬ной гармонии во взаимоотношениях между людьми характеризовалось также и в правовых источниках Древней Индии, отражавших теократическое учение брахманизма, и выражалось терминами «рта» («рита») и «дхарма» («дхамма»). Согласно древнеиндийскому юридическому памятнику Веды (II тыс. до н. э.), рта — это мировой естественный закон, определяющий конституцию (строение) общества, деление людей на созданные Богом четыре варны (брахманы, кшатрии, вайшьи, шудры), их место, роль, социальное и правовое положение каждой, а значит, и их членов. Эти варны должны, как утверждалось в юридическом сборнике Упанишады (IX-VI вв. до н. э.), следовать божественному закону дхарме, долгу, обычаям, правилам поведения, согласно которым низшие подчиняются высшим, строго соблюдать взаимоотношения между варнами. Такое понимание права было воспринято знаменитыми Законами Ману, согласно которым порядок соподчинения между варнами должен обеспечивать царь. Обожествляемый царь, обладая высокими полномочиями, следуя советам и наставлениям брахманов, учась у них знаниям по управлению обществом, должен обеспечивать этот общественный порядок, быть охранителем системы варн, их строгого соподчинения путем умелого, сурового наказания провинившихся.
В Древнем Китае, по учению выдающегося мыслителя VI-V вв. до н. э. Кун-цзы (Конфуция), порядок взаимоотношений между людьми устанавливается императором, как являющимся «сыном неба», отцом большой семьи. Этот порядок базируется на принципе подчинения низших высшим, младших старшим, подданных правителю. Со¬гласно Конфуцию, во всех взаимоотношениях главным должна быть забота: о благополучии семьи — в семейных отношениях; об упрочении государства — в масштабе общества, государства.
Порядок управления, с точки зрения Конфуция, должен основываться не на законе, не с помощью наказаний, а посредством добродетелей, под которыми он понимал комплекс этико-правовых принципов, включающих правила ритуала (ли), человеколюбия (жэнь), заботы о людях (шу), почтительного отношения к родителям (сяо), преданности правителю (чжун), долга (и), других устоев, за исключением позитивного закона (фа). Законодательству Конфуций отводил лишь вспомогательную роль в упорядочении общественных отношений.
В Древней Греции в VIII в. до н. э. знаменитый Гомер в своих произведениях «Илиада» и «Одиссея» исходил из того, что обычай, обычное право (темис) предопределено богиней правды, олицетворяющей справедливость (Дике). Темис — это конкретизация вечной справедливости, ее присутствие, правление и соблюдение во взаимоотношениях не только людей, но и богов.
Однако не следует думать, что теологические взгляды на право – это далекая история. Центральной идеей божественных взглядов является утверждение, что право происходит от Бога, создано Богом для регулирования поведения людей. Оно дается человеку через посредника, пророка или правителя. Эти взгляды связанны с идеологией мировых религиозных воззрений: иудаизмом, христианством, буддизмом, исламом.
В книге «Исход» Библии записано: «Господь позвал Моисея на Синайскую гору и передал каменные скрижали, содержащие закон, писанный перстом Божьим». «Закон дал нам Моисей, наследие обществу Иакова», — читаем мы в Библии.
В священных книгах индуизма записано, что Верховное существо (Бог) раскрыло Ману свой священный закон как отцу человечества в момент создания мира.
Мусульманское право, содержащееся в священных книгах ислама, является откровением Аллаха и вдохновленными Аллахом изречения пророка Мухаммеда.
Но особенно широко идеи божественного происхождения права распространились на стадии перехода многих народов к феодализму и в феодальный период. На рубеже ХП-ХШ вв. в Западной Европе развивается, например, теория «двух мечей». Она исходит из того, что основатели церкви имели два меча. Один они вложили в ножны и оставили при себе, ибо не пристало церкви самой использовать меч. А второй — они вручили государям, для того чтобы те могли вершить земные дела. Государь, по мнению богословов, наделяется церковью правом повелевать людьми и является слугой церкви. Основной смысл этой теории состоит в том, чтобы утвердить приоритет духовной организации (церкви) над светской (государством) и доказать, что нет государства и власти «не от Бога».
