Психологические аспекты внушаемости жертв мошенничества

Готовые курсовые работы.

Готовые курсовые работы.

Психологические аспекты внушаемости жертв мошенничества. Готовая курсовая работа. Скачать. Объем работы: 32 стр.; Год: 2011; Страна: Республика Беларусь.

ВВЕДЕНИЕ

Глубокие изменения в социальной структуре общества, в направленности социальных процессов, которые сегодня принято обозначать понятием глобализации, настойчиво заставляют ученых сосредоточиться на социальных аспектах криминолого-виктимологических исследований. Внимание как западных, так и отечественных специалистов сегодня привлекают не только морально-психологические, но и социальные характеристики (социальное положение, место непроизводственных, бытовых, семейных, досуговых и иных межличностных отношений, социальный статус, социальная роль), повышающие вероятность преступного посягательства в отношении данной личности. Ученые стремятся выяснить, каким образом само положение человека в обществе повышает вероятность совершение против него преступлений определенного вида, каково соотношение виктимообразующих факторов социального и индивидуального порядка, образа жизни и поведения индивида.
Изучение поведения жертвы в механизме совершения конкретного преступления, а также до и после него, вызывало у граждан обоснованные надежды на разработку эффективных средств предупреждения правонарушений и преступлений.
Официальные статистические данные свидетельствуют о том, что рост преступности в Беларуси находится на достаточно высоком уровне, а по некоторым категориям преступлений имеется рост. Поэтому можно сказать, что традиционные методы общего и специально-криминологического предупреждения уже нельзя считать эффективными. Поиск новых, в чем-то альтернативных методов предупреждения преступности все чаще заставляет ученых-криминологов обращаться к проблемам виктимологии. Об актуальности такого подхода свидетельствует и то, что в странах Запада в последние годы все более отчетливо делается акцент именно на виктимологическую составляющую предупредительной деятельности органов государственного управления и институтов гражданского общества.
Вхождение нашей страны в мировое сообщество открывает дополнительные возможности в сфере экономического и социального развития, но также и несет в себе новые угрозы, в том числе и криминального характера. Глобализационные процессы не обошли стороной и криминальный мир [9, C.5].
Все более изощренными становятся преступные посягательства на правоотношения в сфере собственности и экономической безопасности. Среди данных посягательств свою нишу занимает и мошенничество, несомненно, являющееся одним из наиболее интеллектуальных способов хищения имущества.
Мошенниками непрерывно реализуются все новые и новые виды и способы неправомерного завладения чужим имуществом. При этом, в большинстве случаев, жертва мошенничества сама способствует совершению в отношении нее противоправных действий.
По этой причине обоснованный интерес вызывает вопрос о взаимодействии жертвы и преступника при совершении мошенничества, ключевым моментом которого является внушаемость жертвы.
Объектом исследования данной работы является понятие внушаемости жертвы мошенничества.
Предметом исследования выступают отношения, складывающиеся между жертвой и преступником в процессе реализации мошеннических действий.
Цель работы – определение психологических аспектов внушаемости жертв мошенничества, выработка механизмов противодействия мошенническим проявлением.
Реализация поставленной цели обусловила решение следующих взаимосвязанных задач:
— определить понятия виктимологии и виктимности через призму мошенничества;
— дать правовую характеристику мошенничеству, как преступному проявлению;
— выявить основные пункты взаимодействия жертвы и преступника при мошенничестве;
— исследовать психологические особенности жертв мошенничества;
— выявить основные проблемы и выработать предложения по совершенствованию механизма противодействия мошенническим проявлением.
В настоящей работе использованы труды следующих авторов: Ривмана В., Ахмедшиной Н.В., Варчук Т.В., Вишневецкого К.В., Подольской А.В., Джумазаде В.В., Абельцева С.Н., и других.
В процессе исследования были использованы следующие методы: анализ юридической, полит-экономической, методической литературы, статистических сведений, обобщение, сравнение, моделирование.
Курсовая работа состоит из следующих структурных частей: введения, основной части (состоящей из трех глав), заключения, списка использованных источников.
Объем работы составляет – 32 листа; использовано 35 источников.

к оглавлению ↑

1.ПОНЯТИЕ ВИКТИМОЛОГИИ И ВИКТИМНОСТИ

1.1. Виктимология: определение и направления развития

С древних времен существует легенда, согласно которой вождь воинственного племени галлов Бренн, одержав победу над римлянами в 390 году до новой эры, произнес фразу, ставшую в последствии исторической: «Вэ виктис!» «Горе побежденным!». От латинского слова «виктим», что означает «побежденный», «потерпевший» или «жертва», берет свое начало направление в юридической науке виктимологии [12, C.52].
«Виктимология возникла как научно-прикладное направление в рамках криминологии. Потребности социальной практики потребовали ответа на вопрос: почему, в силу каких причин те или иные лица и социальные группы становятся жертвами чаще, чем иные, оказывающиеся в аналогичных ситуациях? Таким образом, стало необходимым создание теории социологического характера, близкой к теории причин преступности, и, в особенности, причин конкретного преступления» [21, C.287].
Виктимология — междисциплинарная социально-правовая наука о закономерностях происхождения, существования и развития виктимизации как социального явления, а также разработке мер ее предупреждения, защите прав и оказании реабилитационной помощи жертвам преступлений с целью обеспечения личной, имущественной и общественной безопасности граждан и сокращения уровня виктимизации и преступности в обществе. Термин «В.» в этимологическом плане происходит от двух слов: «victime» — жертва и «logos» — учение, то есть это «наука о жертве».[30, C.171].
Таким образом, «Виктимология» в буквальном смысле означает «учение о жертве» (от лат. viktima – жертва и греч. logos – учение).
Личность жертвы преступления всегда привлекала к себе внимание как с позиции тяжести постигших его последствий, так и его личной делинквентно-деструктивной роли в истоках свершившегося преступного акта. Жизнь неоднократно доказывала, что деяния преступника не всегда полностью зависят от его антиобщественных побуждений, в ряде случаев они в значительной мере детерминируются личностными качествами и поведением самой жертвы.
«Развитие виктимологии на протяжении длительного времени свидетельствует, что ученые, будучи единодушными в признании основной функции науки, которой является изучение жертвы-потерпевшего во всех его проявлениях, расходятся в определении ее предмета, а следовательно, и сфер прикладного применения» [19, C.113].
В русском языке жертва – человек, которому в результате правонарушения причинен моральный, физический или имущественный урон.
В. И. Даль характеризует жертву как «пожираемое, уничтожаемое, гибнущее; что отдаю или чего лишаюсь невозвратно» [11, C.113].
Д. В. Ривман допускает употребление понятия «жертва» только в следующем контексте: «пострадавший в любых ситуациях не криминального характера (экономических катастроф, стихийных бедствий, отказов техники и т. д.)» [25, C.7].
Другие ученые, принимая во внимание комплексность и междисциплинарность виктимологических исследований, инструментальность и операциональность, определяют жертву как любого человека или социальную общность, которой был причинен вред.
К сожалению, отечественное законодательство не содержит определения жертвы, поэтому криминологи основываются на уголовно-процессуальном понятии «потерпевший.
Так как статистика объективно может располагать данными лишь в отношении потерпевшего, в настоящей работе под термином «жертва преступления» понимается физическое лицо, которое признано потерпевшим в соответствии с пунктом 1 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь [2].
«Исследование проблемы потерпевшего имеет большое значение для виктимологии. Свойства и качества личности жертвы преступления, его взаимоотношения с преступником, влияние поведения потерпевшего на зарождение и развитие противоправного деяния являются сутью явлений, воздействуя на которые можно в определенной степени влиять на структуру и динамику преступности» [31, C.88].
Предметом изучения виктимологии являются лица, которым преступлением причинен физический, моральный или материальный вред, в том числе и преступники; их поведение, находившееся в той или иной связи с совершенным преступлением; отношения, которые связывали преступника и жертву до момента совершения преступления; ситуации, в которых произошло причинение вреда.
Изучение потерпевшего как действующей фигуры уголовного судопроизводства, как личности, с которой имеют дело оперативно-розыскные и следственные службы, необходимо и имеет многолетнюю историю.
Задачи виктимологии многогранны. Они исследуют отношения между преступником и жертвой в момент возникновения уголовно наказуемого деяния. Виктимология занимается изучением процессов виктимизации и, прежде всего, исследует проблему последовательного развития отношений между преступником и потерпевшим [6, C.170].
Таким образом, «Виктимология» в буквальном смысле означает «учение о жертве». Виктимология изучает лиц, которым преступлением причинен физический, моральный или материальный вред, в том числе и преступников; их поведение, находившееся в той или иной связи с совершенным преступлением; отношения, которые связывали преступника и жертву до момента совершения преступления; ситуации, в которых произошло причинение вреда. Особенно велико значение виктимологии в части изучения взаимодействия мошенников и их жертв, в виду специфичности данных отношений.

к оглавлению ↑

1.2.Виктимность: основные характеристики

Одной из основных категорий, которыми оперирует виктимология, является – виктимность.
Виктимность [от лат. victima — жертва] — достаточно устойчивое личностное качество, характеризующее объектную характеристику индивида становиться жертвой внешних обстоятельств и активности социального окружения, своего рода личностная предрасположенность оказываться жертвой в тех условиях взаимодействия с другими и воздействия этих других, которые в этом плане оказываются нейтральными, «не опасными» для других личностей.
Виктимность (потенциальная или реализованная) – субъективный комплекс человека, провоцирующий на негативное отношение к нему. Виктимность зависит от личностных характеристик (духовных, физиче-
ских) и социального (профессионального) статуса лица, степени конфликтности ситуации, места и времени развития ситуации [19, C.21].
Термин «виктимность» введен в научный оборот Л. В. Франком, однако относительно понятия «виктимность» практически с «рождением» термина появились различные точки зрения. В основном расхождения касаются:
а) структурных элементов виктимности;
б) ее оценки как состояния и объективного свойства лица;
в) момента возникновения потенциальной виктимности;,
г) соотношения и зависимости потенциальной и реализованной виктимности.
Рассмотрим индивидуальную виктимность с позиций ее объективного содержания, что позволит предложить наше понимание этого феномена и его определение.
Л. В. Франк первоначально определил индивидуальную виктимность «как реализованную преступным актом «предрасположенность», вернее, способность стать при определенных обстоятельствах жертвой преступления или, другими словами, неспособность избежать опасности там, где она объективно была предотвратима» [32, C.22]. Как видно из этого определения, Л. В, Франк рассматривал индивидуальную виктимность как реализованную преступным актом личностную предрасположенность, способность. Учитывая высказанные по этому поводу критические замечания [25, C.18], он изменил свою позицию, признав, что индивидуальная виктимность — это не только реализованная, но и потен-циальная способность тех или иных лиц стать потерпевшими или, иными словами, неспособность избежать преступного посягательства там, где объективно это было возможно.
Следовательно, по Франку, индивидуальная виктимность — это по-тенциальная, а равно и реализованная повышенная способность стать жертвой преступного посягательства при условии, что объективно этого можно было бы избежать.
В. И. Полубинский определяет индивидуальную виктимность как «..,свойство данного человека, обусловленное его социальными, психологическими или биофизическими качествами (либо их совокупностью), способствующее в определенной жизненной ситуации формированию условий, при которых возникает возможность причинения ему вреда противоправными действиями» [22, С.33].
Иначе говоря, виктимность конкретного индивида представляет собой потенциальную способность его оказаться в роли жертвы преступления в результате отрицательного взаимодействия его личностных качеств с внешними факторами. Преступлением лишь реализуется такое свойство, объективируется данная способность.
В. И. Полубинский, хотя и критикует Л. В. Франка, практически занимает аналогичные позиции, признавая, что виктимность — это потенциальная способность, повышенная по отношению к некоему среднему уровню. Однако, и это существенно, В. И. Полубинский связывает виктимность исключительно с субъективными качествами индивида. Внешним факторам он отводит роль реализаторов потенций виктимности.
И Л. В. Франк, и В. И. Полубинский полагают, что потерпевшим от преступления может стать индивид, вообще не обладающий какой-либо потенциальной виктимностью. Иначе говоря, виктимизация не связывается с реализацией виктимности за исключением случаев повышенной способности оказаться в роли жертвы.
Таким образом, индивидуальная виктимность — это обусловленное на-личием преступности состояние уязвимости отдельного лица, выражающееся в объективно присущей человеку (но не фатальной) способности стать жертвой преступления. Реализованная преступным актом или оставшаяся в потенции, эта уязвимость зависит от субъективных и объективных предрасположений и в конечном счете выступает как неспособность противостоять преступнику, определяемая совокупностью факторов, делающих ее объективной (не зависящей от жертвы) или оставляющих ее на уровне субъективного «нежелания или неумения».
Исходя из характера и степени выраженности личностных качеств, определяющих индивидуальную виктимную предрасположенность, можно выделить несколько типов жертв
1. Универсальный (универсально-виктимный) тип.
К этому типу относятся лица, обладающие явно выраженными лич-ностными чертами, определяющими их высокую потенциальную уяз-вимость в отношении различных видов преступлений. Это обладатели виктимных предрасположений, реализация которых возможна в ситуациях различных преступлений. Жертвы этого типа могут характеризоваться как типичной для них активностью виктимного поведения, так и пассивностью.
2. Избирательный (избирательно-виктимный) тип.
К этому типу относятся лица, обладающие высокой уязвимостью в отношении определенных видов преступлений. Виктимная предраспо-ложенность может обусловливаться типичными формами поведения в сочетании с характером конфликтных ситуаций. Например, бытовая аг-рессивность имеет следствием причинение вреда жизни или здоровью, коммерческая деятельность связана с причинением имущественного вреда и др.
3. Ситуативный (ситуативно-виктимный) тип.
Потерпевшие этого типа обладают средней потенциальной виктим-ностью и оказываются жертвами преимущественно в результате стечения ситуативных факторов, опасность которых оказалась для них непреодолимой.
4. Случайный (случайно-виктимный) тип.
Жертвы этого типа оказываются таковыми в результате случайного стечения обстоятельств (например, в ДТП).
5. Профессиональный (профессионально-виктимный) тип.
Виктимность жертв этого типа связана с их профессиональной занятостью.
Надо, однако, учитывать, что у жертв всех типов есть общая, базовая, «незаметная» потенциальная виктимность, от которой, собственно, и идет отсчет всех количественных и качественных параметров индивидуальной виктимности.
Люди, обладающие аналогичными, сходными или, наоборот, различными морально-психологическими, физическими и социальными качествами, определяющими ту или иную степень уязвимости в отношении преступлений, составляют массу, в которой отдельное лицо с его индивидуальной виктимностью выступает лишь как элемент совокупности.
Отсюда следует, что помимо индивидуальной виктимности существует и виктимность массовая, виктимность как социальное явление.
Массовая виктимность включает в себя три компонента:
а) совокупность потенций уязвимости, реально существующей у населения в целом и отдельных его групп (общностей);
б) деятельный, поведенческий компонент, который выражен в сово-купности актов опасного для действующих индивидов поведения (позитивного, негативного, толкающего на преступление или создающего способствующие условия);
в) совокупность актов причинения вреда, последствий преступлений, т. е. реализации виктимности, виктимизации (виктимность — результат).
Психологический фон массовой виктимности проявляется много-планово: в содержательном плане массовое виктимное поведение может быть, как и индивидуальное, нейтральным, положительным и негативным.
Таким образом, массовая виктимность — отражающее состояние общества, связанное с преступностью, исторически изменчивое социальное явление, оно выражается в совокупности всех жертв и актов причинения вреда преступлениями физическим лицам на определенной территории в определенный период времени и общих для населения и отдельных его групп потенций уязвимости, реализующихся в массе разнохарактерных индивидуальных виктимных проявлений, в различной степени детерминирующих совершение преступлений и причинение вреда.

