Нормативный правовой договор в системе источников права РБ

Нормативный правовой договор в системе источников права Республики Беларусь. Нормативный правовой договор в системе источников права Республики Беларусь.
Готовая дипломная работа по Общей теории права. Скачать бесплатно.

Объем работы: 63 стр.; Год: 2011; Страна: Беларусь.

ВВЕДЕНИЕ

С начала 90-х годов 20 века в Республике Беларусь начали происходить значительные изменения в политической, экономической и социальных сферах. Эти изменения не могли не наложить отпечаток на развитие правовых процессов в республике.
Среди данных процессов центральное место занимает возросший интерес как к проблемам источников права, так и к проблемам договорного регулирования.
Тенденция к повышению роли договоров, «характерная для всего современного права, стала проявляться в последнее годы во все возрастающем объеме в современной Беларуси. Эта тенденция в первую очередь связана с коренной перестройкой экономической, юридической и политической систем белорусского государства. Возрастание роли и количества договоров во многом связано с ориентацией на стимулирование активного участия субъектов в сфере правового регулирования и активного правомерного поведения. Поэтому проявившееся на современном этапе развития Беларуси повышение роли договора является закономерным явлением.
В условиях изменения господствующего типа правового регулирования, когда на смену императивному механизму приходит дозволительная модель, развиваются такие институты, как государственно-частное партнерство, в системе источников права все большую роль играют те из них, которые ранее исследовались мало, ввиду их незначительной роли в правовом регулировании общественных отношений и, соответственно, приоритета исследований ведущего источника права – нормативного правового акта.
Вышеуказанные перемены, произошедшие в современном белорусском обществе заставляют переосмыслить проблему договора как правового института, его места в правовой системе и места в системе источников современного российского права.
Поэтому вполне закономерно, что исследование нормативно-правового договора приобретает сегодня исключительную актуальность для юридической науки и практики, требует серьезной теоретической разработки, осмысления.
Как отмечают исследователи, «значительное возрастание доли договорных норм в общем числе норм современного белорусского права становится одной из его достопримечательных черт, отражающих процессы дальнейшего развития устройства нашего государства, расширения сфер действия частно-правового метода в гражданском обществе, углубления демократизма права и правового регулирования в целом.
Понятие нормативного правового (нормативно-правового) договора не является новым для юридической науки. Однако предметом пристального внимания оно стало сравнительно недавно. Обусловлено это, как уже ранее отмечалось, значительным расширением сферы применения нормативно-правового договора. Несмотря на очевидную актуальность и практическую значимость данного направления научных исследований, проблема места и роли нормативно-правового договора в системе источников права до настоящего времени разрабатывалась недостаточно.
К сожалению, как отечественная, так и зарубежная юридическая наука больше внимания уделяет «отраслевым» договорам — частноправовым соглашениям, заключаемым в рамках отдельных отраслей (гражданского, коммерческого и др.) права, либо ее интерес распространяется на сферу международно-правовых отношений. Вследствие этого принципиально важные вопросы, касающиеся договорно-правовых отношений в сфере публичного права остаются недостаточно исследованными.
Вопросы в области общей теории договора на сегодняшний день характеризуются малой изученностью (особенно в отечественной науке), что обусловлено рядом объективных и субъективных причин, указанных выше.
Таким образом, возросший в современное время интерес к нормативному правовому договору и его малая изученность обуславливают особую актуальность данной тематики.
Именно по этой причине тема: «Нормативный правовой договор в системе источников права Республики Беларусь» была выбрана автором в качестве предмета дипломного исследования.
Целью настоящего исследования является теоретический анализ нормативного правового договора как источника права и самостоятельной правовой категории, а также отдельных видов нормативных правовых договоров Республики Беларусь.
Реализация поставленной цели обусловила решение следующих взаимосвязанных задач:
— рассмотреть нормативный правовой договор как источник права;
— сформулировать понятие нормативного правового договора;
— определить «универсальные» и собственные признаки нормативного правового договора;
— осуществить классификацию, необходимую для более глубокого изучения рассматриваемого понятия и исследовать отдельные виды нормативных правовых договоров;
— обобщить исследования отраслевых наук, касающиеся договорной проблематики, применительно к рассматриваемой теме;
— проследить историю развития нормативного правового договора в
отечественной теории и практике.
Теоретической основой работы послужили труды отечественных, российских и иных зарубежных ученых в области государства и права, а также ученых и специалистов в других областях науки (философов, социологов, политологов), содержащие концептуальные подходы, научные гипотезы и теоретические выводы по исследуемой проблематике.
В большей степени автором использованы работы С.С.Алексеева, А.В.Демина, В.В.Иванова, Ш.В.Калабекова, Ю.Ю.Кулаковой, М.Н.Марченко, А.А.Мясина, М.А.Нечитайло, Т.А.Парфеновой, Р.З.Ярмухаметова, С.А.Авакьяна, А.П.Алехина, В.К.Бабаева, А.Н.Бабенко, М.И.Байтина, С.В.Бошно, М.И.Брагинского, В.В.Витрянского, Н.Л.Гранат, Т.В.Кашаниной, Д.А.Керимова, А.Д.Корецкого, О.Е.Кутафина, В.В.Лазарева, А.В.Малько, А.С.Пиголкина, Б.И.Пугинского, В.М.Сырых, В.А.Толстика, Г.И.Тункина, Б.Б.Хангельдыева, А.Ф.Черданцева, А.Ф.Вишневского, В.А.Кучинского и других.
В процессе исследования были использованы следующие общенаучные методы: диалектический метод, принцип историзма, системный подход, системный анализ, сравнительный метод, метод дедукции. В работе применялись также частные методы исследования, а именно: системно-функциональный, сравнительно-правовой, исторический, логический, социологический, структурный, институциональный и др.
Исследование базируется на категориях диалектики, а также на принципах и теоретических положениях теории государства и права, конституционного, гражданского, административного и других отраслей права. При подготовке дипломной работы использовался нормативно-правовой материал (положения Конституции Республики Беларусь, международных правовых актов, белорусского законодательства), а также общетеоретическая и специальная литература.
Дипломная работа состоит из следующих структурных частей: введения, основной части (состоящей из трех глав), заключения, списка использованных источников.
Объем работы составляет — 63 листа; использовано 47 источников.