Примерно в тот же период появляется и развивается учение широко известного в просвещенном мире ученого-богослова Фомы Аквинского. Он утверждал, что процесс возникновения и развития государства и права аналогичен процессу сотворения Богом мира. Сам «божественный разум» согласно учению Ф. Аквинского, управляет всем миром, лежит в основе всей природы, общества, мирового порядка, каждого отдельного государства.
Сторонники теологического учения о праве были и в последующие времена вплоть до наших дней (например, неотомистское направление в современной теории естественного права).
Устойчивое теократическое представление о праве объясняется следующим:
во-первых, стремлением их авторов придать праву самый высокий авторитет в обществе (и в этом имеется объективно обусловленная потребность);
во-вторых, поскольку в праве как феномене интегративном находят свое отражение все непрерывно развивающиеся социально значимые явления и процессы, которые всегда остаются в чем-то непознанными и поэтому объясняемыми силой божественной;
в-третьих, научное познание истины не всегда сопряжено с доказательствами, оно имеет и теологический аспект, и научно-фантастический, вероятностный, загадочный, облекаемый в религиозную форму. к оглавлению ↑

2. Соотнесите право и экономику

Экономика — это совокупность производственных отношений определенной общественной экономической формации.
Юридическое право — это установленные или санкционированные правила поведения людей, регулирующие существенные отношения, которые охраняются государством.
Существует два подхода соотношения права и экономики. Согласно первому первичными факторами развития функционирования общественных отношений выступают интересы людей, которые реализуются прежде всего праве, а затем претворяются в других сферах человеческой деятельности. В таком случае право имеет приоритет перед экономикой (так было в эпоху буржуазных революций в Западной Европе, когда сначала принимались законы, а их основе формировались новые экономические отношения.
В развитии общества имеет место и такой способ реализации интересов людей, когда возникают новые производственные отношения, которые затем закрепляются в нормах права.
В отечественной науке такой марксистский подход о первенстве, главенстве базиса над надстройкой долгое время был господствующим, и юристы последовательно исходили из того, что развитие производительных сил и производственных отношений объективно обусловливает все политические и правовые формы. «Правда, в трудах советских ученых указывалось на большие возможности социалистического государства и права эффективно воздействовать на экономику. И это вполне понятно: с октября 1917 г. утверждается беспрекословная практика тоталитарного переустройства экономической жизни» . Эту практику освящала теория построения социализма в одной отдельно взятой и преимущественно отсталой стране, способной с помощью государства перешагнуть через естественные фазы развития. Своего рода отступление от классического марксизма проявляется и в тех положениях, согласно которым «после установления диктатуры рабочего класса законы закрепляют его победу во всех областях общественной жизни и тем самым… как бы «создают» новые общественные отношения, поскольку социалистические общественные отношения не могут сложиться при капитализме» .
государства была далека от подлинно научного обоснования и направлялась Уязвимость взглядов советских юристов на соотношение права и экономики состояла в том, что применительно к социалистическому обществу подчеркивался принципиально иной характер этого соотношения. В таком случае должен был следовать вывод (которого, разумеется, никто не делал), что или наше право, или наша экономика представляют собой нечто иное, нежели экономика и право в общепринятом их значении.
В современных условиях стала совершенно очевидной декларативность многих прежних положений, стало понятно, что желаемое сознательно или бессознательно выдавалось за действительное. Плановое хозяйствование далеко не всегда направлялось на удовлетворение потребностей граждан, не было и провозглашенного гармоничного пропорционального роста производительных сил. Воздействие государства охватывало и производство, и обращение, и потребление. Помимо того, что столь широкая сфера воздействия сама по себе сомнительна, экономическая деятельность не столько законом, сколько партийными директивами и подзаконными актами. Нормативные акты не допускали эксплуатацию человека человеком, но они фактически освящали эксплуатацию человека государством.
В данном случае налицо явный приоритет экономики над правом, т. е. экономика определяет право. Последнее является надстроечной категорией и зависит от способа производства. Однако это превосходство проявляется лишь изначально, поскольку право, опираясь экономику, может и влияет на развитие общественных отношений, сдерживая или ускоряя ход их развития.