к оглавлению ↑

2. МОШЕННИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЖЕРТВЫ И ПРЕСТУПНИКА

2.1. Понятие мошенничества и его уголовно-правовая характеристика

Белорусский законодатель под мошенничеством понимает «Завладение имуществом либо приобретение права на имущество путем обмана
или злоупотребления доверием» (ст.209 Уголовного кодекса Республики Беларусь – далее УК Республики Беларусь)
В части 2 статьи 209 УК Республики Беларусь предусматривается ответственность за мошенничество, совершенное повторно либо группой лиц; в части 3 — за мошенничество, совершенное в крупном размере; в части 4 — за мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере. Содержание этих признаков совпадает с квалифицирующими признаками других форм хищения.
Хищение путем мошенничества отличается от других форм хищения тем, что в данном случае способом нарушения отношений собственности является обман или злоупотребление доверием. При мошенничестве собственник, владелец либо лицо, в ведении или под охраной которого находится имущество, добровольно передают имущество или право на имущество виновному под влиянием обмана и злоупотребления доверием [3].
Обман может выражаться в двух возможных формах поведения: сообщении ложных сведений, утверждении о наличии или отсутствии каких-либо фактов или же в намеренном умолчании об обстоятельствах, сообщение о которых в подобной ситуации было обязательным.
Злоупотребляя доверием, виновный использует особые доверительные отношения с другими лицами для противоправного безвозмездного завладения имуществом (например, родственные отношения и др.).
Для наличия состава мошенничества необходимо установить, что в момент
передачи имущества виновный имел намерение завладеть им.
«Получение имущества под условием выполнения какого-либо обязательства может быть квалифицировано как мошенничество лишь в том случае, когда виновный еще в момент завладения этим имуществом имел цель его присвоения и не намеревался выполнить принятое обязательство.
О заранее обдуманном умысле на завладение имуществом в совокупности с другими обстоятельствами могут свидетельствовать: крайне неблагополучное финансовое положение лица, принимающего обязательство к моменту заключения договора; экономическая необоснованность и нереальность принимаемых обязательств; отсутствие прибыльной деятельности, направленной на получение средств для выполнения обязательств; выплата дохода первым вкладчикам из денег, вносимых последующими вкладчиками; предъявление при заключении до-говора подложных документов; заключение сделки от имени несуществующего юридического лица или зарегистрированного на подставных лиц и т.п. В частности, если сделка купли-продажи заключена под условием выплаты продавцу дополнительной суммы, но покупатель, заведомо не намереваясь выполнять обещание, обманул продавца, имитируя разными способами выплату дополнительной суммы, содеянное квалифицируется как мошенничество» [15, C.397].
Лица, совершающие мошенничество, зачастую для введения в заблуждение потерпевшего изготавливают и используют подложные документы. В подобной ситуации эти документы служат средством обмана, поэтому при совершении хищения дополнительной квалификации таких действий по статье 380 или статье 427 не требуется. Сокрытие совершенного хищения путем служебного подлога или подделки документов квалифицируется по совокупности преступлений.
Умышленное незаконное получение частным лицом средств в качестве пенсий, пособий или других выплат в результате обмана и злоупотребления доверием подлежит квалификации как хищение имущества путем мошенничества [3]. Должностное лицо, выдавшее частному лицу заведомо для этой цели подложные документы, должно нести ответственность за пособничество в хищении путем мошенничества и за служебный подлог по статье 427 УК Республики Беларусь.
Субъектом мошенничества может быть только частное лицо, достигшее 16-летнего возраста. Если должностное лицо использует свои служебные полномочия для завладения имуществом путем обмана или злоупотребление доверием, все содеянное квалифицируется по статье 210 УК Республики Беларусь.
Хищение путем мошенничества совершается с прямым умыслом и корыстной целью. Виновный сознает, что противоправно безвозмездно путем обмана или злоупотребления доверием завладевает чужим имуществом или приобретает право на чужое имущество, предвидит, что этими действиями причиняет ущерб другому лицу, и желает этого.
Мошенничество следует отграничивать от кражи, грабежа или разбоя по следующим признакам: 1) предмету преступления (при краже, грабеже или разбое предметом преступления является имущество; при мошенничестве — имущество или право на имущество); 2) способу завладения (при краже, грабеже или разбое имущество изымается у потерпевшего тайно или открыто, либо с применением насилия или угрозы его применения помимо его воли; в некоторых, крайне редких, случаях потерпевший передает виновному имущество для осуществления чисто технических функций (охрана, экспертная оценка, технический осмотр и т.п.); при мошенничестве потерпевший сам добровольно под влиянием обмана или злоупотребления доверием передает имущество виновному для осуществления полномочий по владению или пользованию либо распоряжению имуществом).
При отграничении мошенничества от изготовления, хранения либо сбыта поддельных денег или ценных бумаг (ст. 221 УК Республики Беларусь). Для квалификации деяния по статье 221 УК Республики Беларусь необходимо установить, являются ли денежные знаки или ценные бумаги поддельными и имеют ли они существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными денежными знаками или ценными бумагами. В случаях, когда явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денежном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного на грубый обман потерпевшего, такие действия подлежат квалификации как мошенничество.
Мошенничество необходимо отграничивать от выманивания кредита или дотаций. В статье 237 УК Республики Беларусь предусматривается ответственность за предоставление индивидуальным предпринимателем или должностным лицом юридического лица в целях получения кредита заведомо ложных документов либо за несообщение этими лицами органу, выделившему кредит, информации о возникновении обстоятельств, влекущих приостановление кредитования. Данная норма применяется только тогда, когда в момент предоставления заведомо ложных документов об обстоятельствах, имеющих существенное значение для получения кредита, или в период возникновения обстоятельств, влекущих приостановление кредитования, у лица отсутствует умысел на невозвращение кредита и обращение его в свою пользу или в пользу близких ему лиц. Если в этот период у лица имеется умысел на невозвращение кредита и обращение его в свою пользу либо в пользу других лиц, все содеянное надо рассматривать как мошенничество и квалифицировать по статье 209 УК Республики Беларусь.
Мошенничество следует отграничивать от лжепредпринимательства. В статье 234 УК Республики Беларусь в качестве одного из вариантов поведения, имеющего сходство со статьей 209 УК Республики Беларусь, предусматривается ответственность за создание юридического лица без намерения осуществлять уставную деятельность в целях получения ссуд или кредитов. Совершение такого рода действий с целью получения имущества для противоправного безвозмездного завладения им необходимо квалифицировать как приготовление к мошенничеству. В подобной ситуации создание юридического лица без намерения осуществлять уставную деятельность представляет собой способ совершения будущего обмана для противоправного завладения ссудой или кредитом и не требует самостоятельной квалификации по статье 234 УК Республики Беларусь.
Таким образом, в белорусском законодательстве под мошенничеством понимается «Завладение имуществом либо приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием». Мошенничество необходимо отграничивать от кражи, грабежа, разбоя, лжепредпринимательства, выманивания кредита или дотаций, изготовления, хранения либо сбыта поддельных денег или ценных бумаг.

к оглавлению ↑

2.2. Взаимодействие жертвы и преступника в процессе совершения мошенничества

Статистика свидетельствует о том, что в последние годы имеет место некоторое сокращение количества зарегистрированных фактов мошенничества в Беларуси. Так, в 2010 году таких преступлений было зарегистрировано 4596, что на 4,9% меньше, чем в 2009-м [4]. В первом квартале 2011 года зарегистрировано 1150, что 5,4 % меньше, чем за аналогичный период 2010 года[5].
Вместе с тем, современное мошенничество претерпело существенные качественные изменения, и появились новые виды мошеннических посягательств в таких секторах экономики как, банковский, страховой, рынок недвижимости.
Мошенничество носит интеллектуально-информационный характер. С помощью искажения информации мошенник воздействует на интеллектуально-волевую сферу жертвы, тем самым манипулируя ею. Но жертва не понимает об этом, жертва думает, что она действует по собственному желанию и лишь только после совершения преступления происходит понимание действительности. Все это возможно лишь благодаря тому, что жертва мошенника сама в какой-то части обладает свойствами преступника: жадностью, авантюризмом, алчностью. Используя эти качества, мошенник добивается своего.
Основная цель мошенника – усыпить бдительность Взрослого жертвы и перевести диалог на уровень Ребенок – Ребенок. Это искажает сознание жертвы, она думает, что на самом деле сама обманывает мошенника и руководит ситуацией.
Данная психология, конечно, не характерна для высокопрофессиональных преступлений, где мошенничество тщательно планируется, совершается организованной группой. Это, к примеру, квартирное рейдерство, или мошенничество, положенное в основу захвата предприятия. В любом случае, мошенничество – это игра в кошки мышки, где гарантом безопасности является отказ от игры. Если вы чувствуете, что в каком-либо предложении существует возможность обмана, необходимо отказываться от него.
Мошенничество имеет разнообразные формы. Одним из видов косвенного мошенничество является попрошайничество. Всем известно, что попрошайки работают организованно и основную прибыль они отдают организаторам, а сами довольствуются лишь питанием за счет «организации» и предоставлением жилья. Все это возможно потому, что попрошайка, ловко играет на таких качествах дающего: жалость, вина (откуп перед попрошайкой за свой личный успех), чувство собственного удовлетворения за совершение хорошего поступка.
Мошенничество можно разделить на общеуголовное, которое имеет место в бытовой сфере, в области личных имущественных отношений между гражданами, и экономическое. Под последним понимается мошенничество, посягающее на экономическую безопасность хозяйствующего субъекта независимо от форм собственности или на большую группу людей.
Экономическое и общеуголовное мошенничество имеют существенную криминологическую разницу. Различие состоит в характеристиках личности преступников и жертв, способах совершения мошенничества, детерминантах преступлений, суммах ущерба. Мы начнем с виктимологических характеристик общеуголовного мошенничества, имеющего во всем мире (Беларусь — не исключение) многовековую историю.
Жертвы общеуголовного мошенничества — лица, страдающие от мошенничества, совершаемого на мелком бытовом уровне: при покупке валюты с рук, при игре в наперсток и т. п.
Мошенничество обязательно связано с обманом, злоупотреблением доверием, и здесь особое криминологическое качество приобретает степень критичности, и доверчивости жертвы, своим поведением объективно способствовавшей мошеннику. Очевидно, что поведение жертвы, совершенно незнакомой с мошенником и слепо ему поверившей и поведение жертвы, хорошо знающей преступника и поддавшейся на обман, не могут быть одинаково расценены с криминологических позиций, если рассматривать это поведение как реализацию определенных качеств личности потерпевшего.
Большинство жертв мошенничества знакомы с преступником. Среди мужчин-потерпевших только меньше половины не были знакомы с преступником, а среди женщин-потерпевших этот процент поднимается значительно выше. По-видимому, причина такого положения кроется в характере мошенничества. Именно женщины — основная масса потерпевших от мошенничества, заключающегося в продаже поддельных золотых вещей и драгоценных камней, денежных и вещевых кукол, ворожбе, т. е. преступлений, совершаемых мошенниками, «работающими» исключительно в расчете на незнакомую жертву. Имеет определенное значение и семейное положение женщин, поскольку в ряде мошенничеств преступниками использовались такие интересы женщин, как удержание мужа или его возврат, привораживание жениха и т. д. Замужние женщины составляют около 90% от числа женщин-потерпевших.
С учетом специфичности мошенничества рассмотрим поведение потерпевшего по следующим позициям:
а) корыстное или провоцирующее;
б) излишне доверчивое, некритичное, основанное на суеверии;
в) положительное, т. е. не связанное с негативными мотивами или некритичностью потерпевшего;
г) создавшее условия, позволившие преступнику продолжать преступную деятельность.
При рассмотрении ситуаций следует иметь в виду, что здесь, как в любом мошенничестве, есть обман или злоупотребление доверием, а значит, чрезмерная доверчивость потерпевшего, однако превалирует по криминологическому значению все же корыстная заинтересованность, использованная преступником.
Так, если потерпевший сам обращается с просьбой, в его действиях уже есть момент толчка, в других случаях — налицо не столь активное, но также корыстное поведение. Для всех потерпевших (среди них немало людей с высоким образовательным уровнем) характерно сознательное нарушение моральных норм, в основе их поведения лежит откровенный эгоизм.
Иногда действия потерпевших перерастают в преступные: например, при попытках дать взятку через мошенника, который, конечно, просто присваивает полученные деньги.
Негативный, корыстный характер поведения потерпевшего очевиден и в случаях мошенничества, совершаемого «фармазонами» и «кукольниками». В данной ситуации потерпевшему вручается денежная или вещевая кукла, или он — «по дешевке» приобретает поддельное золото, драгоценные камни.
Чрезмерная доверчивость потерпевшего иногда реализуется в ситуациях, где подозрительность должна была бы быть естественным следствием конкретной обстановки.
Т. в бане спросил у встретившегося ему Л., где можно сдать в мелкий ремонт куртку, и тот, сориентировавшись, тут же представился ему мастером по бытовому ремонту. Т. вручил мошеннику куртку, даже не спросив, где находится мастерская, не удивившись тому, что заказы принимаются без оформления, прямо на лестнице.
Поразительную доверчивость проявляют потерпевшие от мошенни-честв, связанных с гаданием, ворожбой. Обычно потерпевшие поддаются на обещания излечить от болезни, возвратить или приворожить любовника, мужа, несколько реже — «навести порчу» на врага, соперника и т. д. В последние годы мошенничество этого рода поставлено на поток. Достаточно почитать объявления колдунов, магов и иных «специалистов», обещающих всякие чудеса.
Практика часто сталкивается с ситуациями, в которых мошенник выступает в роли официального лица, уполномоченного для сбора денег под различными предлогами. Причем легенды преступников нередко настолько неправдоподобны, что должны были бы по самым эле-ментарным соображениям вызвать сомнения у потерпевшего.
Б. собирала по квартирам деньги на поставку продуктов по очень низким ценам, и поверивших ей оказалось немало.
Среди жертв мошенников в таких ситуациях отнюдь не только лег-коверные, недостаточно образованные люди. Большинство жертв имеют среднее и более высокое образование. Надо сказать, что в ситуации с Б. некоторые лица, поддавшиеся на обман, догадались об этом и забрали деньги назад. Так что в подобных ситуациях можно говорить не только о некритичности, но и замедленной аналитической реакции, при которой ситуация оценивается потерпевшим с некоторым, в принципе нормальным, опозданием.
Объективно поведение любого потерпевшего от мошенничества, коль скоро оно дало возможность преступнику совершить преступление, носит в криминологическом плане негативный характер. Однако мы рассматриваем его как положительное, поскольку никаких практических возможностей разобраться в ситуации потерпевший не имел и никакие отрицательные качества его личности (прежде всего корыстность) преступником использованы не были. Среди ситуаций подобного плана следует назвать приобретение вещей по нормальной цене и в обычной обстановке, не дающей оснований опасаться обмана (в итоге выясняется, что вещь некачественная, или вообще обещанной покупки покупатель не получает).
Довольно широко распространены «сдачи квартиры внаем». По-терпевших нельзя упрекнуть в излишней доверчивости, так как они осматривают квартиру и только после этого вручают деньги. Истинный смысл поведения мошенника выясняется лишь после отказа во вселении на жительство.
Имеют место ситуации, когда потерпевший становится жертвой хорошо известного ему лица, обращающегося с просьбой о займе, предложением оказать вполне приемлемую услугу и т. д.
Практика насчитывает множество случаев, когда помимо или наряду с поведением потерпевшего, которое облегчило, сделало возможным совершение мошенничества в отношении его самого, поведение обманутого, последовавшее за совершенным преступлением, позволило преступнику продолжать преступную деятельность. С криминологических позиций такое поведение — одно из условий, способствующих совершению преступления. Это, однако, только одна сторона дела, ибо поведение потерпевшего в связи с совершением преступления, но уже после того, как это произошло, в определенном аспекте раскрывает криминологическую характеристику данного лица.
Рассмотрим эти ситуации. Нередко потерпевший, передав деньги мошеннику (часто сумму значительную) и убедившись, что его обманули, требует деньги назад, но, не желая придавать делу уголовно-правовую окраску, в милицию не обращается. В конце концов следует обращение в суд (не милицию) с иском о возврате денег, данных взаймы. Смысл такого поведения очевиден: получить назад деньги любой ценой, даже ухода от ответственности заведомого преступника. Потерпевший заведомо лжет относительно истинного содержания «сделки», но иначе он часто и поступить не может; например, передав деньги для взятки за по-лучение квартиры, рассчитывать на такой исход не приходится — можно оказаться на Скамье подсудимых рядом с мошенником. Активность потерпевшего, добивающегося возврата денег, может быть различной, но в любом случае время, которое преступник имеет на совершение других преступлений, следует отнести на счет потерпевшего.
Возврата денег потерпевшие добиваются и без обращения в суд. Они проявляют максимальную инициативу в розыске мошенника и получения денег, употребляя самые различные формы воздействия на него (от угроз до просьб). Иногда действия потерпевшего перерастают в самоуправные: он отнимает у мошенника вещи, продает их в счет долга. Инициативность потерпевшего отнюдь не выражение высокой сознательности; ему безразлично все, что лежит за пределами проблемы «деньги назад». Известны случаи, когда потерпевший терпеливо ждет очередного мошенничества и добивается возвращения денег из тех, которые преступник получил у очередной жертвы.
Нередки ситуации, в которых потерпевший, убедившись в обмане, никуда не обращается и не принимает мер к возврату денег. Мотивы такого поведения следующие: чувство собственной вины, понимание, что не следовало верить, убеждение, что «все равно ничего не вернешь», и т. д. Такое «бескорыстие», возможно, и выглядит более привлекательно и соответствующим образом положительно характеризует потерпевшего, однако криминологически оно означает создание обстановки, способствующей совершению новых преступлений, обстановки безнаказанности. Такое поведение несколько сродни непротиводействию в преступлениях против личности.
Весьма часто потерпевшие, получив назад свои деньги или вещи, никуда не сообщают о мошенничестве, хотя лично их материальным интересам привлечение мошенника к уголовной ответственности ничем не грозит. Откровенное равнодушие, безразличие к интересам других лиц и общества в целом часто определяют негативные криминологические характеристики этих потерпевших.
Очень часто потерпевший не сообщает в органы милиции о мошенничестве в случаях, когда причиненный материальной ущерб незначителен. Потерпевший сводит понимание общественной опасности мошенничества к денежной оценке ущерба, да к тому же присваивает себе право решать за государство, насколько в действительности опасны действия преступника. Такое поведение—это выражение общественной пассивности, правовой неграмотности, равнодушия к общественным интересам.
Встречаются ситуации, когда потерпевший избирает совершенно правильное направление защиты своих интересов, обращается в органы милиция, но делает это с таким опозданием, что преступник успевает совершить еще несколько преступлений. При этом надо иметь в виду, что промедление не связано с непониманием ситуации. Это следствие безынициативности, несообразительности, отсутствия чувства ответственности.
Таким образом, взаимоотношения жертвы и преступника в процессе совершения мошенничества весьма разнообразны, однако все они сводятся к завладению имуществом либо приобретению права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