к оглавлению ↑

1. ОСОБЕННОСТИ НОРМАТИВНОГО ПРАВОВОГО ДОГОВОРА КАК ИСТОЧНИКА ПРАВА

1.1. Понятие и особенности нормативного правового договора

Для того, что бы перейти к исследованию понятия и особенностей нормативного правового договора необходимо для начала проанализировать суть источника права.
Сразу необходимо отметить, что среди теоретиков государства и права нет единого мнения относительно того, что следует понимать под источниками права. Одни под источниками права понимают деятельность государства по созданию правовых предписаний (норм), другие трактуют источники права как результат данной деятельности, а третьи в этом случае вообще говорят о формах права (например, Разумович Н.Я. [45], Морозова Л.А. [40, С. 236–253] и др.).
По мнению Г.Ф. Шершеневича, понятие «источник права» весьма многозначно. И он писал по этому поводу: «под этим именем понимаются: а) силы, творящие право, например, когда говорят, что источником права следует считать волю Бога, волю народную, правосознание, идею справедливости, государственную власть; б) материалы, положенные в основу того или иного законодательства, например, когда говорят, что римское право послужило источником для германского гражданского кодекса, труды ученного Потье для французского кодекса Наполеона, Литовский статут для Уложения Алексея Михайловича; в) исторические памятники, которые когда-то имели значение действующего права, например, когда говорят о работе по источникам, например, по Corpus juris civilis, по Русской Правде и т.п.; г) средства познания действующего права, например, когда говорят, что право можно узнать из закона» [47, С.5].
С логических позиций источники права можно легко делить на три вида, а именно на материальные, идеальные и юридические. В первом случае речь идет об анализе объективных, материальных потребностей общества в нормах права, а во втором о влиянии особенностей международной и внутренней обстановки на сознание и ориентацию законодателя, в третьем случае речь прямо идет о результатах оформления правотворчества, т.е. о формировании источников права [46, С.332].
В юридическом (формальном) смысле можно говорить, что источники права – это способы официального выражения закрепления (объективации) правовых норм, придания им общеобязательной юридической силы [43, С.336].
Исходя из разных путей формирования источников, можно выделить, в свою очередь, и разные источники права. Причем это разнообразие источников подкрепляется жизнью и практикой правового регулирования.
Так, юридической науке известны следующие источники права: правовой обычай, нормативный правовой акт, судебный прецедент и нормативный договор, юридическая доктрина, религиозные нормы (писания).
Переходя к непосредственному рассмотрению нормативного правового договора, следует отметить, что далеко не всякий договор является источником права. Источником права является только нормативный договор, или его еще называют договором с нормативным содержанием, нормативно-правовым договором, автономным правовым актом (договором).
Нормативный договор – это добровольное соглашение двух и более сторон, интерпретация которого образует правовую норму, т.е. общезначимое, общеобязательное правило поведения, имеющее предоставительно-обязывающий характер. И в этом плане этот договор нужно отличать «от правового договора как индивидуального юридического акта (например, договора купли-продажи в гражданском праве), который устанавливает не юридические правила (нормы), а конкретные юридические права и обязанности конкретных субъектов» [44, С.71].
Известно, что нормативный договор играл еще в истории роль важнейшего источника международного права. Исторические примеры показывают, что такая же роль неоднократно выпадала на долю договора и в других областях права.
Достаточно вспомнить, что договоры нередко играли значительную роль в образовании норм государственного права. Феодальные государства, как правило, не имели писаных конституций. Длительное время государственный строй феодальных стран определялся разного рода соглашениями королей, князей и их вассалов, королей и городов, договорами сеньоров с их вассалами. Соглашениями этого рода являются договоры Новгорода с князьями, например договор Новгорода с тверским князем Ярославом Ярославичем 1260 г. Известный пример соглашения короля и баронов, определявшего государственный строй средневековой Англии, – Великая хартия вольностей 1215 г. Законодательство само первоначально было результатом соглашений между отдельными носителями политической власти. Недаром писаное право в Средние века в отличие от неписаного обычного носило наименование соглашений.
Буржуазные государствоведы последней четверти XIX – начала XX вв. обратили внимание на то, что договоры не только устанавливают права и обязанности их участников, но в некоторых случаях направлены на установление норм права, которым обязуются в будущем подчиняться участники такого рода соглашений.
Таким образом, нормативный договор, имея свою историю, представляет собой соглашение субъектов (двух и более), которое регулирует между ними длительное время отношения на основе определенных норм и круга прав и обязанностей.
Нормативный договор должен обладать такими признаками, как: добровольность заключения и равенство его участников; участие в нем одной из сторон государства, органа государственной власти, других юридических лиц, обладающих нормотворческими полномочиями; целевая направленность договора, заключающаяся в преобладании его публичных целей; многочисленность и неопределенность адресатов договорных норм; длительность действия и неоднократность применения; особая процедура заключения нормативных договоров и специальный порядок рассмотрения споров и конфликтов, связанных с их исполнением, и др.
Особое место среди договоров нормативного содержания занимают внутригосударственные и международные договоры.
Внутригосударственные договоры представляют собой: общий договор, определяющий основы формы государственного устройства страны и взаимоотношений между государством и его частями; договоры о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти страны и органами государственной власти субъектов; соглашения о делегировании полномочий; соглашения между общими и региональными органами исполнительной власти.
Международные же договоры делятся на следующие виды: межгосударственные договоры, заключаемые на уровне глав государств; межправительственные договоры, заключаемые руководителями исполнительной власти государств; межведомственные договоры, регулирующие отношения на уровне органов государственной власти различных государств.
Нормативные договоры используются и в других отраслях, например в трудовом праве, для которого характерны коллективные договоры, направленные регулировать трудовые правоотношения между работодателем и работниками, между предпринимателем и профсоюзами.
Нормативные договоры заключаются в механизме государства между министерствами, госкомитетами, службами, департаментами и другими органами государства о сотрудничестве, о делегировании полномочий и т.д.
Нормативный правовой договор, будучи одной из разновидностей договорных актов, он обладает теми же общими признаками и чертами, которые присущи всем иным типам договорных актов. Это — так называемые «универсальные» признаки, свойственные любому договору, возникающему в сфере международного или национального права, выступающему в качестве источника той или иной отрасли права или не являющемуся таковым, обладающему публично-правовым характером или имеющему частно-правовой характер.
Будучи общепризнанным источником международного и национального права, нормативно-правовой договор обладает такими «универсальными» признаками и чертами, как согласительный характер (договор — это в первую очередь соглашение сторон); добровольный характер, означающий свободное волеизъявление сторон; эквивалентный, в большинстве своем возмездный характер; обеспеченность в законодательном порядке и взаимно обязательный характер; и др.
Наряду с этим нормативно-правовой договор имеет и свои собственные, присущие только ему и выделяющие его среди других договорных актов особые признаки и черты. Например, М.Н. Марченко выделяет следующие особенности нормативного правового договора:
1. «в отличие от всех иных разновидностей договорных актов, нормативно-правовой договор содержит в себе правовые нормы — правила общего и обязательного характера. Иными словами, общий (и вместе с тем абстрактный) характер нормы, содержащейся в правовом договоре или ином правовом акте, заключается в многократности ее применения и повторения (действии) и в распространении ее действия на неопределенный круг лиц. Что же касается обязательного характера правовой нормы, то согласно сложившемуся и многократно подтвержденному юридической практикой «позитивистскому» представлению он неизменно ассоциируется с государством, а точнее — с государственным принуждением».
2. «в отличие от частно-правовых, индивидуальных договоров нормативно-правовой договор может содержать в себе не только нормы, но и принципы права. Причем сочетание их в том или ином договоре может быть самым различным».
3. «в соответствии со своей юридической природой и характером нормативно-правовой договор является, в отличие от других договорных актов, актом правотворчества, а не актом правоприменения. Не может он быть, равно как и любой иной договор, также актом толкования.
Особенность нормативно-правового договора при этом заключается еще и в том, что он является не просто актом правотворчества, как любой иной нормативно-правовой акт, а актом, порождаемым особым видом договорного правотворчества, именуемого в специальной литературе «согласительным правотворчеством».
4. «отличительной особенностью нормативно-правовых договоров является их преимущественно публичный характер. Свое конкретное проявление он находит в том, что: а) сторонами данного договора выступают чаще всего публичные институты (государство в целом, его отдельные органы, межгосударственные образования, коммерческие фирмы и их филиалы, органы местного самоуправления, общественные объединения и др.); б) в нормативно-правовом договоре, как правило, всегда проявляется и закрепляется не частная, а общая, публичная воля — воля его сторон, субъектов данного договора; и в) основной целью заключения правового договора является публичная цель, суть которой состоит в адекватном выражении и полном удовлетворении публичных интересов — интересов сторон.
Данные и иные, присущие только нормативно-правовым договорам, признаки и черты выделяют эти договоры среди иных типов, или разновидностей, договоров и позволяют провести грань между ним» [39, С.286-291].
Полагаем, что данный подход в наибольшей степени соотносится с сущностью нормативного правового договора и имеет право на существование.
Таким образом, нормативный правовой договор – это добровольное соглашение двух и более сторон, имеющее только ему присущие особенности, ограничивающие его от иных видов договорных актов.