Право должно стимулировать ход развития в первую очередь экономических отношений. От экономических условий зависит и социально-политическая обстановка в обществе.
«Рыночная экономика, избавляя общество от товарного дефицита, стимулируя научно-технический прогресс, вместе с тем проявляет неспособность решать другие не менее важные социально-экономические проблемы. К ним относятся прежде всего удовлетворение тех общественных потребностей, которые невозможно измерить в деньгах превратить в платежеспособный спрос. Их можно условно подразделить на три группы. Первая — это так называемые общественные потребности (армия, правоохранительные органы, коммунальные услуги и др.), вторая – внешние факторы, суть которых состоит в том, что деятельность предприятий рыночного типа может иметь как отрицательные, так и положительные действия, не имеющие непосредственной денежной меры, но реально влияющие на благосостояние других членов общества (загрязнение окружающей среды, исчерпание природных ресурсов из-за безудержного вовлечения их в хозяйственный оборот, возникновение региональных и структурных диспропорций в производстве и пр.), третья — обеспечение социально-экономического права личности на труд, поскольку рыночная экономика невозможна с полной занятостью» .
Существует и ряд иных проблем, которые невозможно решить без правового регулирования. К ним относятся крупные инвестиционные проекты, неравномерность регионального развития, необходимость борьбы с инфляцией и монополизмом и многие другие. Неконтролируемые рыночные процессы разрушительны для общества и природы. Поэтому рыночная экономика более чем любая иная нуждается в регулировании. Роль регулятора может вы¬полнить только государство с помощью права. Задача государства состоит в том, чтобы найти оптимальную меру и наиболее эффективные формы регулирования, которые, не разрушая природу рыночной экономики, обеспечили бы ее максимальную социальную эффективность.
Регулирование рыночной экономики преследует следующие цели: минимизацию неизбежных негативных последствий рыночных процессов, создание правовых, финансовых и социальных предпосылок эффективности функционирования рыночной экономики, обеспечение социальной защиты тех групп рыночного общества, положение которых в конкретной экономической ситуации становится наиболее уязвимым.
Правовое регулирование экономики состоит в разработке и принятии законов по поводу собственности, обеспечению функционирования рыночных структур (банки, акционерные общества и т. п.), предпринимательства и коммерции защиты прав покупателей и интересов общества, равноправия субъектов всех форм хозяйствования, посредничества между предпринимателями и наемными работниками, упреждения формирования теневой экономики и т. В системе регулирующих норм исключительное значение должно занимать антимонопольное законодательство, которое впервые было введено в США в виде знаменитых «антитрестовских законов». Впоследствии оно было воспринято всеми рыночно развитыми странами мира. Антимонопольное законодательство действует и в Республики Беларусь.

к оглавлению ↑

3. Опишите власть как социальную и юридическую категории. Классифицируйте виды власти. Охарактеризуйте государственную власть, ее формы, способы реализации.

Власть в самом общем виде представляет собой способность (свойство) некоего субъекта (индивида, коллектива, организации) подчинять себе волю и поведение другого субъекта (индивида, коллектива, организации) в своих собственных интересах или в интересах других лиц (власть как социальная категория).
Власть как юридическую категорию можно определить как юридически (например, законодательно, в уставе организации и т.д.) закрепленная способность одного субъекта (субъекта власти) подчинять волю и поведение других субъектов (которые становятся объектами власти).
Как явление власть характеризуется следующими признаками:
1. Власть есть явление социальное, то есть общественное.
2. Власть является атрибутом (неотъемлемым компонентом) общества на всех этапах его развития. (Поэтому, кстати, не корректно такое, встречающееся в литературе, словосочетание, как «социальная власть», ибо власть всегда социальна). То обстоятельство, что власть является постоянным спутником общества, объясняется тем, что общество представляет собой сложноорганизованную систему (социальный организм), которая постоянно нуждается в управлении, то есть в процессе упорядочения, направленном на поддержание системы в нормальном, работоспособном состоянии — состоянии функционирования. С точки зрения генезиса (происхождения) именно необходимость управления обществом обусловливает в нем присутствие такого феномена, как власть. Но не наоборот, когда предполагается, что упорядочение социальных процессов стало происходить потому, что в обществе появилась власть и ее носители. При этом следует отметить, что власть есть средство именно социального управления, поскольку управление может быть не только социальным, но и, в частности, техническим, то есть управлением технической системой (например, автомобилем). Таким образом, управление — явление более широкое, чем власть, которая представляет собой явление сугубо социальное. Суть этого момента более полно раскрывается в следующем признаке власти.