к оглавлению ↑

3. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЖЕРТВ МОШЕННИЧЕСТВА

3.1. Психологические особенности виктимной личности

Психологическая организация личности потерпевших, по мнению некоторых ученых, отличается от таковой у лиц, не подвергавшихся преступному воздействию. В этой связи вызывают интерес результаты исследования, проведенного сотрудниками кафедры психологии развития Амурского гуманитарного педагогического государственного университета.
Исследование осуществлялось сравнительным методом. Объем выборки составил 72 человека в возрасте 15-20 лет. Из них 36 человек, более трех раз пострадавших от преступных посягательств (виктимные), и 36 – таким посягательствам не подвергавшихся.
Диагностический комплекс включал: 16-F личностный опросник Р.Кеттелла; опросник темперамента Я.Стреляу; отпросник EPQ Айзенка; методику Ч. Спилбергера; MMPI (Мини-пульт); опросник акцентуаций характера Шмишека; рисуночную методику Маховер «Человек».
Обработка результатов осуществлялась в два этапа. На первом этапе сопоставлялись данные виктимных индивидов с их сверстниками по каждой методике в отдельности. На втором – исследовались факторы виктимной личности. С помощь статической обработки результатов первого этапа были получены значимые различия по всем методикам.
Выявлено, что виктимные индивиды обладают менее сильной и менее подвижной нервной системой, чем невиктимные (по опроснику Я.Стреляу). Неуравновешенность нервных процессов у них значимо откланяется в сторону торможения, тогда как у невиктимных – в сторону возбуждения. Данные свойства свидетельствуют о высокой реактивности, чувствительности, большой прочности условных связей и способности к образованию стереотипов.
Виктимные индивиды отличаются выраженной личностной тревожностью (по методике Спилбергера).
По данным 16-F личностного опросника Кеттелла, виктимных индивидов можно охарактеризовать как имеющих более чувствительную нервную систему, остро реагирующих на любую угрозу, робких, неуверенных, жестких, практичных, реалистичных, самостоятельных, независимых, не считающихся с общественным мнением.
По методике Шмишека виктимные менее подвижны, менее общительны, менее инициативны, имеют невысокую самооценку.
При анализе данных по методике MMPI у виктимных индивидов выявляются устойчивость интиресов, упорство в отстаивании собственного мнения, стеничность и негибкость установок, активность позиции, трудности переключения.
По рисуночной методике «Человек» виктимные обнаружили состояние острой тревоги и чувство неадекватности, импульсивность и невысокую агрессивность в сравнении со сверстниками.
При обработке результатов второго этапа у виктимных индивидов были выявлены следующие факторы: 1) экспрессивность; 2) социальная дезадаптивность; 3) комформность; 4) стремление привлекать к себе внимание; 5) переживание униженности; 6) беспечность [14, C.296-299].
Таким образом, приведенные исследование показало, что виктимная личность обладает системой тесно связанных между собой психологических свойств. Системообразующими свойствами выступают: экспрессивность; социальная дезадаптивность; комформность; стремление привлекать к себе внимание; переживание униженности; беспечность.

к оглавлению ↑

3.2. Психологические аспекты личности и поведения потерпевших от мошенничества

Анализ сведений о потерпевших на статистическом уровне оказывается существенным для определения реальных последствий преступности, раскрытия определенных закономерностей, установления статистически вероятных групп населения и территорий, в которых коэффициент потерпевших выше или, наоборот, ниже среднего уровня. Это, в свою очередь, позволит определить соответствующее «скопление» жертв и преступников и таким образом более целенаправленно организовать профилактику и правовое воспитание в широких масштабах, которые будут ориентированы как на рецидивных и потенциальных потерпевших, так и их возможные посягательства.
По мнению автора, в зарождении и развитии корыстных преступлений против собственности граждан важную роль играют определенные свойства личности жертвы либо ее провоцирующее поведение, т. е. личностные качества жертвы, характеризующиеся некоторой деформацией (социальной, нравственной и психологической), обусловливают в определенных ситуациях ее повышенную виктимность. Сравнительный корреляционный анализ показал, что повышенная виктимность в большей степени присуща потерпевшим от мошенничества и карманных краж.
Социально-психологический портрет потерпевших от мошенничества можно представить следующим образом: это лица среднего возраста, женского или мужского пола, с высоким образовательным уровнем, преимущественно занятые в частном бизнесе, на государственной службе или нигде не работающие. Им присущи завышенная самооценка и равнодушие к чужим бедам. Их эгоизм сочетается с недобросовестностью и подозрительностью, легковерием и корыстолюбием. Вместе с тем такие потерпевшие падки на лесть и проявляют доверчивость к людям, «играющим» на этой их особенности, что в конечном счете приводит к тому, что данные лица становятся жертвами мошенничества.
Знание приведенного выше социально-психологического портрета имеет большое практическое значение, особенно в выявлении потерпевших от мошенничества в ситуациях, когда известно или задержано лицо, совершившее мошенничество, и возникает необходимость установить потерпевших. Таким образом, изучая личность потерпевших от мошенничества, необходимо в первую очередь исследовать их социально-демографические признаки (пол, возраст, образование, социальное и семейное положение). Эти данные позволяют судить об объективных обстоятельствах, имеющих значение для виктимного поведения и указывающих на условные социальные группы, представители которых со значительной степенью вероятности могут стать жертвами мошенничества.
Важное значение имеет знание нравственно-психологических свойств личности потерпевших (потребности, интересы, психологическое состояние, уровень правосознания и др.). Информация такого рода позволяет установить обстоятельства, лежащие в основе виктимного поведения, ответить на вопрос, почему данное лицо стало жертвой преступления.
Социально-психологические данные (отношение к преступнику и пр.) важно рассмотреть в плане того, какое влияние они оказывают на мотивацию поведения потерпевшего, определяют возможность предвидения им последствий своих действий.
Как известно, поведение потерпевшего различается до, в момент и после совершения преступления. Изучение поступков потерпевшего до события преступления позволяет понять причины совершения мошенничества, установить криминологически значимые особенности его поведения.
Исследование поведения жертвы во время совершения преступления способствует выявлению условий, облегчающих мошеннику реализацию преступных намерений, позволяет дать обобщенную оценку личности потерпевшего исходя из его отношения к существующим социальным ценностям.
Анализ действий потерпевшего после факта завладения его имуществом представляет интерес потому, что позиция, которую он занимает по отношению к правовым и моральным обязанностям после совершения мошенничества, может оказать определенное воздействие на эффективность деятельности правоохранительных органов по предупреждению и раскрытию мошеннических посягательств данного вида.
Как известно, мошенничество обязательно связано с обманом, злоупотреблением доверием, следовательно, особое значение приобретает степень критичности и доверчивости потерпевшего, который своим поведением объективно способствовал мошеннику.
Еще в начале 70-х гг. XX в. Д. В. Ривман предложил рассматривать поведение потерпевшего по нескольким позициям с учетом специфичности мошенничества. Автор считает, что данная классификация по-прежнему актуальна. Итак, поведение потерпевшего от мошенничества может быть следующим:
1) корыстное или провоцирующее;
2) излишне доверчивое, некритичное, основанное на суеверии;
3) положительное, т. е. несвязанное с негативными моментами или недопустимой критичностью потерпевшего (потерпевший по обстановке не мог заподозрить обмана, а также не преследовал корыстных целей);
4) создавшее условия, позволяющие преступнику продолжать преступную деятельность.
Рассмотрим подробнее три из указанных типов поведения.
1. Потерпевшие с корыстным или провоцирующим поведением составляют около половины от общего количества потерпевших от мошенничества. В этом случает также наличествует обман или злоупотребление доверием, а значит, и недопустимая доверчивость потерпевшего, однако превалирует по криминологическому значению именно корыстная заинтересованность, использованная мошенником (например, под предлогом приобретения потерпевшим товаров по значительно низкой цене, со скидкой). Иногда в этих ситуациях действия потерпевших могут сами перерасти в преступные (например, при попытке дать взятку через мошенника, который просто присваивает полученные деньги (разумеется, в процессуальном отношении такие лица не будут признаны потерпевшими).
Негативный, корыстный характер потерпевшего очевиден и тогда, когда потерпевшему вручается денежная или вещевая «кукла» либо он очень дешево приобретает поддельное золото, драгоценные камни или антиквариат. Здесь имеется прямое стремление нажиться на неопытности покупателя, а нередко обман совершается с помощью одного или нескольких из подыгрывающих продавцу мошенников.
2. Некритичность, недопустимая доверчивость потерпевшего, как правило, реализуются в ситуациях, где подозрительность должна была бы быть естественным следствием конкретной обстановки. Поразительную доверчивость проявляют потерпевшие от мошенничеств, связанных с гаданием и ворожбой (как правило, женщины). К этой же категории можно отнести ситуации, в которых мошенники выступают в роли лица, уполномоченного для сбора денег под самыми различными предлогами, от имени должностных лиц и различных организаций.
3. Объективно поведение любого потерпевшего от мошенничества, если оно позволило преступнику совершить преступление, носит в криминологическом плане негативный характер. Однако его можно рассматривать и как положительное, поскольку потерпевший не имел никакой возможности разобраться в ситуации и никакие отрицательные качества его личности (прежде всего, корыстные) преступником использованы не были. Среди ситуаций подобного плана следует назвать приобретение имущества по нормальной цене и в обычной обстановке, не дающей оснований опасаться обмана (однако в итоге выясняется, что вещь некачественная или потерпевший вообще не получает обещанной покупки). Сюда же следует отнести мошенничества, связанные с куплей-
продажей и сдачей в аренду квартир.

к оглавлению ↑

3.3. Исследование психологических аспектов жертв мошенничества. Основные направления противодействия и профилактики мошеннических проявлений

«Поведение потерпевших тесно связано с их личностными особенностями, поскольку личность и ее психологические свойства одновременно есть и предпосылка и результат ее деятельности. Внутреннее психологическое содержание поведения, складывающееся в условиях определенной ситуации, особенно значимой для личности, переходит в относительно устойчивые свойства личности, а они, в свою очередь, сказываются на ее поведении» [28, C.341].
Изучая жертву в различных аспектах и ее роль в генезисе любого преступления, в том числе и мошенничества, виктимология исходит из того, что поведение человека по своей природе может быть неосмотрительным, рискованным, легкомысленным, порою провокационным и, следовательно, опасным для самого себя.
Автором проведены исследования психологических особенностей жертв мошенничества с использованием: 1) Опросника тревожности Тейлора (ПРИЛОЖЕНИЕ 1); 2)16-ти факторныго опросника Кеттелла (ПРИЛОЖЕНИЕ 2); 3)Теста «Определение степени внушаемости» (ПРИЛОЖЕНИЕ 3). Объем выборки составил 70 человек в возрасте 22-37 лет (работники ОАО «Минский моторный завод»).
Всем участникам исследования для начала предлагалось ответить на следующие вопросы:
1) Становились ли вы жертвой мошенничества?
2) Обращались ли по факту совершенного в отношении вас мошенничества в правоохранительные органы?
3) Возбуждались ли по данным фактам уголовные дела?
4) Осуждался ли преступник?
Результаты показали, что из 70 опрошенных, 32 – в разное время становились жертвами различного рода мошенников (гадалок, СМС, интернет и т.д.), из них в правоохранительные органы обратились – 7. Оставшиеся 25 в правоохранительные органы не обращались по причинам: незначительности ущерба, боязни огласки, отсутствия доверия к правоохранительным органам, «разбирались самостоятельно» и т.д.
Далее участники были разделены на две группы (группа №1 (32 человека) – жертвы; группа №2 (48 человек) – иные), исследования в которых проводились параллельно с использованием указанных ранее методик.
Результаты исследования по методу Тейлора показали:
Критерии оценки: Группа №1(%) Группа №2(%)
низкий уровень тревожности 1 7
средний уровень с тенденцией к низкому 9 23
средний уровень с тенденцией к высокому 37 55
высокий уровень 42 10
очень высокий уровень 11 5

Как видим, в группе №1 высокий и очень высокий уровни тревожности значительно преобладают.
Анализ результатов исследований по опроснику Кеттелла свидетельствует о том, что члены группы№ 1 характеризуются как имеющие более чувствительной нервную систему, остро реагирующие на любую угрозу, робкие, неуверенные, жесткие, практичные, реалистичные, самостоятельные, независимые, не считающиеся с общественным мнением. Также обладают определенными личностными качествами, такими как: доверчивость, некритичность, неосторожность, авантюристичность, жадность, невнимательность и беспечность, пассивность.
При определении степени внушаемости (Тест «Определение степени внушаемости») результаты распределились следующим образом:
Степень внушаемости: Группа №1(%) Группа №2(%)
пониженная внушаемость 21 56
средняя внушаемость 48 27
повышенная внушаемость 31 17

Анализ результатов исследования внушаемости показал, что значительное большинство из группы №1 обладает средней и повышенной степенью внушаемости, во второй же группе преобладает пониженная внушаемость.
Таким образом, проведенные исследования подтвердили, что лица, в отношении которых совершаются мошенничества, обладают такими качествами как: доверчивость, некритичность, неосторожность, авантюристичность, жадность, невнимательность и беспечность, пассивность. Характеризуются как имеющие более чувствительной нервную систему, остро реагирующие на любую угрозу, робкие, неуверенные, жесткие, практичные, реалистичные, самостоятельные, независимые, не считающиеся с общественным мнением. Кроме того, жертвы мошенничества имеют повышенный уровень тревожности и внушаемости.
На основе проведенного исследования можно определить основные направления противодействия и профилактики мошеннических проявлений:
1) Правовое, идеологическое и этическое воспитание граждан, которое надлежащим образом должны обеспечивать семья, школа, иные учреждения образования, трудовые коллективы, государственные органы и т.д.
2) Информационное просвещение – СМИ, правоохранительные органы.
3) Совершенствование законодательной базы – законодательные органы.
4) Более тесное взаимодействие с правоохранительными органами иных государств и международными организациями – специально уполномоченные государственные органы.
5) Повышение уровня жизни в граждан.
6) Проведение социо-психологических исследований, выработка по их результатам конкретных мероприятий, направленных на снижение уровня изучаемых преступлений.
7) Обеспечение обучения специалистов, которые обладали бы комплексными знаниями и навыками в области виктимологии.
Таким образом, научное изучение виктимных свойств жертв предоставляет также новые пути проникновения в существо исследуемых явлений, позволяет вскрыть резервы профилактических возможностей в сфере контроля над преступностью. к оглавлению ↑