к оглавлению ↑

1.2. Соотношение нормативного правового договора с правовым обычаем, судебным прецедентом, нормативным правовым актом

В предыдущем разделе мы определили понятие нормативного правового договора, однако, для того, чтобы рассмотреть вопрос о соотношении нормативного правового договора с правовым обычаем, судебным прецедентом и нормативным правовым актом, необходимо определить также и содержание данных источников права.
Обычай как источник права – это правило поведения, сложившееся в результате его применения в течение продолжительного времени. Единообразное решение одинаковых случаев в течение длительного времени приводит к образованию представлений об обязательности соответствующего поведения. Обычай считается обязательным, потому что все издавна так поступали, потому что так жили все отцы и деды.
До возникновения государства обычаи, сложившиеся в обществе, не имели юридического значения. В первобытнообщинном строе существовали обычаи, но нет обычного права, которое зарождается вместе с образованием государства и возникновением государственного управления.
Наиболее ранние формы права характеризуются преобладающим значением обычая как источника права. Вместо обычаев, сложившихся еще в условиях первобытнообщинного строя, появляются нормы обычного права.
Правящая знать, элита, класс извращают содержание старых обычаев в своих интересах, заменяя выраженное в них равенство всех членов первобытной общины открыто выраженными привилегиями индивидов, неравенством прав богатых и бедных. Соблюдение обычаев обеспечивается теперь всей силой государственного воздействия. Таким, например, было положение в государствах, образовавшихся в Западной Европе после падения Западной Римской империи. Главным источником права здесь был обычай, восполняемый указами королей.
Вместе с тем в мусульманском праве обычай поначалу играл второстепенную роль. Причиной этому явилось вытеснение обычая мусульманским правом у арабов Аравии, а также компромиссный характер исламизации народов, которые к моменту принятия ислама уже имели свое обычное право. При этом восприятие ислама сочеталось здесь с сохранением действия собственных обычаев, иногда противоречивших принципам мусульманского права. Речь шла, по существу, о юридической фикции. Формально второстепенный источник права – обычай нередко сохранял свою ведущую роль, действуя вопреки предписаниям Корана и Сунны. Поэтому, чтобы сохранить единство исламского сообщества, такого рода обычаи рассматривались просто как факт, а не как часть права. На более поздних этапах роль обычая в мусульманском праве заметно усилилась.
Судебный прецедент – это судебное решение по конкретному делу, которому придается общеобязательная сила и при рассмотрении подобных дел этим же судом или нижестоящими судами.
Судебный прецедент как источник права также имеет давнюю историю. Под ним понимают акт судебной власти по факту рассмотрения определенного дела; он используется в качестве правовой нормы при аналогичных обстоятельствах. Судебные прецеденты являлись источником права во всех древних государствах. В Риме к ним были отнесены эдикты магистров и преторов (с IV в. до н.э.), которые вершили судебную власть и решали в основном имущественные споры между римскими гражданами и перегринами. Подобное следование судебным решениям было характерно для Средневековья.
Судебные прецеденты всегда признавались и сегодня признаются в Англии и в правовых системах, относимых к англо-американскому праву. Так, в Англии то, что обыкновенно называется обычным правом, было и есть по преимуществу право прецедентов, воплощенное в сборниках судебных решений. Здесь ссылка на судебный прецедент, записанный в сборнике, имеет до сего дня юридическое значение, как и ссылка на парламентский акт Сила судебной практики как источника права выражается в конкретных положениях. Всякий суд, безусловно, связан решением всех высших судов, суд первой инстанции не может оспаривать решение апелляционного суда, а апелляционный суд не может отказаться следовать решениям Палаты лордов. Палата лордов, безусловно, связана своими собственными решениями; решение этой инстанции по какому-либо вопросу права, раз состоявшееся, имеет обязательное решение и на будущее время. Апелляционный суд связан своими собственными решениями. Исключение из принципов обязательности судебных прецедентов допускается только в одном случае: когда суд приходит к заключению, хорошо мотивированному, что данный прецедент ненужный.
Иными словами, в основе концепции судебного прецедента лежит принцип, согласно которому суд не может отказать кому-либо в правосудии из-за отсутствия необходимого закона. Суд обязан вынести решение и по такому делу, мотивировочная часть которого принимается за общее обязательное для всех правило повеления при разрешении всех аналогичных дел (т.е. выступает судебным прецедентом). Фактически суд при этом осуществляет правотворчество, хотя создаваемая им норма права как бы «растворена» в конкретном судебном решении и для ее последующего применения необходимо его толкование. Поэтому прецедент зачастую формулируется не в одном судебном решении, а в судебной практике по его применению.
Обычно различают креативные (создающие новую норму) и интерпретативные (дающие толкование уже существующей норме) прецеденты.
Изучение показывает, что прецедентное право отличается крайней сложностью и запутанностью, что вызывает определенные проблемы его понимания. Но, с другой стороны, прецедентные нормы наиболее приближены к жизни и поэтому могут более полно отражать требования справедливости.
Спецификой действия прецедентного права в Англии является его деление на общее право и право справедливости. Право справедливости возникло как ответ на опасность отстать от самой жизни, когда система общего права не поспевала за меняющимися условиями жизни общества. Право справедливости формировалось из решений лорд-канцлера, действовавшего от имени короля и Совета, которые уполномочили его рассматривать жалобы и апелляции на решения обычных королевских судов. Обращения в таких случаях поступали прямо к королю, но принимал решения лорд-канцлер (на основе житейской справедливости христианских требований).
В настоящее время право справедливости инкорпорировано в систему общего права.
Общее же право представляет собой сложную и противоречивую совокупность правил, оговорок, фикций и т.д., которые, с одной стороны, связывают свободу усмотрения судьи, с другой – позволяют вести себя вольно. В самом деле указанный принцип обязывает судью следовать, как уже отмечалось, вынесенному решению. Но одновременно судья связан им, поскольку обязан установить аналогию между этим решением и рассматриваемым делом. Прецеденты, которые, по мнению судьи, не относятся к делу, он не должен применять. Однако если судья установит, что прецедент имеет обязывающую силу, ему необходимо следовать, даже если это противоречит собственному убеждению судьи.
Вместе с тем судья обязан решить, какому из конфликтующих прецедентов он последует; при этом он должен отказаться последовать своему прецеденту, который хотя и не был ясно отвергнут, но, по его мнению, не может быть совместим с прецедентом Палаты лордов; в то же время судья не обязан следовать своему прецеденту, если считает, что решение было вынесено по небрежности. Наконец, при отсутствии или недостаточности предшествующих прецедентов судья вправе рассмотреть дело «по первому впечатлению».
Нормативный правовой акт – это акт, устанавливающий нормы права, вводящие их в действие, изменяющие или отменяющие правила общего характера. Этим нормативный правовой акт отличается от актов применения права и от остальных индивидуальных актов, которые ориентированы на однократное действие, применимы к определенным субъектам и к конкретным обстоятельствам, месту и времени. Но, как показывает анализ, в практике часто встречаются смешанные акты, когда в них включены одновременно и нормы права, и конкретные индивидуальные предписания правоприменительного характера.
Важно подчеркнуть, что нормативные правовые акты самые многочисленные и они обладают рядом существенных признаков, которые отличают их от иных актов, в частности и от указанных правоприменительных, и носящих индивидуальный характер. Вот эти признаки: указанные акты – результат правотворческой деятельности компетентных органов и должностных лиц государства; они содержат в себе общеобязательные нормы – правила поведения; последние являются выражением государственной воли; принимаются и реализуются в особом порядке; данные акты имеют строго определенную документальную форму (закон, указ, постановление и т.д.); они направлены на регулирование наиболее типичных, массовых отношений, в то время как акты применения норм права касаются в основном лишь конкретных жизненных случаев, ситуаций, обстоятельств; они рассчитаны на постоянное либо длительное действие, тогда как правоприменительные акты – на однократную реализацию; нормативные акты не персонифицированы, адресуются либо ко всем, либо к неопределенно большому числу субъектов, а акт применения правовой нормы имеет конкретного адресата.
Как видим, среди источников права основной отличительной чертой нормативного правового договора является его согласительный характер.
В зависимости от преобладания в национальной правовой системе тех или иных источников права и их соотношения в мире выделяют несколько типов (семей) правовых систем.
Категория «правовая семья» служит для обозначения группы правовых систем, имеющих сходные юридические признаки, сходство является результатом их конкретно-исторического и логического развития.