3. Власть может существовать и функционировать лишь в рамках общественного отношения, то есть такого отношения, которое существует между людьми (индивидами, их коллективами, иными социальными образованиями). Не может быть отношения власти между человеком и вещью или между человеком и животным (даже если животное находится в собственности хозяина и он может распорядиться его судьбой). Обусловлено это качество уже следующей характерной особенностью власти.
4. Осуществление власти всегда представляет собой интеллектуально-волевой процесс, когда властный импульс, исходящий от властвующего субъекта, прежде чем детерминировать (обусловить, определить) волю и поведение подвластного, должен быть осознан последним, воспринят его сознанием. По этой причине не могут быть субъектами отношения власти и подчинения люди с деформациями сознания и воли.
5. Общественные отношения, в рамках которых существует и реализуется власть, являются разновидностью общественных отношений и имеют название властеотношений. Властеотношение всегда представляет собой двустороннее отношение, один из субъектов которого является властным (властвующим) субъектом, а другой — подвластным. С точки зрения общесоциальной оба они являются именно субъектами, то есть людьми, наделенными сознанием и волей, однако в конкретном властеотношении подвластный субъект выступает как объект властного воздействия властвующего субъекта.
6. Важнейшим признаком власти является то, что она всегда базируется на силе. Именно наличие силы определяет положение того или иного субъекта в качестве властвующего. Сила власти может иметь различную природу: это может быть физическая сила, сила оружия (дубины, ружья, атомной бомбы), сила интеллекта, сила авторитета, убеждения, эстетического воздействия (сила красоты) и т. п. В этой связи не следует путать силу с насилием: «авторитет силы» и «сила авторитета» — это все-таки разные вещи. Насилие предполагает воздействие на субъекта вопреки его воле посредством физического принуждения или под угрозой такого принуждения. При этом понятие «принуждение» по объему шире понятия «насилие». Принуждение не всегда связано с насилием: оно может иметь косвенный характер и в своей основе предполагает определенную зависимость воли подвластного от воли властвующего. Однако такую зависимость предполагает и убеждение. Тогда в чем их различие? Думается, характерной особенностью процесса принуждения является то, что подвластный осознает, что под влиянием власти он действует вопреки своим собственным интересам и ценностным ориентациям. В случае же убеждения подвластный полагает, что предлагаемый властным субъектом вариант поведения отвечает интересам обоих, укладывается в систему ценностей подвластного.
7. Из-за того, что власть может иметь место только в сознательно-волевом отношении и всегда предполагает подчинение воли подвластного воле властвующего субъекта, отсутствие такого подчинения в конкретном отношении означает и отсутствие в этом отношении власти. Говоря другими словами, сознательное подчинение является условием наличия власти в данном конкретном отношении над данным конкретным субъектом.
Существуют различные виды власти. Власть можно классифицировать по различным основаниям. Например, с точки зрения ее социального уровня можно различать:
а) власть в масштабе всего общества;
б) власть внутри того или иного коллектива (организации);
в) власть в отношении между двумя индивидами.
Власть можно поделить также на политическую и неполитическую. Политической является та власть, которая способна выступить средством решения политических задач, то есть средством реализации, защиты интересов больших социальных групп. Разновидностями политической власти являются власть одной социальной группы (общности) над другой (например, господство одного класса над другим); государственная власть; власть партийная, а также иных политических организаций и движений; власть политических лидеров. Хотя существует точка зрения (проф. Байтин), что власть государственная и власть политическая — это одно и то же явление. Однако такая позиция вряд ли обоснованна.