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вхождение нашей страны в мировое сообщество открывает дополнительные возможности в сфере экономического и социального развития, но также и несет в себе новые угрозы, в том числе и криминального характера. Глобализационные процессы не обошли стороной и криминальный мир.
В зарождении и развитии корыстных преступлений против собственности граждан важную роль играют определенные свойства личности жертвы либо ее провоцирующее поведение, т. е. личностные качества жертвы, характеризующиеся некоторой деформацией (социальной, нравственной и психологической), обусловливают в определенных ситуациях ее повышенную виктимность. Сравнительный корреляционный анализ показал, что повышенная виктимность в большей степени присуща потерпевшим от мошенничества и карманных краж.
Все более изощренными становятся преступные посягательства на правоотношения в сфере собственности и экономической безопасности. Среди данных посягательств свою нишу занимает и мошенничество, несомненно, являющееся одним из наиболее интеллектуальных способов хищения имущества.
Мошенниками непрерывно реализуются все новые и новые виды и способы неправомерного завладения чужим имуществом. При этом, в большинстве случаев, жертва мошенничества сама способствует совершению в отношении нее противоправных действий.
В процессе исследования, проведенного автором в настоящей работе установлено, что:
«Виктимология» в буквальном смысле означает «учение о жертве». Виктимология изучает лиц, которым преступлением причинен физический, моральный или материальный вред, в том числе и преступников; их поведение, находившееся в той или иной связи с совершенным преступлением; отношения, которые связывали преступника и жертву до момента совершения преступления; ситуации, в которых произошло причинение вреда. Особенно велико значение виктимологии в части изучения взаимодействия мошенников и их жертв, в виду специфичности данных отношений.
Индивидуальная виктимность — это обусловленное наличием преступности состояние уязвимости отдельного лица, выражающееся в объективно присущей человеку (но не фатальной) способности стать жертвой преступления.
Массовая виктимность — отражающее состояние общества, связанное с преступностью, исторически изменчивое социальное явление, оно выражается в совокупности всех жертв и актов причинения вреда преступлениями физическим лицам на определенной территории в определенный период времени и общих для населения и отдельных его групп потенций уязвимости, реализующихся в массе разнохарактерных индивидуальных виктимных проявлений, в различной степени детерминирующих совершение преступлений и причинение вреда.
Мошенничество — завладение имуществом либо приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием.
Мошенничество носит интеллектуально-информационный характер. С помощью искажения информации мошенник воздействует на интеллектуально-волевую сферу жертвы, тем самым манипулируя ею. Но жертва не понимает об этом, жертва думает, что она действует по собственному желанию и лишь только после совершения преступления происходит понимание действительности.
Лица, в отношении которых совершаются мошенничества, обладают такими качествами как: доверчивость, некритичность, неосторожность, авантюристичность, жадность, невнимательность и беспечность, пассивность. Характеризуются как имеющие более чувствительной нервную систему, остро реагирующие на любую угрозу, робкие, неуверенные, жесткие, практичные, реалистичные, самостоятельные, независимые, не считающиеся с общественным мнением. Кроме того, жертвы мошенничества имеют повышенный уровень тревожности и внушаемости.
Проведенное исследование позволило определить основные направления противодействия и профилактики мошеннических проявлений:
1) Правовое, идеологическое и этическое воспитание граждан, которое надлежащим образом должны обеспечивать семья, школа, иные учреждения образования, трудовые коллективы, государственные органы и т.д.
2) Информационное просвещение – СМИ, правоохранительные органы.
3) Совершенствование законодательной базы – законодательные органы.
4) Более тесное взаимодействие с правоохранительными органами иных государств и международными организациями – специально уполномоченные государственные органы.
5) Повышение уровня жизни в граждан.
6) Проведение социо-психологических исследований, выработка по их результатам конкретных мероприятий, направленных на снижение уровня изучаемых преступлений.
7) Обеспечение обучения специалистов, которые обладали бы комплексными знаниями и навыками в области виктимологии.
Таким образом, тщательное и комплексное изучение жертв мошеннических посягательств, изучение влияния индивидуальных особенностей таких жертв на виктимность, позволит выработать мероприятия, способные существенно снизить уровень изучаемых преступлений.

к оглавлению ↑

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. № 275-З (с изменениями на 27 декабря 2010 г. № 223-З) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
2. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь от 16 июля 1999 г. № 295-З (с изменениями на 18 июля 2011 г. № 302-З) Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
3. О применении судами уголовного законодательства по делам о хищениях имущества: Постановления Пленума Верховного суда РБ № 15 от 21.12.2001 г. (с изменениями на 24 сентября 2009). Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
4. Отдельные сведения о регистрации и предварительном расследовании преступлений за 2010 год. Официальный сайт Министерства внутренних дел Республики Беларусь[Электронный ресурс] – Режим доступа: http://mvd.gov.by/ru/main.aspx?guid=2213 – 2011.
5. Сведения о правонарушениях, совершенных в Республике Беларусь, за 1 квартал 2011 года. Официальный сайт Министерства внутренних дел Республики Беларусь[Электронный ресурс] – Режим доступа: http://mvd.gov.by/ru/main.aspx?guid=39573 – 2011.
6. Абельцев, С.Н. Личность преступника и проблемы криминального насилия. С.Н. Абельцев.– М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2000.- С.170.
7. Ахмедшина, Н.В. Возникновение и развитие отечественной виктимологии. Н.В.Ахмедшина // Вестник Томского государственного университета. 2007. № 300-1. С. 138-141.
8. Борисова С.Е. Психологические особенности лиц, совершивших мошенничество, и их учет при расследовании преступлений. С.Е.Борисова// Прикладная юридическая психология. 2008. № 1. С. 108-113.
9. Виктимология: учеб. Пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Т.В. Варчук, К.В. Вишневецкий; под ред. С.Я. Лебедева. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2008. – 191с.
10. Волков Е.Н. Методология и структура социально-психологической экспертизы по ситуациям влияния. Е.Н.Волков//Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Социальные науки. 2004. № 1. С. 117-127.
11. Даль В. И. Словарь живого великорусского языка. М., 1998 – 987с.
12. Джумазаде, В.В. Криминологическая характеристика жертв преступлений. Вестник Калининградского юридического института МВД России. 2010. № 1. С. 52-56.
13. Елисеев, О.П.Конструктивная типология и психодиагностика личности. Псков, 1994. С. 72-75.
14. Клачкова, О.А. Психологические особенности виктимной личности. О.А. Клачкова // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2008. № 58. С. 396-399.
15. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь / Н.Ф.Ахраменка, Н.А. Бабий, А.В. Барков и др.; Под общ. ред. А.В. Баркова.— Мн.: Тесей, 2003.- 1200 с.
16. Кострюков К.В. Виктимологические аспекты личности и поведения потерпевших от мошенничества. К.В.Кострюков//
Вестник Владимирского юридического института. 2009. № 3. С. 88-92.
17. Кузьмич, В. Криминологическая характеристика убийств и их профилактика/В. Кузьмич//Законность и правопорядок. -2010. -№ 2. -С.14-18.
18. Мешков А.В. Особенности личности потерпевшего от мошенничества в сфере оборота недвижимости. А.В.Мешков//Вестник Ставропольского государственного университета. 2011. № 2. С. 234-238.
19. Невский, Н. Н. История развития виктимологии : монография / Н. Н. Невский //Владим. юрид. ин-т. – Владимир, 2008.
20. Окс, Л.Е. Некоторые проблемы совершенствования правового обеспечения виктимологической профилактики преступлений/Л. Е. Окс//Российский следователь. -2009. -№ 5. -С. 29-30.
21. Отдельные сведения о регистрации и предварительном расследовании преступлений за 2010 год. Официальный сайт Министерства внутренних дел Республики Беларусь[Электронный ресурс] – Режим доступа: http://mvd.gov.by/ru/main.aspx?guid=2213 – 2011.
22. Подольская А.В.Некоторые вопросы виктимологии. А.В.Подольская// Известия Таганрогского государственного радиотехнического университета. 2004. Т. 39. № 4. С. 286-289.
23. Полубинский В. И. Правовые основы учения о жертве преступления. Горький. ВШ МВД СССР. 1979, с. 34.
24. Полянская В.А. Судебно-психологическая экспертиза психологических воздействий в уголовном процессе. В.А.Полянская
Сибирский юридический вестник. 2011. № 1. С. 123-129.
25. Ривман Д. В. О содержании понятия «виктимность». Д.В.Ривман//Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. Л.: ВПУ МВД СССР, 1974., с. 18-28.
26. Ривман Д. В. Криминальная виктимология. СПб., 2002. — 304с.
27. Ривман, Д.В. Виктимология/Д.В. Ривман, В.С. Устинов. -М.: Изд-во «Юридический центр Пресс». -2000. -332 с.
28. Рогова Е.В. Роль виктимного поведения потерпевших в механизме совершения преступлений. Е.В.Рогова// Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права) (электронный журнал). 2011. № 2. С. 50-50.
29. Рубинштейн Л. С. Основы общей психологии. – Питер, 2008. – 516с.
30. Сведения о правонарушениях, совершенных в Республике Беларусь, за 1 квартал 2011 года. Официальный сайт Министерства внутренних дел Республики Беларусь[Электронный ресурс] – Режим доступа: http://mvd.gov.by/ru/main.aspx?guid=39573 – 2011.
31. Ситковский, А.Л. Виктимологическая характеристика и профилактика корыстных преступлений против собственности граждан/А. Л. Ситковский; под общ. ред. В. И. Полубинского; М-во внутрен. дел Рос. Федерации, Всерос. науч.-исслед. ин-т. -М.: ВНИИ МВД РФ, 1998. -106с.
32. Социология: Энциклопедия / Сост. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко., М. 2003 г. -1221с.
33. Филиппенков, В.М. Некоторые аспекты криминологической характеристики личности потерпевшего. В.М.Филиппенков//Проблемы укрепления законности и правопорядка: наука, практика, тенденции. 2010. № 3. С. 88-102.
34. Франк Л. В. Виктимология и виктимность. Душанбе, 1972. С. 112., с. 22.
35. Psylist.net [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.psylist.net/stimulmat

к оглавлению ↑

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Опросник Ж. Тейлор
(личностная шкала проявления тревожности)

Опросник разработан Ж. Тейлор в 1953 году. Он входит в состав ММРI в качестве дополнительной шкалы. Адаптирован в России Т. А. Немчиным в 1966 году.
Цель: выявление уровня личностной тревожности испытуемого.
Материал: бланк-опросник, содержащий 50 утверждений.
Инструкция. Вам предлагается ответить на опросник, в котором содержатся утверждения, касающиеся некоторых свойств личности. Здесь не может быть хороших и плохих ответов, поэтому свободно выражайте свое мнение, не тратьте время на размышления. Давайте первый пришедший в голову ответ. Если Вы согласны с данным утверждением по отношению к Вам, напишите рядом с его номером «Да”, если не согласны – «Нет», если не можете четко определить – «не знаю».
Обработка данных производится с помощью ключа.
Ключ: утверждения 1 – 37 за ответ «Да» – 1балл, «Нет» – 0 баллов;
утверждения 38 – 50 за ответ «Нет» – 1балл, «Да» – 0
баллов.
В соответствии с ключом подсчитывается сумма баллов и к ней
прибавляется число ответов «Не знаю», деленное на два. Полученный итоговый результат соотносится с критериями оценки.
Критерии оценки:
0 – 5 баллов – низкий уровень тревожности;
5 – 15 баллов – средний уровень с тенденцией к низкому;
15 – 25 баллов средний уровень с тенденцией к высокому;
25 – 40 баллов высокий уровень;
40 – 50 баллов – очень высокий уровень.
Психологический портрет высокотревожных лиц
Для них характерна склонность в широком диапазоне ситуаций воспринимать любое проявление качеств их личности, любую заинтересованность в них как возможную угрозу их престижу, самооценке. Усложненные ситуации они склонны воспринимать как угрожающие, катастрофические. Соответственно восприятию проявляется и сила эмоциональной реакции.
Такие люди вспыльчивы, раздражительны и находятся в постоянной готовности к конфликту и готовности к защите, даже если в этом объективно нет надобности. Для них, как правило, характерна неадекватная реакция на замечания, советы и просьбы. Особенно велика возможность нервных срывов, аффективных реакций в ситуациях, где речь идет об их компетенции в тех или иных вопросах, их престиже, самооценке, их отношении. Излишнее подчеркивание результатов их деятельности или способов поведения как в лучшую, так и в худшую сторону, категоричный по отношению к ним тон или тон, выражающий сомнение, — все это неизбежно ведет к срывам, конфликтам, к созданию различного рода психологических барьеров, препятствующих эффективному взаимодействию с такими людьми.
К высоко тревожным людям опасно предъявлять категорично высокие требования, даже в ситуациях, когда объективно они выполнимы для них, неадекватная реакция на такие требования может задержать, а то и вообще отодвинуть на долгое время выполнение требуемого результата.
Психологический портрет низкотревожных лиц
Характерно ярко выраженное спокойствие. Они не всегда склонны воспринимать угрозу своему престижу, самооценке в самом широком диапазоне ситуаций, даже когда она реально существует. Возникновение состояния тревоги у них может наблюдаться лишь в особо важных и личностно значимых ситуациях (экзамен, стрессовые ситуации, реальная угроза семейному положению и др.). В личностном плане такие люди спокойны, считают, что лично у них нет поводов и причин волноваться за свою жизнь, репутацию, поведение и деятельность. Вероятность возникновения конфликтов, срывов, аффективных вспышек крайне мала.
Начинать писать заключение лучше с анализа личностной тревожности, как более устойчивой черты личности, проанализировав совместные данные по опросникам Тейлор и Спилбергера. Далее перейти к анализу ситуационной тревожности. После этого дается краткое обобщение. При написании заключения можно использовать портреты высоко- и низкотревожных лиц.
Рекомендательная часть заключения должна содержать конкретные рекомендации по коррекции выявленного уровня тревожности.
Рекомендации для высокотревожных людей: полезно сместить акцент с внешней требовательности, категоричности и высокой значимости в постановке задач на содержательное осмысление деятельности, стоит формировать чувство уверенности в успехе.
Для низкотревожных: требуется пробуждение активности, подчеркивание мотивационных компанентов деятельности, возбуждение заинтересованности и чувства ответственности в решении тех или иных задач.
Различие между личностной и ситуационной (реактивной) тревожностью было введено Кеттеллом и Шейером.
Под личностной тревожностью понимается относительно устойчивая характеристика, черта, дающая представление о предрасположенности человека к проявлению тревожности, т.е. о его склонности или тенденции:
а) воспринимать достаточно широкий круг ситуаций как угрожающий;
б) реагировать на эти ситуации проявлением состояния тревожности различного уровня.
Тревожность как состояние, т.е. ситуационная, характеризуется объективно переживаемым эмоциональным напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью, сопровождающимися активацией вегетативной НС.
Вопросы.
1. Обычно я работаю с большим напряжением.
2. Ночью я засыпаю с трудом.
3. Для меня неприятны неожиданные изменения в привычной обстановке.
4. Мне нередко снятся кошмарные сны.
5. Мне трудно сосредоточится на каком-либо задании или работе.
6. У меня чрезвычайно беспокойный и прерывистый сон.
7. Я хотел бы быть таким же счастливым, как, на мой взгляд, счастливы
другие.
8. Безусловно, мне не хватает уверенности в себе.
9. Моё здоровье сильно беспокоит меня.
10. По временам я чувствую себя совершенно бесполезным.
11. Я часто плачу, у меня «глаза на мокром месте».
12. Я замечаю, что мои руки начинают дрожать, когда я пытаюсь сделать что-
либо трудное или опасное.
13. Временами, когда я нахожусь в замешательстве, у меня появляется
потливость и это чрезвычайно беспокоит и смущает меня.
14. Я часто ловлю себя на том, что меня что-то беспокоит и тревожит.
15. Нередко я думаю о таких вещах, о которых не хотелось бы говорить.
16. Даже в холодные дни я легко потею.
17. У меня бывают периоды такого беспокойства, что я не могу усидеть на
месте.
18. Жизнь для меня почти всегда связана с необычайным напряжением.
19. Я гораздо чувствительнее, чем большинство людей.
20. Я легко прихожу в замешательство.
21. Моё положение среди окружающих сильно беспокоит меня.
22. Мне очень трудно сосредоточиться на чем-либо.
23. Почти все время я испытываю тревогу из-за кого-нибудь или из-за чего-
нибудь.
24. Временами я становлюсь таким возбужденным, что мне трудно заснуть.
25. Мне приходилось испытывать страх даже в тех случаях, когда я точно
знал, что мне ничего не угрожает.
26. Я склонен принимать все слишком всерьез.
27. Мне кажется порой, что передо мной нагромождены такие трудности,
которые мне не преодолеть.
28. Порой мне кажется, что я ни на что не годен.
29. Я почти все время чувствую неуверенность в своих силах.
30. Меня весьма тревожат возможные неудачи.
31. Ожидание всегда нервирует меня.
32. Бывали периоды, когда тревога лишала меня сна.
33. Иногда я расстраиваюсь из-за пустяков.
34. Я человек легко возбудимый.
35. Я часто боюсь, что вот-вот покраснею.
36. У меня не хватает духа вынести все предстоящие трудности.
37. Порой мне кажется, что моя нервная система расшатана и я вот-вот выйду
из строя.
38. Обычно мои ноги и руки достаточно теплые.
39. У меня обычно ровное и хорошее настроение.
40. Я почти всегда чувствую себя вполне счастливым.
41. Когда нужно чего-либо долго ждать, я могу делать это спокойно.
42. У меня редко бывают головные боли после пережитых волнений и
неприятностей.
43. У меня бывает сердцебиение при ожидании чего-либо нового или трудного.
44. Мои нервы расстроены не больше, чем у других людей.
45. Я уверен в себе.
46. По сравнению с моими друзьями я считаю себя вполне смелым.
47. Я застенчив не более, чем другие.
48. Обычно я спокоен и вывести меня из себя нелегко.
49. Практически я никогда не краснею.
50. Я могу спокойно спать после любых неприятностей.