Существует ряд классификаций правовых систем прошлого и настоящего. С учетом общего, повторяющегося в рассмотренных классификациях, остановимся на характеристике основных правовых семей прошлого и современности.
Романо-германская правовая семья, или система континентального права (Франция, ФРГ, Италия, Испания и другие страны), имеет длительную юридическую историю. Она сложилась в Европе в результате усилий ученых европейских университетов, которые выработали и развили начиная с ХII в. на базе кодификации императора Юстиниана общую для всех юридическую науку, приспособленную к условиям современного мира.
Романо-германская правовая семья является результатом рецепции римского права, и в первой доктринальной стадии была исключительно продуктом культуры, имела независимый от политики характер. На следующей стадии эта семья стала подчиняться общим закономерным связям права с экономикой и политикой, прежде всего с отношениями собственности, обмена, перехода от внеэкономического к экономическому принуждению. Здесь на первый план выдвинуты нормы и принципы права, которые рассматриваются как
правила поведения, отвечающие требованиям морали, прежде всего справедливости.
Юридическая наука видит основную свою задачу в том, чтобы определить, какими должны быть эти нормы. Начиная с ХIХ в. основным источником (формой) права в странах, где господствует рассматриваемая правовая семья, является закон. Закон образует как бы скелет правопорядка, охватывает все его аспекты, а жизнь этому скелету в значительной степени придают иные факторы. Закон не рассматривается узко и текстуально, а зачастую зависит от расширительных методов его толкования, в которых проявляется творческая роль доктрины и судебной практики. Юристы и сам закон теоретически признают, что законодательный порядок может иметь пробелы, но эти пробелы практически незначительны.
Во всех странах романо-германской семьи есть писаные конституции, за нормами которых признается высшая юридическая сила, выражающаяся как в соответствии законов и подзаконных актов конституции, так и в установлении большинством государств судебного контроля за конституционностью «обычных» законов. Конституции разграничивают компетенцию различных государственных органов в сфере правотворчества и в
соответствии с этой компетенцией проводят дифференциацию различных источников права.
В романо-германской юридической доктрине и в законодательной практике различают три разновидности «обычного» закона: кодексы, специальные законы (текущее законодательство) и сводные тексты норм. В большинстве континентальных стран действуют гражданские (либо гражданские и торговые), уголовные, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы. Система текущего законодательства также весьма разнообразна. Законы регулируют отдельные сферы общественных отношений, например акционерные законы. Число их в каждой стране велико. Особое место занимают сводные тексты налогового законодательства [42].
Среди источников романо-германской правовой семьи значительна (и все более возрастает) роль подзаконных актов: регламентов, административных циркуляров, декретов министров.
В романо-германской семье достаточно широко используются некоторые общие принципы, которые юристы могут найти в самом законе, а в случае необходимости — и вне закона. Эти принципы показывают подчинение права велению справедливости в том виде, как последняя понимается в определенную эпоху и определенный момент. Принципы раскрывают характер не только законодательства, но и права юристов. Сам законодатель своим авторитетом закрепляет некоторые новые формулы. Например, ст. 2 швейцарского Гражданского кодекса устанавливает, что осуществление какого-то права запрещается, если оно явно превышает пределы, установленные доброй совестью, или добрыми словами, или социальной и экономической целью
права. Основной закон ФРГ 1949 г. отменил все ранее изданные законы, противоречащие принципу равноправия мужчин и женщин. Для юридической концепции этой семьи характерна гибкость, выражающаяся в том, что юристы не склонны соглашаться с решением того или иного вопроса, которое в социальном плане кажется им несправедливым. Действуя на основе принципов права, они действуют как бы на основе делегированных им полномочий. Осуществляя поиск права сообща, каждый в своей сфере и с использованием своих методов, юристы этой правовой семьи стремятся к общему идеалу — достичь по каждому вопросу решения, отвечающего общему чувству справедливости на основе сочетания различных интересов, как частных, так и всего общества.
Итак, среди важных источников права надо видеть общие принципы, содержащиеся в законодательстве и вытекающие из него. В наши дни, как и в прошлом, в романо-германской правовой семье доктрина составляет весьма жизненный источник права. Она влияет и на законодателя, и на правоприменителя. Законодатель часто выражает лишь те тенденции, которые установлены в доктрине, и воспринимает ею предложения. Доктрина, утверждающая тождество права и закона, в прошлом сыграла особенно отрицательную роль, так как в период немецкой оккупации, в частности во Франции, способствовала тенденциозной интерпретации антидемократических законов и обосновывала необходимость их исполнения. Во Франции она снова активизировалась после того, как Конституция 1958 г. разграничила сферы действия закона и регламента. Регламенты отныне не подлежат контролю с точки зрения их соответствия закону. Однако Государственный
совет взял на себя функцию проверки их законности и аннулировал регламенты, когда они противоречили «общим принципам права», закрепленным в преамбуле французской Конституции. Антипозитивистская тенденция характерна и для ФРГ как реакция на то, что годы национал социализма способствовала его политическим и расовым установкам, ибо видела в праве лишь то, что полезно государству. Складывается мнение, что признание важной роли законодателя не должно вести к тому, чтобы закрывать глаза на реальные отношения между ним и доктриной и утверждать диктатуру закона [38].
Доктрина широко используется и в правоприменительной деятельности, в частности при толковании закона. Сегодня все более, например, во Франции, правоприменитель стремится к признанию независимого характера процесса толкования, к отрицанию того, что толкование заключается только в отыскании грамматического и логического смысла терминов закона или намерений законодателя. Он настаивает на необходимости учета реальных отношений между ним и доктриной. Издаваемые во Франции, Германии и других государствах комментарии приобретают все более доктринальный и критический вид, а учебники обращаются к судебной практике и вообще к юридической практике. Французский и немецкий стили сближаются. С развитием международных связей большое значение для национальных правовых систем приобрело международное право. Конституция ФРГ 1949 г. прямо предусматривает, что общие принципы международного права имеют приоритет перед национальными законами. В системе источников романо-германского права своеобразно положение обычая. Он может действовать не только в дополнение к закону, но и помимо закона. Роль обычая вопреки законам очень ограниченна, даже если таковая в принципе не отрицается доктриной. В целом, за редким исключением, обычай теряет здесь характер самостоятельного источника права. Весьма противоречива доктрина по вопросу о судебной практике как источнике германо-романского права. Однако анализ реальной действительности позволяет сделать вывод о возможности отнесения судебной практики к числу вспомогательных источников права. Об этом свидетельствует всевозрастающее количество публикуемых сборников и справочников судебной практики, а также значение прежде всего кассационного прецедента. Кассационный суд является высшей судебной инстанцией. Поэтому судебное решение, основанное, например, на аналогии или общих принципах, оставленное в силе Кассационным судом, может восприниматься другими судами при решении подобных дел как фактический прецедент. Постановления французского Кассационного суда и Государственного совета изучаются и оказывают влияние в различных франкоязычных странах, соседних или отдаленных. Это верно также в отношениях других европейских и неевропейских государств, входящих в романо-германскую правовую семью. Учитывая современные стремления юристов всех стран опираться на закон, можно говорить о судебном прецеденте лишь как о некотором исключении, не затрагивающем исходного принципа господства закона. Является принципиально важным, чтобы судья не превращался в законодателя. Этого стараются добиваться в странах германо-романской правовой семьи.
В отличие от государства германо-романской правовой семьи, где основным источником права является закон, в государствах англо-американской правовой семьи основным источником права служит судебный