Власть внутри той или иной социальной общности (общества, коллектива, организации и др.) в зависимости от способа организации и властвования может быть демократической или недемократической. Причем это деление касается не только политической власти, но и всякой другой, связанной с управлением коллективами, поскольку демократия может быть и неполитической.
Политическая власть в обществе (и прежде всего это касается государственной власти) может быть легальной (законной) и теневой (скрытой, невидимой, нелегальной). Носителями последней могут быть неформальные группы в правящей элите, политические секты, мафиозные организации и др. При этом не следует смешивать понятия «легальная власть» и «легитимная власть». Эти понятия хотя и близки, но не тождественны. Легальность характеризует правомерность существования власти с формально-юридической стороны, без ее этической оценки, а легитимность означает признание власти населением, принятие ее в качестве справедливого и политически оправданного явления. И может быть даже так, что государственная власть легальна, но не легитимна. Большой вклад в разработку теории легитимности политического господства (власти) внес известный немецкий политолог, экономист и социолог Макс Вебер (1864–1920 гг.).
Среди неполитических разновидностей власти можно выделить власть семейную (родительскую власть, властные отношения между супругами) как наиболее важную и имеющую давнюю историю.
С точки зрения генетической обусловленности, зависимости в развитии явлений государственная власть первична по отношению к государству. Именно потребность общества (на определенном этапе его развития) во власти с такими свойствами, которые присущи государственной власти, и обусловили появление государства. Государство выступает как носитель государственной власти, как та сила, на которую эта власть опирается, поэтому оно должно быть построено таким образом, чтобы иметь возможность продуцировать власть с особыми свойствами (признаками), то есть ту власть, которую и принято именовать государственной.
Государственная власть — фундаментальная категория государствоведения и самый труднопостижимый феномен общественной жизнедеятельности людей. В понятиях «государственная власть», «властеотношения» преломляются важнейшие стороны бытия человеческой цивилизации, отражается суровая логика борьбы классов, социальных групп, наций, политических партий и движений. Не случайно проблемы власти волновали в прошлом и волнуют ныне ученых, богословов, политиков, писателей.
«Будучи разновидностью социальной власти, государственная власть обладает всеми признаками последней. Вместе с тем она имеет немало качественных особенностей. Важнейшая особенность государственной власти заключена в ее политической и классовой природе. В научной и учебной литературе термины «государственная власть» и «политическая власть» обычно отоиодествля-ются. Такое отождествление, хотя и не бесспорно, допустимо. Во всяком случае государственная власть всегда является политической и содержит элемент классовости.
Основоположники марксизма характеризовали государственную (политическую) власть как «организованное насилие одного класса для подавления другого». Для классово-антагонистического общества такая характеристика в общем и целом верна. Однако любую государственную власть, тем более демократическую, вряд ли допустимо сводить к «организованному насилию». В противном случае создается представление, что государственная власть — естественный враг всему живому, всякому творчеству и созиданию. Отсюда неизбежно негативное отношение к органам власти и лицам, ее олицетворяющим. Отсюда и далеко не безобидный социальный миф о том, что всякая власть — зло, которое общество вынуждено терпеть до поры до времени. Этот миф является одним из источников разного рода проектов свертывания государственного управления, вначале умаления роли, а затем и уничтожения государства» .
Между тем функционирующая на научной основе подлинно народная власть — великая созидательная сила, обладающая реальной возможностью управлять действиями и поведением людей, разрешать социальные противоречия, согласовывать индивидуальные или групповые интересы, подчинять их единой властной воле методами убеждения, стимулирования, принуждения.
Особенностью государственной власти является и то, что ее субъект и объект обычно не совпадают, властвующий и подвластные чаще всего отчетливо разделены. В обществе с классовыми антагонизмами властвующим субъектом выступает экономически господствующий класс, подвластными — отдельные лица, социальные, национальные общности, классы. В демократическом обществе возникает тенденция сближения субъекта и объекта власти, ведущая к их частичному совпадению. Диалектика этого совпадения состоит в том, что каждый гражданин является не только подвластным; как член демократического общества он вправе быть индивидуальным первоносителем и источником власти. Он имеет право да и должен активно участвовать в формировании выборных (представительных) органов власти, выдвигать и выбирать кандидатуры в эти органы, контролировать их деятельность, быть инициатором их роспуска, реформирования. Право и долг гражданина — участвовать в принятии государственных, региональных и других решений через все виды непосредственной демократии. Словом, при демократическом режиме нет и быть не должно только властвующих и только подвластных. Даже высшие органы государства и высшие должностные лица имеют над собой верховную власть народа, являются одновременно объектом и субъектом власти» .