к оглавлению ↑

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Тест Р.Б. Кеттелла (16 PF – опросник)

Опросник предназначен для измерения 16 факторов личности – личностных черт (форма А).
Опросник содержит 187 вопросов, на которые предлагается ответить обследуемым (взрослым людям с образованием не ниже 8 – 9 классов).
Испытуемому предлагают занести в регистрационный бланк один из вариантов ответа на вопрос «да», «нет», «не знаю» (или «а», «в», «с»).
Инструкция: Вам предлагается ответить на ряд вопросов, цель которых – выяснить особенности Вашего характера, склонностей и интересов.
Отвечая на вопрос, Вы можете выбрать один из трех предложенных вариантов ответов.
Отвечая, помните: не тратьте времени на раздумья, давайте первый естественный ответ, который приходит Вам в голову; старайтесь избегать промежуточных, «неопределенных» ответов; не пропускайте ничего, обязательно отвечайте на все вопросы подряд.
Текст опросника
1. Я хорошо понял инструкцию, которую только что прочитал:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
2. И готов отвечать на каждый вопрос так искренне, как только возможно:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
3. Я бы предпочел временами жить в доме, который находится:
a. в обжитом городе;
b. нечто среднее;
c. одиноко в глухих лесах.
4. Я чувствую в себе достаточно сил, чтобы справиться со своими трудностями:
a. всегда;
b. обычно;
c. редко.
5. Я чувствую некоторое беспокойство при виде диких животных, даже если они находятся в прочных клетках:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
6. Я воздерживаюсь от критики людей и их высказываний:
a. да;
b. иногда;
c. нет.
7. Я делаю саркастические (язвительные) замечания по поводу людей, если они этого, по-моему, заслуживают:
a. обычно;
b. иногда;
c. никогда.
8. Мне больше нравится классическая, чем эстрадная музыка:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
9. Если бы я увидел дерущимися соседских детей, то я:
a. дал бы им возможность договориться самим;
b. не уверен;
c. рассудил бы их.
10. При общении с людьми я:
a. с готовностью вступаю в разговор;
b. нечто среднее;
c. предпочитаю спокойно оставаться в стороне.
11. По-моему, интереснее быть:
a. инженером-строителем;
b. не уверен;
c. драматургом.
12. Я остановился бы на улице скорее, чтобы посмотреть на работу художника, чем слушать, как ссорятся люди:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
13. Обычно я могу ладить с самодовольными людьми, несмотря на то, что они хвастаются или слишком много о себе воображают:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
14. По лицу человека всегда можно заметить, что он нечестный:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
15. Было бы хорошо, если бы отпуск (каникулы) был более продолжителен, и каждый был бы обязан его использовать:
a. согласен;
b. не уверен;
c. не согласен.
16. Я предпочел бы работу с возможно большим, но непостоянным заработком, чем работу со скромным, но постоянным окладом:
a. согласен;
b. не уверен;
c. не согласен.
17. Я говорю о своих чувствах:
a. только если это необходимо;
b. нечто среднее;
c. охотно, когда представится возможность.
18. Время от времени у меня возникает чувство неопределенной опасности или внезапного страха по непонятным причинам:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
19. Когда меня неправильно критикуют за что-то, в чем я не виноват, я:
a. не испытываю чувства вины;
b. нечто среднее;
c. все же чувствую себя немного виноватым.
20. За деньги можно купить почти все:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
21. Моим решением руководит больше:
a. сердце;
b. сердце и разум в равной степени;
c. разум.
22. Большинство людей были бы больше счастливы, если бы они были ближе друг к другу и поступали так же, как все:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
23. Иногда, когда я смотрю в зеркало, мне трудно разобраться, где у меня правая, а где левая сторона:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
24. При разговоре я предпочитаю:
a. высказывать свои мысли так, как они приходят мне в голову;
b. нечто среднее;
c. сначала сформулировать получше свои мысли.
25. После того как меня что-то сильно рассердит, я довольно быстро успокаиваюсь:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
26. При одинаковом рабочем времени и заработке было бы интереснее работать:
a. плотником или поваром;
b. не уверен;
c. официантом в хорошем ресторане.
27. На общественные должности меня выбирали:
a. очень редко;
b. иногда;
c. много раз.
28. «Лопата» относится к «копать», как «нож» относится к:
a. «острый»;
b. «резать»;
c. «указывать».
29. Иногда я не могу заснуть потому что какая-нибудь мысль не выходит из головы:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
30. В своей жизни я почти всегда достигаю поставленных целей:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
31. Устаревший закон следует изменить:
a. только после основательного обсуждения;
b. не уверен;
c. как можно скорее.
32. Я чувствую себя «не в своей тарелке», когда мне приходится работать над чем-нибудь, что требует быстрых действий, результаты которых могут повлиять на других людей:
a. верно;
b. нечто среднее;
c. неверно.
33. Большинство знакомых считают меня интересным рассказчиком:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
34. Когда я вижу неряшливых, неопрятных людей, я:
a. принимаю их такими, как они есть;
b. нечто среднее;
c. испытываю отвращение и возмущение.
35. Я чувствую себя немного не по себе, если неожиданно оказываюсь в центре внимания группы людей:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
36. Я всегда рад оказаться среди людей, например, в гостях, на танцах, коллективной встрече:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
37. В школе я предпочитал (или предпочитаю):
a. заниматься музыкой, пением;
b. нечто среднее;
c. выпиливать и мастерить что-либо.
38. Если меня назначают руководителем чего-либо, я настаиваю на том, чтобы мои указания выполнялись, иначе я отказываюсь от этой работы:
a. да;
b. иногда;
c. нет.
39. Важнее, чтобы родители:
a. помогали детям развивать свои чувства;
b. нечто среднее;
c. обучали детей сдерживать свои чувства.
40. Участвуя в групповой деятельности, я бы предпочел:
a. постараться улучшить организацию работы;
b. нечто среднее;
c. следить за результатами и соблюдением правил.
41. Время от времени у меня появляется потребность в интересной физической деятельности:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
42. Я предпочел бы скорее общаться с вежливыми людьми, чем с грубоватыми и любящими возражать:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
43. Я чувствую себя очень униженным, когда меня критикуют в присутствии группы людей:
a. верно;
b. нечто среднее;
c. неверно.
44. Если меня вызывает начальство, то я:
a. пользуюсь случаем, чтобы попросить о чем-то нужном мне;
b. нечто среднее;
c. боюсь, что это связано с какой-нибудь оплошностью в моей работе.
45. В наше время требуется:
a. больше спокойных, солидных людей;
b. не уверен;
c. больше «идеалистов», планирующих лучшее будущее.
46. При чтении я сразу замечаю, когда автор произведения хочет меня в чем-то убедить:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
47. В юности я принимал участие в нескольких спортивных мероприятиях:
a. иногда;
b. довольно часто;
c. многократно.
48. Я поддерживаю порядок в моей комнате, все вещи всегда лежат на своих местах:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
49. Иногда у меня возникает чувство напряжения и беспокойства, когда я вспоминаю, что произошло в течение дня:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
50. Иногда я сомневаюсь, действительно ли люди, с которыми я разговариваю, интересуются тем, что я говорю:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
51. Если бы пришлось выбирать, то я предпочел бы быть:
a. лесником;
b. не уверен;
c. учителем средней школы.
52. На праздники и дни рождения я:
a. люблю делать подарки;
b. неопределенно;
c. считаю, что делать подарки – довольно неприятная вещь.
53. «Усталый» относится к «работе», как «гордый» к:
a. «улыбка»;
b. «успех»;
c. «счастливый».
54. Какой из следующих предметов по существу отличается от двух других:
a. свеча;
b. луна;
c. электрический свет.
55. Друзья меня подводили:
a. очень редко;
b. иногда;
c. довольно часто.
56. У меня есть качества, по которым я определенно выше большинства людей:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
57. Когда я расстроен, я стараюсь скрыть свои чувства от других:
a. верно;
b. нечто среднее;
c. неверно.
58. Я склонен посещать зрелищные мероприятия и развлечения:
a. чаще, чем раз в неделю (т.е. чаще, чем большинство);
b. примерно раз в неделю (т.е. как большинство);
c. реже, чем раз в неделю (т.е. реже, чем большинство).
59. Я считаю, что возможность вести себя непринужденно важнее, чем хорошие манеры и уважение к существующим правилам поведения:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
60. Обычно я молчу в присутствии старших по возрасту, опыту и положению:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
61. Мне трудно говорить или декламировать перед большой группой людей:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
62. У меня хорошее чувство ориентировки в незнакомом месте (мне легко сказать, где север – восток – юг – запад):
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
63. Если кто-нибудь рассердится на меня, то я:
a. постараюсь его успокоить;
b. нечто среднее;
c. раздражаюсь.
64. Встречаясь с несправедливостью, я скорее склонен забыть об этом, чем реагировать:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
65. Из моей памяти часто выпадают несущественные тривиальные вещи, например, названия улиц, магазинов:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
66. Мне бы понравилась жизнь ветеринара, лечение и операции на животных:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
67. Я ем со вкусом, не всегда так аккуратно и тщательно как другие люди:
a. да;
b. не уверен;
c. неверно.
68. Бывают времена, когда у меня нет настроения видеть кого бы то ни было:
a. очень редко;
b. нечто среднее;
c. довольно часто.
69. Иногда меня предупреждают о том, что в моем голосе и манерах слишком проявляется возбуждение:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
70. В юности, если я расходился во мнении с родителями, то я:
a. оставался при своем мнении;
b. нечто среднее;
c. соглашался с их авторитетом.
71. Я предпочел бы заниматься самостоятельной работой, а не совместной с другими:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
72. Мне бы больше понравилась спокойная жизнь, чем слава и шумный успех:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
73. В большинстве случаев я чувствую себя зрелым человеком:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
74. Замечания в мой адрес, которые позволяют себе некоторые люди, меня больше расстраивают, чем помогают:
a. часто;
b. иногда;
c. никогда.
75. Я всегда способен управлять проявлением своих чувств:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
76. Начиная работу над полезным изобретением, я бы предпочел:
a. разрабатывать его в лаборатории;
b. нечто среднее;
c. заниматься его практической реализацией.
77. «Удивление» относится к «странный», как «страх» относится к:
a. «смелый»;
b. «тревожный»;
c. «ужасный».
78. Которая из последующих дробей отличается от двух других:
a. 3/7;
b. 3/9;
c. 3/11.
79. Кажется, некоторые люди игнорируют и избегают меня, хотя я не знаю, почему:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
80. Отношения ко мне людей не соответствуют моим добрым намерениям:
a. часто;
b. иногда;
c. никогда.
81. Употребление нецензурных выражений вызывает у меня возмущение, даже если не присутствуют лица другого пола:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
82. У меня определенно меньше друзей, чем у большинства людей:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
83. Я бы очень не хотел находиться в таком месте, где нет таких людей, с которыми можно поговорить:
a. верно;
b. нечто среднее;
c. нет.
84. Люди иногда считают меня небрежным, хотя и думают, что я приятный человек:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
85. Волнение перед выступлением в присутствии многих людей я испытывал:
a. довольно часто;
b. иногда;
c. почти никогда.
86. Когда я нахожусь в большой группе людей, то я предпочитаю молчать и предоставляю слово другим:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
87. Я предпочитаю читать:
a. реалистические описания военных и политических сражений;
b. нечто среднее;
c. роман, где много чувств и воображения.
88. Когда люди пытаются мною командовать, то я поступаю как раз наоборот:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
89. Начальник или члены моей семьи критикуют меня только тогда, когда к этому действительно есть повод:
a. верно;
b. нечто среднее;
c. неверно.
90. На улицах или в магазинах мне не нравится, когда некоторые люди пристально разглядывают других:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
91. Во время длительной поездки я бы предпочел:
a. читать что-нибудь серьезное, но интересное;
b. неопределенно;
c. провести время, беседуя с кем-нибудь из пассажиров.
92. В ситуациях, которые могут стать опасными, я громко разговариваю, хотя это выглядит невежливо и нарушает спокойствие:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
93. Если знакомые плохо обращаются со мной и показывают свою неприязнь, то:
a. меня это совершенно не трогает;
b. нечто среднее;
c. я расстраиваюсь.
94. Я смущаюсь, когда меня хвалят или говорят мне комплименты:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
95. Я бы предпочел иметь работу:
a. с постоянным окладом;
b. нечто среднее;
c. с большим окладом, который бы зависел от моей способности показать людям, чего я стою.
96. Чтобы быть информированным, я предпочитаю получать сведения:
a. в общении с людьми;
b. нечто среднее;
c. из литературы.
97. Мне нравится принимать активное участие в общественной работе:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
98. При выполнении задания я удовлетворяюсь только тогда, когда должное внимание будет уделено всем мелочам:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
99. Даже самые незначительные неудачи иногда меня слишком раздражают:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
100. Сон у меня всегда крепкий, я никогда не хожу и не разговариваю во сне:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
101. Для меня интереснее работа, при которой:
a. нужно разговаривать с людьми;
b. нечто среднее;
c. нужно заниматься счетами и записями.
102. «Размер» так относится к «длине», как «нечестный» к:
a. «тюрьма»;
b. «нарушение»;
c. «кража».
103. «АБ» так относится к «ГВ», как «СР» относится к:
a. «ПО»;
b. «ОП»;
c. «ТУ».
104. Когда люди ведут себя неразумно, то я:
a. молчу;
b. не уверен;
c. высказываю свое презрение.
105. Если кто-нибудь громко разговаривает, когда я слушаю музыку:
a. могу сосредоточиться на музыке, не отвлекаться;
b. нечто среднее;
c. чувствую, что это портит мне удовольствие и раздражает.
106. Меня лучше характеризовать как:
a. вежливого и спокойного;
b. нечто среднее;
c. энергичного.
107. В общественных мероприятиях я принимаю участие только тогда, когда это нужно, а в иных случаях избегаю их:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
108. Быть осторожным и не ждать хорошего лучше, чем быть оптимистом и всегда ждать успеха:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
109. Думая о трудностях в своей работе, я:
a. стараюсь планировать заранее, прежде чем встретить трудность;
b. нечто среднее;
c. считаю, что справлюсь с трудностями по мере того, как они возникнут.
110. Мне легко вступить в контакт с людьми во время различных общественных мероприятий:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
111. Когда требуется немного дипломатии и умения убедить, чтобы побудить людей что-либо сделать, обычно об этом просят меня:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
112. Интересно быть:
a. консультантом, помогающим людям выбирать профессию;
b. нечто среднее;
c. руководителем технического предприятия.
113. Если я уверен, что человек несправедлив или ведет себя эгоистично, я указываю на это, даже если это связано с неприятностями:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
114. Иногда я говорю глупости ради шутки, чтобы удивить людей и посмотреть, что они на это скажут:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
115. Мне бы понравилось быть газетным критиком в разделе драмы, театра, концертов:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
116. У меня никогда не бывает потребности что-нибудь рисовать или вертеть в руках, ерзать на месте, когда приходится долго сидеть на собрании:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
117. Если кто-нибудь говорит мне что-то неправильное, то я скорее подумаю:
a. он – лжец;
b. не уверен;
c. по-видимому, он плохо информирован.
118. Я чувствую, что мне угрожает какое-то наказание, даже когда я ничего плохого не сделал:
a. часто;
b. иногда;
c. никогда.
119. Мнение о том, что болезнь также часто бывает от психических, как и от физических факторов, сильно преувеличено:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
120. Торжественность и величие традиционных церемоний следует сохранить:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
121. Мысль о том, что люди подумают, будто я веду себя необычно или странно, меня беспокоит:
a. очень;
b. немного;
c. совсем не беспокоит.
122. Выполняя какое-либо дело, я бы предпочел работать:
a. в составе коллектива;
b. не уверен;
c. самостоятельно.
123. У меня бывают периоды, когда мне трудно избавиться от чувства жалости к себе:
a. часто;
b. иногда;
c. никогда.
124. Часто я слишком быстро начинаю сердиться на людей:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
125. Я всегда могу без труда изменить свои старые привычки и не возвращаться к прежнему:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
126. Если бы зарплата была одинаковой, то я предпочел бы быть:
a. адвокатом;
b. не уверен;
c. пилотом или капитаном судна.
127. «Лучшее» так относится к «наихудшее», как «медленное» к:
a. «быстрое»;
b. «лучшее»;
c. «быстрейшее».
128. Каким из приведенных ниже сочетаний следует продолжить буквенный ряд РООООРРОООРРР…:
a. ОРРР;
b. ООРР;
c. РООО.
129. Когда приходит время осуществить то, что я планировал и на что надеялся, я обнаруживаю, что уже пропало желание делать это:
a. верно;
b. нечто среднее;
c. неверно.
130. Большей частью я могу продолжать работать тщательно, не обращая внимания на шум, создаваемый другими:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
131. Иногда я говорю посторонним вещи, кажущиеся мне важными, независимо от того, спрашивают ли они об этом:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
132. Много свободного времени я провожу в разговорах с друзьями о прошлых развлечениях, от которых я получал удовольствие:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
133. Мне нравится устраивать какие-нибудь смелые рискованные выходки «смеха ради»:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
134. Вид неубранной комнаты очень раздражает меня:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
135. Я считаю себя общительным открытым человеком:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
136. В общении я:
a. свободно проявляю свои чувства;
b. нечто среднее;
c. держу свои переживания «при себе».
137. Я люблю музыку:
a. легкую, живую;
b. нечто среднее;
c. чувствительную.
138. Красота поэмы восхищает меня больше, чем красота хорошо сделанного оружия:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
139. Если мое удачное замечание остается незамеченным окружающими, то я:
a. смирюсь с этим;
b. нечто среднее;
c. даю людям возможность услышать его еще раз.
140. Мне бы понравилось работать фотокорреспондентом:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
141. Нужно быть осторожным в общении с незнакомыми, так как можно, например, заразиться:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
142. При поездке за границу я бы предпочел быть под руководством экскурсовода, чем самому планировать маршрут:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
143. Меня справедливо считают упорным и трудолюбивым, но не слишком преуспевающим человеком:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
144. Если люди пользуются моим хорошим отношением в своих интересах, то я не возмущаюсь этим и вскоре об этом забываю:
a. верно;
b. нечто среднее;
c. неверно.
145. Если при обсуждении какого-либо вопроса среди участников возникает ожесточенный спор, то я предпочитаю:
a. увидеть, кто же «победил»;
b. нечто среднее;
c. чтобы спор разрешился мирно.
146. Я предпочитаю планировать что-либо самостоятельно, без вмешательства и предложений со стороны других:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
147. Иногда чувство зависти влияет на мои действия:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
148. Я твердо верю, что начальник может быть не всегда прав, но он всегда имеет право быть начальником:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
149. Когда я думаю обо всем, что еще предстоит сделать, у меня появляется чувство напряженности:
a. да;
b. иногда;
c. нет.
150. Когда зрители мне что-либо кричат во время игры, меня это не трогает:
a. верно;
b. нечто среднее;
c. неверно.
151. Интереснее быть:
a. художником;
b. не уверен;
c. организатором культурных развлечений.
152. Которое из следующих слов не относится к двум другим:
a. любые;
b. некоторые;
c. большинство.
153. «Пламя» так относится к «жар», как «роза» относится к:
a. «шип»;
b. «красивые лепестки»;
c. «аромат».
154. У меня бывают яркие сновидения, мешающие мне спать:
a. часто;
b. иногда;
c. практически никогда.
155. Если на пути к успеху стоят серьезные препятствия, я все-таки предпочитаю рискнуть:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
156. Когда я нахожусь в группе людей, приступающих к какой-то работе, то само собой получается, что я оказываюсь во главе их:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
157. Мне больше нравится в одежде спокойная корректность, чем бросающаяся в глаза индивидуальность:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
158. Мне больше нравится провести вечер за спокойным любимым занятием, чем в оживленной компании:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
159. Я не обращаю внимания на доброжелательные советы других, даже когда эти советы могли бы быть полезными:
a. иногда;
b. почти никогда;
c. никогда.
160. В своих поступках я всегда стараюсь придерживаться общепринятых правил поведения:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
161. Мне не очень нравится, когда смотрят, как я работаю:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
162. Иногда приходится применять силу, потому что не всегда возможно добиться результата с помощью утверждения:
a. верно;
b. нечто среднее;
c. неверно.
163. В школе я предпочитал (предпочитаю):
a. русский язык и литературу;
b. не уверен;
c. математику или арифметику.
164. Меня иногда огорчало, что обо мне за глаза отзывались неодобрительно без всяких к этому причин:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
165. Разговор с простыми людьми, которые всегда придерживаются общепринятых правил и традиций:
a. часто вполне интересен и содержателен;
b. нечто среднее;
c. раздражает меня, потому что ограничивается мелочами.
166. Некоторые вещи настолько раздражают меня, что предпочитаю вообще не говорить на эти темы:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
167. В воспитании важнее:
a. относиться к ребенку с достаточной любовью;
b. нечто среднее;
c. выработать нужные привычки и отношение к жизни.
168. Люди считают меня положительным, спокойным человеком, которого не трогают превратности судьбы:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
169. Я считаю, что общество должно руководствоваться разумом и отбросить старые привычки или ненужные традиции:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
170. Думаю, что в современном мире важнее разрешить:
a. вопросы нравственности;
b. не уверен;
c. разногласия между странами мира.
171. Я лучше усваиваю материал:
a. читая хорошо написанную книгу;
b. нечто среднее;
c. участвуя в обсуждении вопроса.
172. Я предпочитаю идти своим путем вместо того, чтобы действовать в соответствии с принятыми правилами:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
173. Прежде чем выдвигать какой-либо аргумент, я предпочитаю подождать, пока не буду убежден, что я прав:
a. всегда;
b. обычно;
c. только если это целесообразно.
174. Мелочи иногда невыносимо «действуют мне на нервы», хотя я и понимаю, что они не существенны:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
175. Под влиянием момента я редко говорю вещи, о которых потом очень сожалею:
a. верно;
b. не уверен;
c. неверно.
176. Если бы меня попросили участвовать в шефской деятельности, то я бы:
a. согласился;
b. не уверен;
c. вежливо сказал, что занят.
177. Которое из следующих слов не относится к двум другим:
a. широкий;
b. зигзагообразный;
c. прямой.
178. «Скоро» так относится к «никогда», как «близко» к:
a. «нигде»;
b. «далеко»;
c. «где-то».
179. Если я невольно нарушил правила поведения, находясь в обществе, то я вскоре забываю об этом:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
180. Меня считают человеком, которому обычно в голову приходят хорошие идеи, когда нужно разрешить какую-либо проблему:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
181. Я способен лучше проявить себя:
a. в трудных ситуациях, когда нужно сохранить самообладание;
b. не уверен;
c. когда требуется умение ладить с людьми.
182. Меня считают человеком, полным энтузиазма:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
183. Мне нравится работа, которая требует перемен, разнообразия, командировок, даже если она связана с некоторой опасностью:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
184. Я довольно требовательный человек и всегда настаиваю на том, чтобы все делалось по возможности правильно:
a. верно;
b. нечто среднее;
c. неверно.
185. Мне нравится работа, требующая добросовестного отношения, точных навыков и умений:
a. да;
b. нечто среднее;
c. нет.
186. Я отношусь к типу энергичных людей, которые всегда заняты:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.
187. Я уверен в том, что не пропустил ни одного вопроса и на все ответил как следует:
a. да;
b. не уверен;
c. нет.