прецедент, т.е. нормы, сформулированные судьями в их решениях. Англо-американское «общее право» включает, прежде всего, группу английского права с характерным для Англии прагматически-рационалистическим образом мышления, присущим буржуа в таких странах, где никогда не было мировоззренческих традиций создания глобальных социально-философских теорий и где в силу исторических особенностей развития капитализма сохранилась явная настороженность к высшей власти, к ее концентрации и поддерживался в противовес ей престиж судебной системы. Это обстоятельство при определенных условиях нашло свое проявление в жизни США и прежних доминионов Британской империи. В рассматриваемую семью входят наряду с США и Англией Северная Ирландия, Канада, Австрия, Новая Зеландия, а также 36 государств — членов Британского содружества. «Семья общего права», как и римского права, развивалась на основе принципа: «Право там, где есть его защита». Несмотря на все попытки кодификации, дополнения и совершенствования положениями «права справедливости», оно в основе своей является прецедентным правом, созданным судами. Это не исключает возрастание роли статусного (законодательного) права. В противовес местным обычаям это право — общее для всей Англии. Оно было создано королевскими судами, называвшимися обычно Вестминстерскими — по месту, где они заседали, начиная с ХIII в. В деятельности королевских судов постепенно сложилась сумма решений, которыми они и руководствовались в последующем. Возникло правило прецедента, означающее, что однажды сформулированное судебное решение становилось обязательным и для всех других судей. Поэтому считается, что английское «общее право» образует классическую систему прецедентного права, или права, создаваемого судами.
Характерные черты правопонимания в этой правовой семье выражаются формулой: «Средство судебной защиты важнее права», так как основная сложность заключалась в том, чтобы получить возможность обратиться в
Королевский суд [38].
К концу ХIII в. возрастает роль и значение статутного права, в связи с чем правотворческая роль судей стала некоторым образом сдерживаться. В ХIV-XV вв. в связи с развитием буржуазных отношений возникла необходимость выйти за жесткие рамки прецедентов. Роль суда взял на себя королевский канцлер, который стал решать в порядке определенной процедуры споры по обращениям к королю. В результате наряду с общим правом сложилось «право справедливости».
До реформы 1873-1875 гг. в Англии существовал дуализм судопроизводства: помимо судов, применявших общее право, существовал суд Лорда-Канцлера. Реформа слила «общее право» и «право справедливости» в единую систему прецедентного права. И сегодня английское право продолжает оставаться в основном судебным правом, разрабатываемым судами в процессе решения конкретных случаев.
Для англичанина осталось главным то, чтобы дело разбиралось в суде добросовестными людьми и чтобы соблюдались основные принципы судопроизводства, составляющие часть общей этики. Судьи «общего права», в
отличие от законодателя, не создают решений общего характера, рассчитанные на будущее. Они решают конкретный спор. Такой подход делает нормы «общего права» более гибкими и менее абстрактными, чем нормы права германо-романских систем, но одновременно делает право более казуистичным и менее определенным. Благодаря «общему праву» и «праву прецедента» различение права и закона носит более выраженный и несколько
иной характер, чем различение права и закона на континенте. Это существенно в связи с возрастанием в современных условиях масштабов и значения статутного права среди источников английского права.
В англосаксонской правовой семье сама концепция права, система источников права, юридический язык совершенно иные, чем в правовых системах германо-романской правовой семьи. Здесь отсутствует деление
права на публичное и частное. Его заменяет деление на «общее право» и «право справедливости». Нет резко выраженного деления права на отрасли, поскольку суды могут разбирать разные категории дел: публично- и
частноправовые — гражданские, торговые, уголовные, а также по причине отсутствия кодексов европейского типа. Поэтому английскому юристу право представляется однородным. Доктрина не знает дискуссий о
структурных делениях права. Она предпочитает результат теоретическому обоснованию, т.е. носит прагматический характер. Однажды вынесенное решение является нормой для всех последующих рассмотрений
аналогичных дел. Однако степень обязательности прецедента зависит от места в судебной иерархии суда, рассматривающего данное дело, и суда, чье решение может стать при этом прецедентом, т.е. к указанному общему правилу требуется на практике поправка. При нынешней организации судебной системы это значит:
1. решения высшей инстанции палаты лордов — обязательны для всех судов;
2. апелляционный суд, состоящий из двух отделений (гражданского и уголовного) , обязан соблюдать прецеденты палаты лордов и свои собственные, а его решения обязательны для всех нижестоящих судов;
3. высший суд связан прецедентами обеих вышестоящих инстанций, и его решения обязательны для всех нижестоящих судов;
4. окружные и магистратские суды обязаны следовать прецедентами всех вышестоящих инстанций, а их собственные решения прецедентов не создают.
Правило прецедента традиционно рассматривалось в Англии как «жесткое», но есть факты отказа в отношении себя от этого принципа, например, со стороны палаты лордов. Прецедентное право требует от судьи признать обстоятельства рассматриваемого дела сходными с ранее решавшимся делом, от чего зависит применение той или иной прецедентной нормы. Судья может найти аналогию обстоятельств и тогда, когда на первый взгляд ее нет. Наконец, он вообще может не найти никакого сходства обстоятельств, и тогда, если отношения не регламентированы нормами статутного права, судья сам создает правовую норму, т.е. становится законодателем. За многовековую деятельность законодательного органа общее число принятых им актов составляет около 50 томов (более 40 тыс. актов). Ежегодно английский парламент издает до 80 законов. В то же время существует около 300 тыс. прецедентов.
Проблема соотношения закона и судебной практики в Англии носит специфический характер. Действует принцип, согласно которому закон может отменить прецедент, а при коллизии закона и прецедента приоритет отдается закону. Однако действительность значительно сложнее: правоприменительный орган связан не только самим текстом закона, но и тем толкованием, которое дано ему в судебных решениях, именуемых «прецедентом
толкования». Поэтому нельзя однозначно утверждать, что парламентское законодательство как источник права стоит выше прецедента. Получается, что английский суд наделен широкими возможностями в отношении статутного права.
Значительны различия между правовыми системами разных стран внутри как германо-романской семьи, так и «общего права».
Сказанное можно легко подтвердить при изучении права США.
Английские поселенцы на территории США принесли с собой и английское право, но оно применялось с оговоркой «в той мере, в какой его нормы соответствуют условиям колонии» (так называемый принцип дела Кальвина 1608 г.). Американская революция выдвинула на первый план идею самостоятельного национального американского права, порывающего с «английским прошлым». Первым шагом на этом пути было принятие
письменной федеральной Конституции 1787 г. и конституций штатов, вошедших в состав США. Предполагается отказ от принципа прецедента и других характерных черт «общего права». В ряде штатов были приняты кодексы: уголовный, уголовно-процессуальный, гражданско-процессуальный — и запрещены ссылки на английские судебный решения. Однако перехода американского права в романо-германскую семью не произошло.
Долгое время Англия оставалась моделью для американских юристов. В литературе даже утверждается, что, по мере того как условия жизни в США сблизились с условиями жизни в Европе, американское право стало более близким английскому праву, чем в колониальную эпоху. Право США в целом имеет структуру, аналогичную структуре «общего права», но только в целом. Одно из различий, причем весьма существенных,
связано с федеральной структурой США. Штаты в пределах своей компетенции создают свое законодательство и свою систему прецедентного права. Отсюда значительный массив статутного права на уровне штатов. Соответственно в США существует 51 система права: 50 — в штатах, одна — федеральная. Ежегодно в США публикуется около 300 томов судебной практики, и, несмотря на широкое использование компьютерной техники,
поиск прецедентов является нелегким делом. Много расхождений в право страны вносит законодательство штатов, что делает правовую систему США сложной и запутанной, Высшие судебные инстанции штатов и Верховный суд США никогда не были связаны с своими прецедентами. Отсюда их большая свобода и маневренность в процессе приспособления права к изменяющимся условиям. Это связано с правомочиями
американских судов осуществлять контроль за конституционностью законов. Особенно широко указанным правом пользуется Верховный суд США, подчеркивая роль судебной власти в американской системе правления.
Нормы права США устанавливаются судами, а принципы складываются на основе данных норм. Именно в этом суть права, по мнению юристов.
В статутном праве США немало кодексов, которых не знает английское право, например Единообразный торговый кодекс 1962 г.
Как и в Англии, в США велико значение «обычного» права в функционировании механизма государственной власти. Пробелы в Конституции США восполняются не только с помощью текущего законодательства, но и путем признания сложившихся обыкновений, установившихся обычаев и традиций. В сфере частного права распространены обычаи. Итак, ориентация на гибкое правотворчество, наличие права судебной практики, наделение судов неограниченными полномочиями по созданию и пересмотру правовых норм, правовой дуализм в силу федерального устройства США — все это создает специфику американского права.
В ХХ в. США, как и в Англии, появились новые тенденции. Право перестало рассматриваться только как средство разрешения споров. Оно стало представлять в глазах юристов и граждан орудие, способствующее созданию общества нового типа и именно для этого предназначенное.
Правовые системы многих стран Азии и Африки не обладают той степенью единства, которая свойственна ранее охарактеризованным правовым семьям. Однако у них много общего по существу и форме, все они основываются на концепциях, отличающихся от тех, которые господствуют в западных странах. Конечно, все эти правовые системы в какой-то мере заимствуют западные идеи, но в значительной мере остаются верны