Вместе с тем и в демократическом государственно-организованном обществе полного совпадения субъекта и объекта нет. Если демократическое развитие приведет к такому (полному) совпадению, то государственная власть утратит политический характер, превратится в непосредственно общественную, без органов государства и государственного управления.
Государственная власть реализуется через государственное управление — целенаправленное воздействие государства, его органов на общество в целом, те или иные его сферы (экономическую, социальную, духовную) на основе познанных объективных законов для выполнения стоящих перед обществом задач и функций.
Еще одна важнейшая особенность государственной власти состоит в том, что она проявляется в деятельности государственных органов и учреждений, образующих механизм (аппарат) этой власти. Она потому и называется государственной, что ее практически олицетворяет, приводит в действие, претворяет в жизнь прежде всего механизм государства. Видимо, поэтому государственную власть часто отождествляют с органами государства, особенно высшими. С научной точки зрения такое отождествление недопустимо. Во-первых, государственную власть может реализовать сам властвующий субъект. Например, народ через референдум и другие институты непосредственной (прямой) демократии принимает важнейшие государственные решения. Во-вторых, политическая власть изначально принадлежит не государству, его органам, а либо элите, либо классу, либо народу. Властвующий субъект не передает органам государства свою власть, а наделяет их властными полномочиями.
Государственная власть может быть слабой или сильной, но лишенная организованной силы, она теряет качество государственной власти, так как становится неспособной провести волю властвующего субъекта в жизнь, обеспечить законность и правопорядок в обществе. Государственную власть не без оснований называют централизованной организацией силы. Правда, любая власть нуждается в силе авторитета: чем глубже и поднес власть выражает интересы народа, всех слоев общества, тем больше она опирается на силу авторитета, на добровольное и сознательное подчинение ей. Но пока существует государственная власть, будут у нее и предметно-материальные источники силы — вооруженные организации людей или силовые учреждения (армия, полиция, органы государственной безопасности), а также тюрьмы и другие принудительные вещественные придатки. Организованная сила обеспечивает государственной власти принудительную способность, является ее гарантом. Но она должна направляться разумной и гуманной волей властвующего субъекта. Если государственная власть для решения внутренних проблем опирается только на предметно-материальную силу, это верное доказательство ее нестабильности и непрочности, отсутствия у нее глубоких и прочных корней в обществе. Применение всей наличной силы имеет безусловное оправдание при отражении агрессии извне или пресечении преступности.
Таким образом, государственная власть есть концентрированное выражение воли и силы, мощи государства, воплощенное в государственных органах и учреждениях. Она обеспечивает стабильность и порядок в обществе, защищает его граждан от внутренних и внешних посягательств путем использования различных методов, в том числе государственного принуждения и военной силы.

Список использованных источников

1. Бутенко Л.П. Государство: его вчерашняя и сегодняшняя трактовка. Государство и право, 2003. — № 7, с. 19-22.
2. Дробязко, С.Г. Общая теория права: учеб. пособие для вузов/С.Г. Дробязко, В.С. Козлов. – 4-е изд., исправл. и доп. – Минск: Амалфея, 2010. — 500с.
3. Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия. М., 1970. – 611с.
4. Малько, А.В. Теория государства и права: Учебник. — М.: Юристъ, 2001. — 304 с.
5. Общая теория права: Учебник для юридических вузов / Ю.А. Дмитриев, И.Ф. Казьмин, В.В. Лазарев и др.; Под общ. ред. А.С. Пиголкина. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1996. — 384 с.
6. Пиголкин, А. С. Общая теория государства и права. М.; Манускрипт. 2000. гл. II, III.- 671с.

Сказать спасибо:

Вам понравиться