Интерпретация факторов
Первичные факторы
I. Фактор «А»
(ориентирован на определение степени общительности человека в группе)
«–» «Шизотимия» «+» «Аффектотимия»
скрытый, обособленный, критичный, непреклонный, необщительный, замкнутый, безучастный, отстаивает свои идеи, отчужденный, точный, объективный, недоверчивый, скептичный, холодный (жесткий), сердитый, мрачный сердечный, добрый, общительный, открытый, естественный, непринужденный, добродушный, беспечный, готов к содружеству, предпочитает присоединяться, внимателен к людям, мягкосердечный, небрежный, доверчивый, идет на поводу, легко приспосабливается, веселый
II. Фактор «В»
«–» «Низкий интеллект» «+» «Высокий интеллект»
несобранный, тупой, конкретность и ригидность мышления, эмоциональная дезорганизация мышления, низкие умственные способности, не может решать абстрактные задачи собранный, сообразительный, наблюдается абстрактность мышления, высокие общие умственные способности, проницательный, быстро схватывающий, интеллектуально приспосабливается, существует некоторая связь с уровнем вербальной культуры и эрудицией
III. Фактор «С»
«–» «Слабость Я» «+» «Сила Я»
слабость, эмоциональная неустойчивость, находится под влиянием чувств, переменчив, легко расстраивается, при расстройствах теряет равновесие духа, переменчив в отношениях и неустойчив в интересах, беспокойный, уклоняется от общественности, имеет тенденцию уступать, отказывается от работы, не вступает в споры в проблематичных ситуациях, невротические симптомы, ипохондрия, утомляемость сила, эмоциональная устойчивость, выдержанность, спокойный, флегматичный, трезво смотрит на вещи, работоспособный, реалистически настроенный, эмоционально зрелый, имеет постоянные интересы, спокойный, реально оценивает обстановку, управляет ситуацией, избегает трудностей, может иметь место эмоциональная ригидность и нечувствительность
IV. Фактор «Е»
«–» «Конформность» «+» «Доминантность»
мягкий, кроткий послушный, услужливый, любезный, зависимый, застенчивый, уступчивый, берет вину на себя, безропотный, пассивный, покорный, подчиняющийся, тактичный, дипломатичный, экспрессивный, скромный, легко выводится из равновесия авторитетным руководством и властями доминирование, властность, неуступчивый, самоуверенный, напористый, агрессивный, упрямый, конфликтный, своенравный, неустойчивый, независимый, грубый, враждебный, мрачный, бунтарь, непослушный, непреклонный, требует восхищения
V. Фактор «F»
«–» «Сдержанность» «+» «Экспрессивность»
озабоченный, спокойный, молчаливый, серьезный, неразговорчивый, благоразумный, рассудительный, с самоанализом, заботливый, задумчивый, необщительный, медлительный, осторожный, склонен усложнять, пессимистичен в восприятии действительности, беспокоится о будущем, ожидает неудач, окружающим кажется скучным, вялым, чопорным беззаботный, восторженный, невнимательный, небрежный, беспечный, жизнерадостный, веселый, импульсивный, подвижный, энергичный, разговорчивый, откровенный, экспрессивный, живой, проворный, отмечается значимость социальных контактов, искренен в отношениях, эмоционален, динамичен в общении, часто становится лидером, энтузиаст, верит в удачу
VI. Фактор «G»
«–» «Низкое супер-эго» «+» «Высокое супер-эго»
подверженность чувствам, несогласие с общепринятыми моральными нормами и стандартами, непостоянный, гибкий, переменчивый, вызывает недоверие, потворствует своим желаниям, небрежный, ленивый, независимый, игнорирует обязанности, подвержен влиянию случая и обстоятельств, беспринципность, безответственность, неорганизованность, возможно антисоциальное поведение высокая нормативность, сильный характер, добросовестный, настойчивый, моралист, степенный, уравновешенный, ответственный, упорный, стойкий, решительный, достойный доверия, эмоционально дисциплинирован, собранный, совестливый, имеет чувство долга, соблюдает моральные стандарты и правила, настойчивость в достижении цели, точность, деловая направленность
VII. Фактор «Н»
«–» «Тректия» «+» «Пармия»
робость, нерешительность, не уверен в своих силах, застенчивость, смущается в присутствии других, сдержанный, боязливый, эмоциональный, озлобленный, раздраженный, ограниченный, строго придерживается правил, быстро реагирует на опасность, повышенная чувствительность к угрозе, деликатный, внимательный к другим, предпочитает находиться в тени, большому обществу предпочитает одного – двух друзей смелость, предприимчивость, социальная смелость, толстокожесть, авантюристичный, склонный к риску, общительный, активный, явный интерес к другому полу, чувствительный, отзывчивый, добродушный, импульсивный, расторможенный, держится свободно, эмоциональный, артистические интересы, беззаботный, не понимает опасности
VIII. Фактор «I»
«–» «Харрия» «+» «Премсия»
низкая чувствительность, суровость, толстокожесть, не верит в иллюзии, рассудочность, реалистичность суждений, практичность, некоторая жестокость, несентиментальный, ожидает малого от жизни, мужественный, самоуверенный, берет на себя ответственность, суровый (до цинизма), черствый в отношениях, незначительные артистические наклонности, без утраты чувства вкуса, не фантазер, действует практично и логично, постоянный, не обращает внимания на физические недомогания мягкосердечие, нежность, зависимость, чувствительность, сверхосторожность, стремление к покровительству, неугомонный, суетливый, беспокойный, ожидает внимания от окружающих, навязчивый, ненадежный, ищет помощи и симпатии, способный к эмпатии и пониманию, добрый, терпимый к себе и окружающим, утонченный, жеманный, напыщенный, притворный, склонный к романтизму, артистичный, ветреный, действует по интуиции, женственный, фантазирует в беседе и наедине с собой, изменчивый, ипохондрик, беспокоится о состоянии своего здоровья, художественность восприятия мира
IX. Фактор «L»
«–» «Алаксия» «+» «Протенсия»
доверчивый, откровенный, чувство собственной незначимости, соглашается с условиями, внутренняя расслабленность, жалуется на перемены, неподозрительный, свободный от зависимости, легко забывает трудности, понимает, прощает, терпимый, уживчивый, благожелательный по отношению к другим, небрежно относится к замечаниям, покладистый, легко ладит с людьми, хорошо работает в коллективе подозрительность, ревнивость, «защита» и внутреннее напряжение, завистливый, большое самомнение, догматичность, подозрительность, задерживает свое внимание на неудачах, тиран, требует от окружающих нести ответственность за ошибки, раздражительный, его интересы обращены на самого себя, осторожен в своих поступках, эгоцентричен
X. Фактор «M»
«–» «Праксерния» «+» «Аутия»
практичен, тверд, мало воображения, приземленность стремлений, быстро решает практические вопросы, занят своими интересами, прозаичен, избегает всего необычного, следует общепринятым нормам, надежен в практическом суждении, честный, добросовестный, беспокойный, свойственна некоторая ограниченность, излишне внимателен к мелочам, руководствуется объективной реальностью мечтательность, идеалистичность, богатое воображение, богемность, рассеянность, поглощен своими идеями, интересуется искусством и основными верованиями, увлечен внутренними иллюзиями, высокий творческий потенциал, капризный, легко отступает от здравого смысла, неуравновешенный, легко приводится в восторг
XI. Фактор «N»
«–» «Прямолинейность» «+» «Дипломатичность»
наивность, простоватость, прямой, откровенный, естественный, непосредственный, бестактный в обращении, имеет неконкретный ум, общительный, несдержан эмоционально, простые вкусы, отсутствие проницательности, неопытен в анализе мотивировок, довольствуется имеющимся, слепо верит в человеческую сущность проницательность, хитрость, опытный, искушенный, расчетливый, разумный, изысканный, умеет вести себя в обществе, имеет точный ум, эмоционально выдержан, искусственный, эстетически изощрен, проницателен по отношению к окружающим, честолюбивый, бывает ненадежен, осторожен, «срезает углы»
XII. Фактор «O»
«–» «Гипертимия» «+» «Гипотимия»
беспечность, самоуверенность, самонадеянность, спокойствие, безмятежность, благодушие, хладнокровие, веселый, жизнерадостный, нераскаивающийся, безмятежный, спокойный, нечувствителен к одобрению или порицанию окружающих, беспечен, энергичен, небоязливый, бездумный чувство вины, полон тревоги и предчувствий, самобичевание, неуверенность в себе, ранимый, обеспокоенность, депрессивный, подавленный, легко плачет, легко раним, одинокий, находится во власти настроений, впечатлительный, сильное чувство долга, чувствителен к реакциям окружающих, скрупулезный, суетливый, ипохондрик, симптомы страха, погружен в мрачные раздумья
XIII. Фактор «Q1»
«–» «Консерватизм» «+» «Радикализм»
почтенный, имеет установившиеся взгляды и идеи, принимает только испытанное временем, подозрителен к новым людям, с сомнением относится к новым идеям, терпим к традиционным трудностям, склонен к морализации и нравоучениям экспериментатор, аналитик, либерал, свободомыслящий, терпимость к неудобствам, критически настроен, хорошая информированность, не доверяет авторитетам, на веру ничего не принимает, характеризуется наличием интеллектуальных интересов
XIV. Фактор «Q2»
«–» «Зависимость от группы» «+» «Самодостаточность»
социабельность, несамостоятельность, последовательность, нуждается в групповой поддержке, принимает решения вместе с другими, следует за общественным мнением, ориентируется на социальное одобрение, безынициативен независимость от группы, самостоятельность, находчивость, самостоятельно принимает решения, может господствовать, не нуждается в поддержке других людей, независим
XV. Фактор «Q3»
«–» «Низкое самомнение» «+» «Высокое самомнение»
плохо контролируем, небрежный, неточный, следует своим побуждениям, не считается с общественными правилами, невнимателен и неделикатен, недисциплинирован, внутренняя конфликтность представлений о себе самолюбие, самоконтроль, точный, волевой, может подчинить себе, действует по осознанному плану, эффективный лидер, принимает социальные нормы, контролирует свои эмоции и поведение, доводит дело до конца, целенаправлен
XVI. Фактор «Q4»
«–» «Низкая эго-напряженность» «+» «Высокая эго-напряженность»
расслабленный, спокойный, вялый, апатичный, сдержанный, нефрустрирующий, низкая мотивация, леность, излишняя удовлетворенность, невозмутимость собранный, энергичный, возбужденный, раздражительный, повышенная мотивация, несмотря на утомляемость активен, слабое чувство порядка, раздражительный
Вторичные факторы
I. Фактор «F1»
«–» «Низкая тревожность» «+» «Высокая тревожность»
жизнь в целом удовлетворяет, способен достичь желаемого, слабая мотивация и отсюда неспособность к достижению трудных целей не обязательно невротик (т.к. тревога может быть ситуационной), плохая приспособляемость (возможно), неудовлетворенность достигнутым, очень высокая тревожность обычно нарушает деятельность
II. Фактор «F2»
«–» «Интроверт» «+» «Экстраверт»
робость, застенчивость, «достаточно себя», подавляем в межличностных конфликтах, застенчивость (не обязательно), сдержанность, скрытность хорошо устанавливает и поддерживает социальные контакты
III. Фактор «F3»
«–» «Сензитивность» «+» «Реактивная уравновешенность»
хрупкая эмоциональность, чувствительность к тонкостям, художественная мягкость, спокойствие, вежливость, трудности в принятии решений из-за избытка раздумий стабильность, жизнерадостность, решительность, предприимчивость, склонность не замечать тонкостей жизни, ориентирован на очевидное и явное, трудности из-за слишком поспешных действий без достаточного взвешивания
IV. Фактор «F4»
«–» «Конформность» «+» «Независимость»
подчинение, зависимость, пассивность, сдержанность, нуждается в поддержке и ищет ее у людей, склонность ориентироваться на групповые нормы агрессивность, смелость, хваткость, сообразительность, быстрота
Интерпретация парных сочетаний первичных факторов.
При интерпретации полученных результатов целесообразно использовать не только выраженность отдельных факторов, но и их сочетаний, образующих симптомокомплексы коммуникативных, интеллектуальных, эмоциональных и регуляторных личностных свойств. При этом следует учитывать не только полюсные значения факторов, но и средние, которые довольно часто встречаются в практике работы психолога.
Группу коммуникативных свойств образуют следующие факторы:
А – общительность
Н – смелость
Е – доминантность
L – подозрительность
N – дипломатичность
Q2 – самостоятельность.
Сочетание факторов А и Н отражает потребность личности в общении, умении общаться.
Высокие значения факторов А (8-10 стенов) и Н (8-10 стенов) означают, что человек стремится к общению, легко и быстро, часто по собственной инициативе вступает в контакт с незнакомыми и малознакомыми людьми. Опыт межличностного общения большой, но нередко взаимоотношения поверхностные и непродолжительные. Не испытывает напряжения в большой аудитории. Сохраняет уверенность в себе, способен отстоять свою позицию при общении с авторитетными людьми. Общение служит основным способом решения всех своих проблем.
Средние значения факторов А (4-7 стенов) и Н (4-7 стенов) характеризуют человека, который взаимоотношений с людьми не избегает, но собственная активность в установлении и сохранении контактов невысокая. Инициатором общения становится в том случае, если затрагиваются его интересы или проблема решается только с помощью общения. Избирателен в общении; имеет небольшой круг друзей и знакомых, которые близки по интересам и ценностным ориентациям и с которыми чувствует себя комфортно. Общение с большой аудиторией или авторитетными людьми требует преодоления напряжения.
Низкие значения факторов А (1-3 стена) и Н (1-3 стена) присущи человеку, который отличается слабо выраженной потребностью в общении с людьми. Чрезвычайно избирателен в установлении и поддержании контактов. Круг общения ограничен друзьями и близкими. Избегает общения с большой аудиторией и авторитетами. Испытывает большие сложности, когда возникают сложности, связанные с просьбами.
Сочетание факторов L и N характеризует отношение личности к другим людям.
Высокие значения факторов L (8-10 стенов) и N (8-10 стенов) свойственны человеку, который отличается выраженной социальной проницательностью. Он ясно видит скрытый смысл житейских ситуаций, межличностных отношений. Понимает людей, мотивы их поведения и переживания. Тонко чувствует отношение других людей к себе, и это позволяет быстро менять стиль и дистанцию общения, если меняется коммуникативная ситуация. В конфликтных ситуациях стремится избегать «острых углов», ищет компромиссные решения. В то же время насторожен, внутренне напряжен и может испытывать тревогу во взаимоотношениях с людьми. Нередко с предубеждением оценивает людей.
Средние значения факторов L (4-7 стенов) и N (4-7 стенов) отражают способность человека достаточно тонко разбираться в людях, задумываться над мотивами их поведения. Однако на свои оценки и характеристики такой человек ориентируется редко. К людям относится доброжелательно, но без особой доверительности. Доверительные отношения устанавливает с теми, кто близок по интересам, с кем поддерживает давние отношения. Понимает чужие проблемы, но собственные проблемы предпочитает хранить в тайне и решать самостоятельно. Возможны конфликты и разногласия с окружающими, но они не продолжительны.
Низкие значения факторов L (1-3 стена) и N (1-3 стена) принадлежат человеку, который естественен в поведении. Доброжелательно, без предубеждений относится к относится к окружающим людям, снисходительно оценивает их поступки. Однако может обидеть из-за неточного понимания состояния собеседника, мотивов его поведения или из-за недостаточного проникновения в суть ситуации. Редко чувствует нюансы общения, сохраняет стиль и дистанцию общения, независимо от изменения коммуникативной ситуации.
Сочетание факторов E и Q2 отражает некоторые стороны лидерского потенциала личности.
Высокие значения факторов E (8-10 стенов) и Q2 (8-10 стенов) свойственны человеку, который активно стремится занять лидерское положение в группе. Имеет собственную точку зрения по многим вопросам. Стремится утвердить ее среди окружающих и изменить их поведение в соответствии с собственным видением и пониманием сложившейся ситуации. К мнению других относится критично, прибегает к нему редко. Предпочитает самостоятельные решения, которые не меняет даже под давлением группы.
Средние значения факторов E (4-7 стенов) и Q2 (4-7 стенов) говорят об умеренно выраженном лидерском потенциале личности. Существующая собственная точка зрения по многим вопросам не навязывается группе. Лидерские функции проявляются преимущественно в привычных ситуациях, развитие которых можно предвидеть, а появление трудностей можно предотвратить. Лидерская активность возможна также и тогда, когда ситуация глубоко затрагивает личные интересы. Мнение группы уважает также, как и свое. Учитывает его, может изменить собственное под давлением группы. Однако ответственные решения предпочитает принимать самостоятельно.
Низкие значения факторов E (1-3 стена) и Q2 (1-3 стена) свидетельствуют о низком лидерском потенциале. Человек не стремится занять лидирующее положение среди окружающих людей или в группе. Предпочитает подчиняться. Легко соглашается с мнением других, быстро меняет собственную точку зрения. Склонен избегать ситуаций, требующих собственной ответственности за принятие решения. Испытывает напряжение при необходимости самостоятельно преодолевать препятствия на пути к достижению цели.
В группу интеллектуальных свойств входят следующие факторы:
В – интеллектуальность
М – мечтательность
N – дипломатичность
Q1 – восприимчивость к новому.
Сочетание факторов В и М характеризует интеллектуальные возможности личности.
Высокие значения факторов В (8-10 стенов) и М (8-10 стенов) означают высокие интеллектуальные возможности, увлечение абстрактными идеями. Легко решает отвлеченные задачи, быстро устанавливает причинно-следственные соотношения между явлениями. Обладает богатой фантазией, развитым образным мышлением. При этом мышление логично, отличается высоким уровнем обобщения.
Средние значения факторов В (4-7 стенов) и М (4-7 стенов) отражают возможность достижения успеха в решении несложных отвлеченных проблем. Наибольшая успешность достигается в решении практических задач. Человек способен к творчевкой, детальной разработке идей, выдвинутых другими.
Низкие значения факторов В (1-3 стена) и М (1-3 стена) характеризуют преобладание в структуре интеллекта конкретного, практически ориентированного мышления. Принимая решения, ориентируется преимущественно на здравый смысл и на факты. Решение абстрактных задач требует дополнительных усилий и больших временных затрат.
Сочетание факторов N и Q1 отражают гибкость и оперативность мышления личности.
Высокие значения факторов N (8-10 стенов) и Q1 (8-10 стенов) свидетельствуют о гибкости мышления и о быстроте принятия решений. Человек легко проникает в смысл проблемной ситуации, быстро просчитывает возможные варианты решения и находит оптимальное. Склонен экспериментировать с предметами, идеями. В решениях ориентируется на новые подходы, не боится ошибок и просчетов.
Средние значения факторов N (4-7 стенов) и Q1 (4-7 стенов) встречаются у лиц, склонных быстро ориентироваться в проблемных ситуациях, но не всегда умеющих просчитывать варианты решения. В связи с этим выбранное решение не всегда бывает оптимальным. Новые идеи и способы решений использует взвешенно, лишь после всесторонней оценки и оценки последствий.
Низкие значения факторов N (1-3 стена) и Q1 (1-3 стена) фиксируются у тех, у кого ориентировка в проблемных ситуациях затруднена. Понимание смысла проблемной ситуации, выбор вариантов решений требуют дополнительных интеллектуальных усилий и временных затрат. Отношение к новым идеям настороженное. При решении жизненных задач используются проверенные опытом способы и приемы.
В группе эмоциональных свойств объединяются следующие факторы:
С – эмоциональная устойчивость
F – беспечность
H – смелость в социальных контактах
I – эмоциональная чувствительность
O – тревожность
Q4 – напряженность
Сочетание факторов С и I характеризует чувствительность личности к эмоциогенным воздействиям.
Высокие значения факторов С (8-10 стенов) и низкие значения фактора I (1-3 стена) свойственны человеку, отличающемуся реалистичным восприятием окружающей обстановки, происходящих событий. Чувствует себя защищенным, способным справиться с разными трудностями. Круг ситуаций, которые вызывают сильные эмоциональные реакции, ограничен. Склонен рационализировать собственные эмоциональные переживания, впечатления. В общении с другими людьми ориентируется преимущественно на разумное. На собственные чувства ориентируется довольно редко.
Средние значения факторов С (4-7 стенов) и I (4-7 стенов) характерны для человека, который сохраняет эмоциональное равновесие преимущественно в привычной для себя обстановке. При неожиданном появлении дополнительных трудностей возникает кратковременное чувство тревоги и беспомощности. Сильные эмоциональные реакции возможны в тех ситуациях, которые глубоко затрагивают актуальные потребности.
Низкие значения факторов С (1-3 стена) и высокие значения фактора I (8-10 стенов) означают, что человек воспринимает происходящее вокруг него прежде всего эмоционально. Эмоциональная чувствительность высокая. Эмоции возникают быстро, по любому, даже незначительному, поводу. Спектр эмоциональных переживаний разнообразен: от восторженности, удовлетворения до страха, тревоги и депрессии. Эмоции превращаются в основной регулятор поведения и взаимоотношений с людьми.
Сочетание факторов H и F отражает склонность к рискованному поведению.
Высокие значения факторов H (8-10 стенов) и F (8-10 стенов) позволяют говорить об оптимизме. Сложности, неудачи сложившихся ситуаций не замечаются или вытесняются. Преобладает вера в удачу, в благоприятный исход начинаний. Жизненная перспектива воспринимается позитивно. Привлекают ситуации, связанные с риском. Может рисковать как здоровьем, так и материальным благополучием. Рискует независимо от последствий. Возможен неоправданный риск, риск ради риска.
Средние значения факторов H (4-7 стенов) и F (4-7 стенов) отражают стремление человека находить позитивное в жизни. Однако полностью отключиться от неприятностей, от повседневных проблем не удается. Верит в удачу в том случае, если когда ситуации знакомы и можно использовать проверенные опытом стратегии поведения и решения задач. Рискует взвешенно. Рискованные ситуации привлекают тогда, когда риск оправдан и успех реально достижим.
Низкие значения факторов H (1-3 стена) и F (1-3 стена) встречаются у тех, кто склонен драматизировать события, усложнять происходящее. Настроение часто снижено. Жизненная перспектива воспринимается преимущественно негативно. Уверенность в себе слабо выражена. Преобладает ориентация на избегание неудачи. Риск пугает. Ситуации, связанные с риском, избегаются.
Сочетание факторов O и Q4 характеризует разные проявления тревожности как личностного свойства.
Высокие значения факторов O (8-10 стенов) и Q4 (8-10 стенов) описывают человека, который часто тревожится о возможных неудачах и неприятных событиях, сожалеет о прошлых своих поступках. Неудовлетворен собой, испытывает чувство вины, что создает трудности во взаимоотношениях с окружающими. Болезненно переносит критику в свой адрес. Похвалу, комплименты принимает с большим недоверием. Препятствия на пути к достижению цели воспринимает как непреодолимые, склонен фиксироваться на неприятных сторонах событий, что препятствует поискам выхода из проблемных ситуаций.
Средние значения факторов O (4-7 стенов) и Q4 (4-7 стенов) относятся к человеку, который испытывает тревогу, беспокойство в непривычных для себя ситуациях. Тогда, когда обстановка знакома и предсказуема, ощущение тревоги ослабевает или не возникает вообще. Пытается объективно воспринимать происходящее и окружающих людей. Препятствия на пути к достижению цели кажутся непреодолимыми, но довольно долго ищет оптимальные выходы из сложившейся проблемной ситуации. Критические замечания в свой адрес воспринимает сначала с раздражением, затем находит в них рациональное зерно, и раздражение снимается. В конфликтных ситуациях склонен обвинять не только других, но и себя.
Низкие значения факторов O (1-3 стена) и Q4 (1-3 стена) характерны для человека, который критично воспринимает окружающую реальность. Редко тревожится о будущем, не волнуют также и прошлые поступки. Высокая самооценка, уверенность в себе, удовлетворенность своими достижениями помогают преодолевать реально возникающие препятствия. Терпимо относится к критическим замечаниям в свой адрес. В конфликтных ситуациях склонен преимущественно обвинять других.
В группу регуляторных свойств личности входят следующие факторы:
Q3 – самодисциплина
G – моральная нормативность
Высокие значения факторов Q3 (8-10 стенов) и G (8-10 стенов) встречаются у тех, кто способен мобилизовать себя на достижение поставленной цели вопреки внутреннему сопротивлению и внешним препятствиям. Действует продуманно, настойчиво. Организован: заканчивает начатые дела, четко представляет порядок выполняемых дел, планирует время. Сохраняет самообладание в критических ситуациях, способен регулировать внешние проявления эмоций. Критичен к себе. Поведение часто регулируется требованиями группы, требованиями окружающих людей. Ответственен, с ярко выраженным чувством долга.
Средние значения факторов Q3 (4-7 стенов) и G (4-7 стенов) говорят о способности человека быть организованным и настойчивым прежде всего в ситуациях, в которых адаптировался. В случае неожиданного появления дополнительной нагрузки может действовать хаотично, неорганизованно. Избирательно относится к общегрупповым нормам и требованиям. Совестливость, ответственность в лично значимых ситуациях могут сочетаться с формальным выполнением обязанностей тогда, когда ситуация не затрагивает личных интересов.
Низкие значения факторов Q3 (1-3 стена) и G (1-3 стена) характерны для тех, кто отступает от желаемой цели, как только появляются внутренние или внешние препятствия. Часто действует неорганизованно. Не умеет планировать и рационально распределять свое время. Поведение регулируется преимущественно личными, сиюминутными желаниями и потребностями, поэтому не всегда вписывается в традиционные рамки. Свои возможности не всегда оцениваются критично. Достаточно свободно относится к моральным нормам.
Вторичные факторы опросника Р. Кеттелла.
Вторичные факторы вычисляются только по стенам.
1. Тревожность
F1 = [38 + (2 х L + 3 х О + 4 х Q4) – 2 х С – 2 х Н – 2 х Q3] : 10,
Где «38» – нормирующая константа,
L, O, Q4, C, H, Q3 – значения соответствующих факторов в стенах.
2. Экстарверсия
F2 = [2 х А + 3 х Е + 4 х F + 5 х Н – 2 х Q2 – 11] : 10,
Где «10» – нормирующая константа,
A, E, F, H, Q2 – значения соответствующих факторов в стенах.
3. Эмоциональная лабильность
F3 = [77 + 2 х С + 2 х Е + 2 х F + 2 х N – 4 х А – 6 х I – 2 х М] : 10,
Где «77» – нормирующая константа,
C, E, F, N, A, I, M – значения соответствующих факторов в стенах.
4. Доминантность
F4 = [4 х Е + 3 х М + 4 х Q1 + 4 х Q2 – 3 х А – 2 х G] : 10,
Где E, M, Q1, Q2, A, G – значения соответствующих факторов в стенах.
Стены распределяются по биполярной шкале с крайними значениями в 1 и 10 баллов. Соответственно, первой половине шкалы (от 1 до 5,5) присваивается знак «–», второй половине (от 5,5 до 10) знак «+». Из имеющихся показателей по всем 16 факторам строится, так называемый «профиль личности». При интерпретации уделяется внимание, в первую очередь, «пикам» профиля, то есть наиболее низким и наиболее высоким значениям факторов в профиле, в особенности тем показателям, которые в «отрицательном» полюсе находятся в границах от 1 до 3 стенов, а в «положительном» – от 8 до 10 стенов.