взглядам, в которых право понимается совсем иначе и не призвано выполнять те же функции, что в западных странах. Считается, что принципы, которыми руководствуются не западные страны, бывают двух видов:
1. признается большая ценность права, но само право понимается иначе, чем на Западе, имеет место переплетение права и религии;
2. отбрасывается сама идея права и утверждается, что общественные отношения должны регламентироваться иным путем.
К первой группе относятся страны мусульманского, индусского и иудейского права, ко второй — страны Дальнего Востока, Африки и Мадагаскара. Мусульманское права — это система норм, выраженных в религиозной форме и основанных на мусульманской религии исламе. Ислам исходит из того, что существующее право произошло от Аллаха, который в определенный момент истории открыл его человеку через своего пророка Мухаммеда. Оно охватывает все сферы социальной жизни, а
не только те, которые подлежат правовому регулированию. Право Аллаха дано человеку раз и навсегда, но божественные открытия нуждаются в разъяснениях и толкованиях. Ислам — самая молодая из трех мировых религий, но имеет очень широкое распространение. Эта религия содержит теологию, которая устанавливает догмы и уточняет, во что мусульманин должен верить; шар, или шариат, т.е. предписания верующим: что они должны делать и чего не должны. Шариат означает в переводе на русский язык «путь следования» и составляет то, что называется мусульманским правом. Это право указывает, как мусульманин должен вести себя, не различая, обязательств по отношению к себе подобным и по отношению к Богу. Иными словами, шариат основан на идее обязанностей, возложенных на человека, а не на правах, которые он может иметь. Последствием невыполнения обязанностей является грех того, кто их нарушает, поэтому мусульманское право не уделяет много внимания санкциям, установленными самими нормами. Оно регулирует отношения только между мусульманами. В исламе господствует концепция теократического общества, в котором государство выполняет роль служителя религии.
Индусское право составляет вторую систему религиозно-традиционной семьи и относится к древнейшим в мире. Это не право Индии, а право общины, которое в Индии, Пакистане, Бирме, Сингапуре и Малайзии, а также в странах на восточном побережье Африки, преимущественно в Танзании, Уганде и Кении, исповедует индуизм. Как и ислам, индуизм обязывает своих последователей помимо принятия на веру определенных религиозных догм и к определенному миропониманию. Одним из основных убеждений индуизма является то, что люди разделены с момента рождения на социальные иерархические категории, каждая из которых имеет свою систему прав и обязанностей и даже морали. Оправдание кастовой структуры общества — основа философской, религиозной и социальной системы индуизма. При этом каждый человек должен вести себя так, как это предписано социальной касте, к которой он принадлежит. В качестве регулятора поведения допускается обычай. Позитивное индусское право является обычным правом, в котором в той или иной мере преобладает религиозная доктрина. Она определяет нормы поведения, в соответствии с ней изменяются или толкуются обычаи. Обычаи весьма разнообразны. Каждая каст или подкаста следует своим собственным обычаям. Собрание касты голосованием разрешает в местном масштабе все споры, опираясь при этом на общественное мнение.
Социалистическая правовая семья (или социалистические правовые системы) составляет или, точнее, во многом составляла в прошлом третью правовую семью, выделенную в основном по идеологическому признаку.
Правовые системы стран, входящих в «социалистический лагерь», ранее принадлежали к романо-германской правовой семье. Они и сейчас сохраняют ряд ее черт. Норма права здесь всегда рассматривалась как общее правило поведения. Сохранились в значительной степени и система права, и терминология юридической науки, созданная усилиями европейских и советских ученых и восходящая к римскому праву.
При значительном сходстве с континентальным правом правовые системы социализма имели существенные особенности, обусловленные явно выраженным классовым характером. Единственным источником социалистического права являлось вначале революционное творчество исполнителей, а позже — нормативно-правовые акты, в отношении которых декларировалось, что они выражают волю трудящихся, подавляющего большинства населения, а затем — всего народа, руководимого коммунистической партией. Само совершение социалистической революции связывалось с целями построения настоящего социализма, но при условии мировой социалистической революции. Такой социализм построен не был. Принимавшиеся нормативно-правовые акты, большую часть которых составляли подзаконные (секретные и полусекретные приказы и инструкции), фактически выражали прежде всего и главным образом волю и интересы партийно-государственного аппарата. Господствовало узконормативное понимание права. Частное право уступало господствующее место праву публичному. Для советской правовой системы оставались чуждой идея господства права и мысль о том, что надо изыскивать право, соответствующее принципу справедливости, основанному на примирении, согласовании интересов частных лиц и общества. Право носило императивный характер, было теснейшим образом связано с государственной политикой, являлось ее аспектом, обеспечивалось партийной властью и принудительной силой правоохранительных (карательных) органов [23].
В теории исключалась возможность для судебной практики выступать в роли создателя норм права. Ей отводилась лишь роль строгого толкования права. Эта принципиальная позиция в какой-то мере подкреплялась и отсутствием в стране судебной касты, которая претендовала бы на то, чтобы стать независимой от государственной власти, если не соперничающей с ней. Несмотря на конституционный принцип независимости судей и подчинения их только закону, суд оставался инструментом в руках господствующего класса (группы), обеспечивал его господство и охранял прежде всего его интересы. Судебная власть не пыталась контролировать законодательную и исполнительную ветви власти. В СССР было трудно найти что-либо подобное контролю за конституционностью законов.
На социалистические правовые системы Европы, Азии и Латинской Америки, составляющие «социалистический лагерь», существенное влияние оказала первая правовая система, считавшаяся социалистической, — советская. Национальные правовые системы зарубежных социалистических стран являлись и являются (Китай, Северная Корея) разновидностями социалистического права.
Белорусская правовая система исторически складывалась как система писанного права. Как и во многих других странах континентальной Европы (в том числе и в России), она относится к модели романо-германского типа. Это предопределило доминирующее положение в национальной правовой системе Беларуси нормативных правовых актов как источников права.
В настоящее время к ним относятся законы (в том числе Основной закон — Конституция Республики Беларусь), декреты, указы Президента, постановления Правительства, ведомственные приказы и постановления и др.
Вместе с тем, наряду с нормативным правовым актом источниками права в Беларуси признаются также нормативный договор и правовой обычай.
При этом, указанный перечень источников права не имеет в Беларуси официального юридического закрепления.
Анализ законодательства и специальной литературы позволяет говорить о том, что нормативный правовой акт имеет главенствующее положение в белорусской правовой системе. За ним располагается нормативный правовой договор. Далее следует правовой обычай.
Данное утверждение основывается на том, что роль и правоприменительная сила нормативного договора и правового обычая указывается в нормативных правовых актах, на основе которых, складывается национальная правоприменительная практика Беларуси.
Так, согласно ст. 8 Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция) Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.
Не допускается заключение международных договоров, которые противоречат Конституции [1].
Право на заключение нормативных правовых договоров в отрасли трудового права также предоставляет нормативный правовой акт – Трудовой кодекс Республики Беларусь [4].
Ссылки на применение правового обычая также выражают нормативные правовые акты. Ярким примером такого выражения являются некоторые статьи Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК).
Например, согласно ст.290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями [2].
Таким образом, в зависимости от преобладания в национальной правовой системе тех или иных источников права и их соотношения в мире выделяют несколько типов (семей) правовых систем.
Белорусская правовая система исторически складывалась как система писанного права. Как и во многих других странах континентальной Европы (в том числе и в России), она относится к модели романо-германского типа. Это предопределило доминирующее положение в национальной правовой системе Беларуси нормативных правовых актов как источников права.
Вместе с тем, наряду с нормативным правовым актом источниками права в Беларуси признаются также нормативный договор и правовой обычай.
Нормативный договор по своему юридическому значению среди источников права в белорусской правовой системе занимает второе место после нормативного правового акта.
Более подробно вопрос о соотношении и юридической силе нормативного договора и нормативного правового акта будет рассмотрен в следующей главе.

к оглавлению ↑

2. ВИДЫ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ

2.1. Международный договор как основной источник международного права

Договором называется заключенное между государствами или другими субъектами международного права соглашение, предназначенное для регулирования их взаимоотношений путем создания международно-правовых обязательств.
Международные соглашения регулируют политические, экономические и культурные отношения между государствами. Эти соглашения могут носить разные названия.
В основе признанного в доктрине международного права определении международного договора лежит соглашение. Оно служит главным методом согласования воль государств путем принятия решений и создания норм, призванных регулировать международные отношения, в которых отсутствует надгосударственная власть. Поэтому соглашение так или иначе присутствует во всех международно-правовых договорах, несмотря на различные их наименования и формы. В прошлом это могли быть трактаты, в настоящее время это чаще всего — договоры, пакты, соглашения, конвенции, акты, протоколы, статуты и уставы.
Конвенциями и пактами называются соглашения, регулирующие отношения между государствами по специальным вопросам, например Конвенция ООН по морскому праву, Венская конвенция о дипломатических сношениях, Конвенция о правах ребенка, Международный Пакт о гражданских и политических правах, Международный Пакт о социальных и экономических правах.
Протоколы, выступая в роли самостоятельного международного договора, как правило, связаны с текстом какого-либо договора. При помощи протокола дополняется, меняется, конкретизируется или расширяется содержание данного договора. Таковыми являются большинство протоколов к Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека, Протоколы к Женевским конвенциям 1949 г. Нередко в названии протокола подчеркнут его факультативный (необязательный), характер, что дает право участнику стороны основного договора воздержаться (навсегда иди на время) от принятия юридических обязательств по Протоколу (например, Факультативный протокол к Пакту о гражданских и политических правах, Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин).
Статуты и уставы — это, как правило, учредительные акты международных организаций или органов (статут Международного Суда ООН, Устав ООН, Устав Совета Европы и т.д.).
Международные договоры разделяют по числу участников (двусторонние и многосторонние); по предмету договора (по различным отраслям международного права); по срокам (срочные и бессрочные).
Декларации, резолюции международных организаций и политические соглашения относятся к не правовым формам международных актов. Не будучи юридически обязательными, эти акты обладают значительной морально-политической силой. В качестве примера можно указать на резолюции Генеральной ассамблеи ООН, региональных организаций и акты, принятые участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (ныне ОБСЕ).
Основным актом, регулирующим вопросы заключения международных договоров, является Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. [11]. Указом Президиума Верховного Совета Республики Беларусь от 10 апреля 1986 г. № 754-XI Республика Беларусь присоединилась к Венской конвенции о праве международных договоров со следующими оговорками и заявлением: «Республика Беларусь не считает себя связанной положениями статьи 66 Венской конвенции о праве международных договоров и заявляет, что для передачи любого спора между Договаривающимися Сторонами о применении или толковании статей 53 или 64 на решение Международного суда или любого спора о применении или толковании любой другой статьи части V Конвенции на рассмотрение согласительной комиссии необходимо в каждом отдельном случае согласие всех сторон, участвующих в споре, и что мировыми посредниками, включаемыми в состав согласительной комиссии, могут являться лишь лица, назначенные участниками спора с их общего согласия».
«Республика Беларусь будет считать для себя необязательными положения пункта 3 статьи 20 и пункта «b» статьи 45 Венской конвенции о праве международных договоров, поскольку они противоречат сложившейся международной практике».
«Республика Беларусь заявляет, что она сохраняет за собой право принимать любые меры по охране своих интересов в случае несоблюдения другими государствами положений Венской конвенции о праве международных договоров».
Основанием для включения международного договора в перечень источников права Беларуси является Конституция Республики Беларусь, статья 8 которой декларирует: «Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.
Республика Беларусь в соответствии с нормами международного права может на добровольной основе входить в межгосударственные образования и выходить из них.
Не допускается заключение международных договоров, которые противоречат Конституции» [1].
Понятие международному договору Республики Беларусь законодатель дает в Законе Республики Беларусь «О международных договорах Республики Беларусь» от 23 июля 2008 г. N 421-З [7] (далее – Закон о международных договорах).
Согласно ст.1 данного Закона международным договором Республики Беларусь является международный договор (межгосударственный, межправительственный или международный договор межведомственного характера), заключенный в письменной форме Республикой Беларусь с иностранным государством (иностранными государствами) и (или) с международной организацией (международными организациями), который регулируется международным правом независимо от того, содержится он в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования и способа заключения (договор, соглашение, конвенция, решение, пакт, протокол, обмен письмами или нотами и другие наименования и способы заключения международного договора).
Межгосударственный договор — международный договор, заключенный от имени Республики Беларусь с иностранным государством (иностранными государствами) и (или) с международной организацией (международными организациями).
Межправительственный договор — международный договор, заключенный Правительством Республики Беларусь с правительством иностранного государства (правительствами иностранных государств) и (или) с международной организацией (международными организациями), за исключением международных договоров, заключенных Правительством Республики Беларусь от имени Республики Беларусь.
Международный договор межведомственного характера — международный договор, заключенный государственным органом (государственными органами) Республики Беларусь, департаментом государственного органа по вопросам, входящим в его (их) компетенцию, с соответствующим государственным органом (соответствующими государственными органами) иностранного государства (иностранных государств) и (или) с международной организацией (международными организациями).
Закон о международных договорах предусматривает особый порядок подготовки и заключения международных договором Республики Беларусь.
Государственные органы Республики Беларусь, департамент государственного органа, к компетенции которых относятся вопросы, составляющие объект будущего международного договора, могут проводить по согласованию с Министерством иностранных дел Республики Беларусь консультации с соответствующим органом иностранного государства или с международной организацией в целях определения возможности заключения международного договора, уточнения намерений сторон относительно объекта, цели и содержания международного договора, а также определения предварительного порядка и сроков работы по подготовке проекта международного договора.
Проект международного договора и (или) позиция Республики Беларусь в качестве основы для проведения переговоров доводятся до сведения другой стороны (сторон) только после принятия соответствующим государственным органом Республики Беларусь (должностным лицом) решения о проведении переговоров.
Руководитель государственного органа Республики Беларусь, департамента государственного органа, к компетенции которых относятся вопросы, содержащиеся в проекте международного договора, несут ответственность за подготовку проекта международного договора и (или) позиции Республики Беларусь на переговорах в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь.
Парафирование текста проекта международного договора до принятия соответствующим государственным органом Республики Беларусь (должностным лицом) решения о проведении переговоров по проекту международного договора либо лицом, которому не предоставлены полномочия на проведение переговоров по проекту международного договора, не допускается.
Предложения о проведении переговоров по проектам межгосударственных и межправительственных договоров и (или) подписании таких международных договоров по согласованию с Министерством иностранных дел Республики Беларусь, Министерством юстиции Республики Беларусь и другими заинтересованными государственными органами Республики Беларусь вносятся в Совет Министров Республики Беларусь государственными органами Республики Беларусь, к компетенции которых относятся вопросы, содержащиеся в проектах межгосударственных и межправительственных договоров (в межгосударственных и межправительственных договорах), не позднее чем за месяц до планируемой даты проведения по ним переговоров и (или) их подписания, а в исключительных случаях — не позднее десяти рабочих дней, если иные сроки не установлены по согласованию с Премьер-министром Республики Беларусь.
В случае, если проект межгосударственного или межправительственного договора представлен иностранным государством или международной организацией, предложения о подписании такого международного договора могут быть внесены одновременно с предложениями о проведении переговоров по проекту данного международного договора в порядке, установленном частью первой ст.5 Закона.