Таблицы стенов для мужчин, женщин 16-18, 19-28 и 29-70 лет.
женщины 16-18 лет
стены
факторы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
A 0-6 7-8 7-8 9-10 11 12-13 14-15 16 17-18 19-20
B 0-1 2 3 4 5 6 7 8-9 10 11-12
C 0-6 7-8 9-10 11-12 13-14 15-16 17-18 19-20 21 22-26
E 0-3 4 5-6 7-8 9-10 11-12 13-15 16-17 18-19 20-26
F 0-6 7-8 9-11 12-14 15-16 17-18 19-20 21-22 23 24-26
G 0-5 6-7 8-9 10-11 12-13 14 15-16 17 18 19-20
H 0-2 3-4 5-7 8-9 10-12 13-14 15-17 18-20 21-22 23-26
I 0-5 6-7 8 9-10 11 12-13 14 15 16-17 18-20
L 0-2 3 4-5 6 7-8 9 10-11 12-13 14 15-16
M 0-6 7 8-9 10 11-12 13-14 15-16 17 18-19 20-26
N 0-5 6 7 8 9-10 11 12-13 14 15 16-20
O 0-4 5 6-7 8-9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-19 20-26
Q1 0-3 4 5 6 7-8 9 10-11 12 13-14 15-20
Q2 0-3 4 5-6 7 8-9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-20
Q3 0-4 5-6 7 8-9 10 11-12 13 14 15-16 17-20
Q4 0-3 4-5 6-8 9-11 12-13 14-16 17-19 20-21 22-23 24-26
мужчины 16-18 лет
стены
факторы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
A 0-3 4 5-6 7 8-9 10-11 12 13-14 15-16 17-20
B 0-1 2 3 4 5 6 7 8-9 10 11-12
C 0-7 8-9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-19 20 21-22 23-26
E 0-6 7-8 9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-19 20-21 22-26
F 0-5 6-8 9-11 12-14 15-16 17-18 19-20 21-22 23 24-26
G 0-4 5-6 7-8 9-10 11-12 13-14 15-16 17 18 19-20
H 0-2 3-4 5-7 8-10 11-13 14-16 17-18 19-20 21-22 23-26
I 0-2 3 4 5-6 7-8 9 10-11 12-13 14-15 16-20
L 0-3 4 5-6 7-8 9 10-11 12-13 14 15-16 17-20
M 0-4 5-6 7 8-9 10-11 12-13 14 15-16 17-18 19-26
N 0-5 6-7 8 9 10 11-12 13 14-15 16 17-20
O 0-3 4 5-6 7-8 9-10 11 12-13 14-15 16-17 18-26
Q1 0-4 5 6 7-8 9 10-11 12 13 14-15 16-20
Q2 0-3 4 5-6 7-8 9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-20
Q3 0-3 4-5 6 7-8 9-10 11 12-13 14 15-16 17-20
Q4 0-2 3-4 5-6 7-8 10-12 13-15 16-17 18-19 20-21 22-26
женщины 19-28 лет
стены
факторы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
A 0-4 5-6 7 8-9 10-12 13 14-15 16 17-18 19-20
B 0-4 5 — 6 7 8 9 10 11 12-13
C 0-6 7-8 9-10 11-12 13-14 15-16 17-18 19-20 21-22 23-26
E 0-3 4 5-6 7-8 9-10 11-12 13-14 15-16 17-18 19-26
F 0-5 6-7 8-10 11-12 13-15 16-17 18-19 20-21 22 23-26
G 0-4 5-6 7-8 9-10 11-12 13 14-15 16-17 18 19-20
H 0-2 3-4 5-7 8-9 10-12 13-15 16-17 18-20 21-22 23-26
I 0-5 6 7-8 9-10 11-12 13 14 15 16-17 18-20
L 0-1 2-3 4 5 6-7 8-9 10 11-12 13-14 15-20
M 0-5 6-7 8 9-10 11-12 13-14 15-16 17 18-19 20-26
N 0-5 6 7 8 9-10 11 12-13 14 15-16 17-20
O 0-3 4 5-6 7 8-9 10-12 13-14 15-16 17-18 19-20
Q1 0-3 4 5 6-7 8 9 10-11 12-13 14 15-20
Q2 0-3 4 5-6 7 8-9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-20
Q3 0-4 5 6-7 8-9 10 11-12 13 14 15-16 17-20
Q4 0-3 4-5 6-7 8-10 11-12 13-15 16-18 19-20 21-22 23-26
мужчины 19-28 лет
стены
факторы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
A 0-3 4 5-6 7 8-9 10-11 12-13 14 15-16 17-20
B 0-4 5 — 6 7 8 9 10 11 12-13
C 0-7 8-9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-19 20-21 22 23-26
E 0-6 7-8 9 10-11 12-13 14-16 17-18 19 20-21 22-26
F 0-5 6-8 9-10 11-13 14-15 16-17 18-19 20-21 22-23 24-26
G 0-4 5-6 7-9 10-11 12 13-14 15-16 17 18-19 20
H 0-2 3-4 5-7 8-10 11-13 14-16 17-18 19-20 21-22 23-26
I 0-2 3 4-5 6 7-8 9-10 11-12 13-14 15 16-20
L 0-3 4 5-6 7 8-9 10-11 12 13-14 15 16-20
M 0-5 6 7-8 9 10-11 12-13 14-15 16-17 18 19-20
N 0-5 6-7 8 9 10 11-12 13 14-15 16 17-20
O 0-3 4 5-6 7-8 9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-26
Q1 0-4 5 6 7-8 9 10 11-12 13 14-15 16-20
Q2 0-3 4 5-6 7 8-9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-20
Q3 0-3 4-5 6 7-8 9-10 11 12-13 14 15-16 17-20
Q4 0-3 4 5-7 8-9 10-12 13-14 15-17 18-19 20-21 22-26
женщины 29-70 лет
стены
факторы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
A 0-4 5-6 7-8 9-10 11 12-13 14-15 16 17-18 19-20
B 0-1 2 3 4 5 6 7 8-9 10 11-13
C 0-7 8-9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-20 21-22 23-24 25-26
E 0-2 3 4-5 6-7 8-9 10-11 12-14 15-16 17-18 19-26
F 0-4 5-6 7-8 9-10 11-13 14-15 16-17 18-19 20-21 22-26
G 0-6 7 8-9 10-11 12-13 14-15 16 17 18-19 20
H 0-2 3-4 5-7 8-9 10-12 13-14 15-17 18-20 21-22 23-26
I 0-5 6-7 8 9-10 11 12-13 14 15-16 17 18-20
L 0-1 2 3-4 5 6-7 8 9-10 11 12-13 14-20
M 0-6 7 8-9 10-11 12 13-14 15-16 17 18-19 20-26
N 0-5 6 7 8-9 10 11 12-13 14 15 16-20
O 0-3 4 5-6 7-8 9-10 11-12 13-14 15-16 17-18 19-26
Q1 0-3 4 5 6-7 8 9 10-11 12-13 14 15-20
Q2 0-3 4 5-6 7-8 9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-20
Q3 0-5 6-7 8 9-10 11 12-13 14 15-16 17 18-20
Q4 0-2 3-4 5-7 8-10 11-12 13-15 16-17 18-20 21-22 23-26
мужчины 29-70 лет
стены
факторы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
A 0-3 4 5-6 7 8-9 10-11 12-13 14 15-16 17-20
B 0-1 2 3 4 5 6 7 8-9 10 11-13
C 0-7 8-10 11-12 13-14 15-16 17 18-19 20-21 22-23 24-26
E 0-5 6-7 8-9 10-11 12-13 14-15 16-17 18-19 20-21 22-26
F 0-3 4-5 6-8 9-10 11-13 14-15 16-17 18-19 20 21-26
G 0-4 5-7 8-10 11-12 13 14-15 16-17 18 19 20
H 0-3 4-5 6-8 9-11 12-14 15-16 17-19 20-21 22-23 24-26
I 0-2 3 4 5-6 7-8 9-10 11-12 13-14 15 16-20
L 0-2 3 4-5 6-7 8 9-10 11-12 13 14-15 16-20
M 0-5 6-7 8 9-10 11 12-13 14-15 16-17 18-19 20-26
N 0-6 7 8-9 10 11 12-13 14 15 16-17 18-20
O 0-2 3 4-5 6-7 8-9 10-11 12 13-15 16-17 18-26
Q1 0-4 5-6 7 8 9-10 11 12-13 14 15-16 17-20
Q2 0-3 4 5-6 7-8 9-10 11 12-13 14-15 16-17 18-20
Q3 0-4 5-6 7-8 9 10-11 12 13-14 15 16-17 18-20
Q4 0 1-2 3-5 6-7 8-10 11-12 13-15 16-17 18-19 20-26

Тест Р.Б. Кеттелла (16 PF – опросник)
Таблица нормирования первичных оценок
стены
факторы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
A 3-4 5-6 7 8 9 10-11 12 13 14-15 16-19
B 0-1 2-3 4 5 6 7 8 9 10 11-17
C 1-6 7-8 9-10 11-12 13 14-15 16-17 18-20 21 22-26
E 2-4 5-6 7 8-9 10 11-12 13 14-15 16-17 18-22
F 4-5 6-7 8-9 10 11-12 13-14 15-16 17-18 19-20 21-26
G 2-4 5-7 8-9 10-11 12-13 14 15-16 17 18 19-22
H 1-3 4-5 6-7 8-9 10-13 14 15-16 17-18 19-20 21-25
I 0-3 4 5 6 7-8 9 10-11 12-13 14 15-18
L 2-3 4-5 6 7 8-9 10 11 12-13 14-15 16-18
M 2-3 4-5 6-7 8 9 10-11 12 13-14 15-16 17-20
N 2-4 5 6-7 8 9-10 11 12-13 14-15 16 17-20
O 2-4 5-6 7 8-9 10-11 12-13 14-15 16 17-18 19-22
Q1 2-3 4 5-6 7 8 9-10 11 12-13 14 15-18
Q2 0-2 3 4-5 6 7 8-9 10-11 12 13-14 15-17
Q3 3-5 6-7 8-9 10 11-12 13 14-15 16 17 18-20
Q4 0-1 2-3 4-5 6-8 9-10 11-12 13-15 16-17 18-19 20-22

Тест Р.Б. Кеттелла (16 PF – опросник)
Ключ
Фактор
A 3 а в 26 в с
27 в с 51 в с
52 в с 76 в с 101 а в 126 а в 151 в с 176 а в
B 28 в 53 в
54 в 77 с
78 в 102 с
103 в 127 с
128 в 152 а
153 с 177 а
178 а
C 4 а в
5 в с 29 в с
30 а в 55 а в 79 в с
80 в с 104 а в
105 а в 129 в с
130 а в 154 в с 179 а в
E 6 в с
7 а в 31 в с
32 в с 56 а в
57 в с 81 в с 106 в с 131 а в 155 а в
156 а в 180 а в
181 а в
F 8 в с 33 а в 58 а в 82 в с
83 а в 107 в с
108 в с 132 а в
133 а в 157 в с
158 в с 182 а в
183 а в
G 9 в с 34 в с 59 в с 84 в с 109 а в 134 а в 159 в с
160 а в 184 а в
185 а в
H 10 а в 35 в с
36 а в 60 в с
61 в с 85 в с
86 в с 110 а в
111 а в 135 а в
136 а в 161 в с 186 а в
I 11 в с
12 а в 37 а в 62 в с 87 в с 112 а в 137 в с
138 а в 162 в с
163 а в
L 13 в с 38 а в 63 в с
64 в с 88 а в
89 в с 113 а в
114 а в 139 в с 164 а в
M 14 в с
15 в с 39 а в
40 а в 65 а в 90 в с
91 а в 115 а в
116 а в 140 а в
141 в с 165 в с
166 в с
N 16 в с
17 а в 41 в с
42 а в 66 в с
67 в с 92 в с 117 а в 142 а в 167 а в
O 18 а в
19 в с 43 а в
44 в с 68 в с
69 а в 93 в с
94 а в 118 а в
119 а в 143 а в
144 в с 168 в с
Q1 20 а в
21 в с 45 в с
46 а в 70 а в 95 в с 120 в с 145 а в 169 а в
170 в с
Q2 22 в с 47 а в 71 а в
72 а в 96 в с
97 в с 121 в с
122 в с 146а в 171 а в
Q3 23 в с
24 в с 48 а в 73 а в 98 а в 123 в с 147 в с
148 а в 172 в с
173 а в
Q4 25 в с 49 а в
50 а в 74 а в
75 в с 99 а в
100 в с 124 а в
125 в с 149 а в
150 в с 174 а в
175 в с

Бланк для ответов
1 авс 33 авс 65 авс 97 авс 129 авс 161 авс
2 авс 34 авс 66 авс 98 авс 130 авс 162 авс
3 авс 35 авс 67 авс 99 авс 131 авс 163 авс
4 авс 36 авс 68 авс 100 авс 132 авс 164 авс
5 авс 37 авс 69 авс 101 авс 133 авс 165 авс
6 авс 38 авс 70 авс 102 авс 134 авс 166 авс
7 авс 39 авс 71 авс 103 авс 135 авс 167 авс
8 авс 40 авс 72 авс 104 авс 136 авс 168 авс
9 авс 41 авс 73 авс 105 авс 137 авс 169 авс
10 авс 42 авс 74 авс 106 авс 138 авс 170 авс
11 авс 43 авс 75 авс 107 авс 139 авс 171 авс
12 авс 44 авс 76 авс 108 авс 140 авс 172 авс
13 авс 45 авс 77 авс 109 авс 141 авс 173 авс
14 авс 46 авс 78 авс 110 авс 142 авс 174 авс
15 авс 47 авс 79 авс 111 авс 143 авс 175 авс
16 авс 48 авс 80 авс 112 авс 144 авс 176 авс
17 авс 49 авс 81 авс 113 авс 145 авс 177 авс
18 авс 50 авс 82 авс 114 авс 146 авс 178 авс
19 авс 51 авс 83 авс 115 авс 147 авс 179 авс
20 авс 52 авс 84 авс 116 авс 148 авс 180 авс
21 авс 53 авс 85 авс 117 авс 149 авс 181 авс
22 авс 54 авс 86 авс 118 авс 150 авс 182 авс
23 авс 55 авс 87 авс 119 авс 151 авс 183 авс
24 авс 56 авс 88 авс 120 авс 152 авс 184 авс
25 авс 57 авс 89 авс 121 авс 153 авс 185 авс
26 авс 58 авс 90 авс 122 авс 154 авс 186 авс
27 авс 59 авс 91 авс 123 авс 155 авс 187 авс
28 авс 60 авс 92 авс 124 авс 156 авс
29 авс 61 авс 93 авс 125 авс 157 авс
30 авс 62 авс 94 авс 126 авс 158 авс
31 авс 63 авс 95 авс 127 авс 159 авс
32 авс 64 авс 96 авс 128 авс 160 авс

к оглавлению ↑

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Тест «Определение степени внушаемости»

Смысл методики для испытуемых обязательно раскрывается после ее выполнения. Поэтому без предварительного пояснения следует точно выполнить предлагаемую инструкцию.
Проставьте, пожалуйста, по вертикали друг над другом пять цифр: 1, 2, 3, 4 и 5 – ими обозначаются номера заданий, которые следует выполнить очень быстро, так, что не будет специального времени проставить эти номера; не будет достаточного времени и для обдумывания ответов, – важно только успеть хотя бы обозначить против номеров заданий то первое, что придет в голову, когда эти задания прочитываются. Повторения заданий не будет; если не успеваете понять их смысл или не успеваете ответить на очередное задание, о нем не следует переспрашивать, а необходимо постараться выполнить следующее за ним. Сигналом, обозначающим конец задания и предлагающим его срочно выполнить, является слово «пора!». Следом за этим словом почти немедленно диктуется следующее задание. Сосредоточьтесь на восприятии голоса психолога, представив его речь записанной на магнитофон.
Итак, внимание, – пять срочных заданий.
 Напишите фамилию любого писателя, например «Гоголь», вообще любого писателя, – ПОРА!
 Напишите любую короткую фразу, например «Лето наступило» (варианты), вообще любую фразу, – ПОРА!
 Напишите название любого предмета, например «Стол», вообще любого предмета, – ПОРА!
 Изобразите любой предмет, например треугольник, вообще любой предмет, – ПОРА!
 Напишите любое число, например 9, вообще любое число, – ПОРА!
Обработка результатов: если при выполнении задания воспроизводится именно тот пример, который в нем предлагается, – ставится 4 балла. Если ответ достаточно близок по смыслу к содержанию примера – ставится 3 балла. Скорее далекий, чем близкий по смыслу ответ оценивается в 2 балла; и совершенно не связанный с содержанием приводимого в задании примера ответ соответствует 1 баллу. Далее подсчитывается общая сумма полученных баллов и результат умножается на 3:
Вн = (О1 + О2 + О3 + О4 + О5)х 3 + 20 =…
Полученные оценки внушаемости связаны с характером активности человека. При этом могут быть выделены следующие диапазоны:
 20-30 – пониженная внушаемость;
 31-45 – средняя внушаемость;
 46 и более – повышенная внушаемость.

Сказать спасибо:

Вам понравиться