Предложения о проведении переговоров по проектам межгосударственных и межправительственных договоров и (или) подписании таких международных договоров должны содержать:
проект соответствующего нормативного правового акта о проведении переговоров по проекту международного договора и (или) подписании международного договора;
проект международного договора на белорусском и (или) русском языках и (или) позицию Республики Беларусь на переговорах с приложением проекта международного договора, представленного иностранным государством или международной организацией (при его наличии), либо копию международного договора на белорусском и (или) русском языках или его официальный перевод на белорусский и (или) русский языки;
обоснование целесообразности заключения международного договора, содержащее в том числе оценку финансовых и (или) экономических, политических и иных последствий для Республики Беларусь в случае заключения международного договора, а также информацию о планируемых дате и месте проведения переговоров по проекту международного договора и (или) подписания международного договора в случае, если такая информация согласована с остальными участниками переговоров;
заключения государственных органов Республики Беларусь, к компетенции которых относятся вопросы, содержащиеся в проекте международного договора (в международном договоре) и (или) позиции Республики Беларусь на переговорах;
заключение Министерства иностранных дел Республики Беларусь о соответствии проекта международного договора (международного договора) и (или) позиции Республики Беларусь на переговорах международным обязательствам Республики Беларусь;
заключение Министерства юстиции Республики Беларусь о соответствии проекта международного договора (международного договора) и (или) позиции Республики Беларусь на переговорах Конституции Республики Беларусь, законам Республики Беларусь, декретам и указам Президента Республики Беларусь, постановлениям Совета Министров Республики Беларусь;
финансово-экономическое обоснование предполагаемых затрат, связанных с реализацией международного договора;
перечень законов Республики Беларусь, декретов и указов Президента Республики Беларусь, постановлений Совета Министров Республики Беларусь (их структурных элементов), подлежащих изменению, дополнению, отмене, признанию утратившими силу или принятию в связи с заключением международного договора;
информацию о соответствии проекта международного договора, предлагаемого к подписанию, проекту международного договора и (или) позиции Республики Беларусь на переговорах, одобренным в качестве основы для проведения переговоров решением о проведении переговоров, принятым в порядке, установленном настоящим Законом, — в случае внесения предложения о подписании международного договора отдельно от предложения о проведении переговоров по проекту данного международного договора;
иные документы, которые в соответствии с законодательством Республики Беларусь должны быть приложены к проекту соответствующего нормативного правового акта.
Совет Министров Республики Беларусь рассматривает внесенные предложения и в соответствии с настоящим Законом принимает решение о проведении переговоров по проекту соответствующего международного договора и (или) подписании такого международного договора либо не позднее десяти рабочих дней до планируемой даты проведения переговоров и (или) подписания, а в исключительных случаях — не позднее пяти рабочих дней, если иные сроки не установлены Президентом Республики Беларусь, вносит предложение Президенту Республики Беларусь для рассмотрения и принятия соответствующего решения.
Решения о проведении переговоров по проектам межгосударственных и межправительственных договоров и (или) подписании таких международных договоров принимаются в отношении:
межгосударственных договоров, а также межправительственных договоров, устанавливающих иные правила, чем те, которые содержатся в законах Республики Беларусь, декретах и указах Президента Республики Беларусь, и межправительственных договоров, предметом которых являются вопросы, относящиеся только к сфере законодательного регулирования, но не урегулированные законами Республики Беларусь, декретами и указами Президента Республики Беларусь, — Президентом Республики Беларусь в форме указа;
иных межправительственных договоров — Советом Министров Республики Беларусь в форме постановления.
Подготовка текста межгосударственного или межправительственного договора к подписанию осуществляется государственным органом Республики Беларусь, к компетенции которого относятся вопросы, содержащиеся в проекте межгосударственного или межправительственного договора.
Копия проекта международного договора и (или) позиция Республики Беларусь на переговорах, одобренные в качестве основы для проведения переговоров, после принятия Президентом Республики Беларусь или Советом Министров Республики Беларусь решения о проведении переговоров по проекту международного договора и (или) подписании международного договора направляются соответственно:
Администрацией Президента Республики Беларусь — в Совет Министров Республики Беларусь, в государственный орган Республики Беларусь, к компетенции которого относятся вопросы, содержащиеся в проекте международного договора, и в Министерство иностранных дел Республики Беларусь;
Аппаратом Совета Министров Республики Беларусь — в государственный орган Республики Беларусь, к компетенции которого относятся вопросы, содержащиеся в проекте международного договора, и в Министерство иностранных дел Республики Беларусь.
Предложения о заключении межгосударственных и межправительственных договоров путем обмена нотами, письмами или иными документами, образующими международный договор, вносятся и рассматриваются в порядке, установленном частями первой и четвертой статьи 5 Закона, и должны содержать:
проект соответствующего нормативного правового акта о заключении международного договора путем обмена нотами, письмами или иными документами, образующими международный договор;
проект ноты, письма или иного документа, образующих международный договор, на белорусском и (или) русском языках;
обоснование целесообразности заключения международного договора, содержащее в том числе оценку финансовых и (или) экономических, политических и иных последствий для Республики Беларусь в случае заключения международного договора;
заключения государственных органов Республики Беларусь, к компетенции которых относятся вопросы, содержащиеся в проекте ноты, письма или иного документа, образующих международный договор;
заключение Министерства иностранных дел Республики Беларусь о соответствии проекта ноты, письма или иного документа, образующих международный договор, международным обязательствам Республики Беларусь;
заключение Министерства юстиции Республики Беларусь о соответствии проекта ноты, письма или иного документа, образующих международный договор, Конституции Республики Беларусь, законам Республики Беларусь, декретам и указам Президента Республики Беларусь, постановлениям Совета Министров Республики Беларусь;
финансово-экономическое обоснование предполагаемых затрат, связанных с реализацией международного договора;
перечень законов Республики Беларусь, декретов и указов Президента Республики Беларусь, постановлений Совета Министров Республики Беларусь (их структурных элементов), подлежащих изменению, дополнению, отмене, признанию утратившими силу или принятию в связи с заключением международного договора;
иные документы, которые в соответствии с законодательством Республики Беларусь должны быть приложены к проекту соответствующего нормативного правового акта.
Решения о заключении межгосударственных и межправительственных договоров путем обмена нотами, письмами или иными документами, образующими международный договор, принимаются в порядке, установленном частью пятой статьи 5 Закона.
Полномочия на проведение переговоров по проектам межгосударственных и межправительственных договоров или по вопросу о возможности участия Республики Беларусь в таких международных договорах, на подписание таких международных договоров или проведение переговоров и подписание таких международных договоров предоставляются конкретному лицу (группе лиц).
Предложения о предоставлении полномочий на проведение переговоров по проектам межгосударственных и межправительственных договоров или по вопросу о возможности участия Республики Беларусь в таких международных договорах, на подписание таких международных договоров или проведение переговоров и подписание таких международных договоров вносятся одновременно с предложениями о проведении переговоров по проектам межгосударственных и межправительственных договоров или по вопросу о возможности участия Республики Беларусь в таких международных договорах, о подписании таких международных договоров или о проведении переговоров и подписании таких международных договоров.
В случае необходимости принятия отдельного решения о предоставлении полномочий на проведение переговоров по проектам межгосударственных и межправительственных договоров или по вопросу о возможности участия Республики Беларусь в таких международных договорах, на подписание таких международных договоров или проведение переговоров и подписание таких международных договоров либо о замене лица (группы лиц), ранее уполномоченного (уполномоченных) на совершение таких юридических действий, предложения о предоставлении полномочий на совершение соответствующих юридических действий по заключению таких международных договоров должны содержать:
проект соответствующего нормативного правового акта о предоставлении полномочий на проведение переговоров по проекту международного договора или по вопросу о возможности участия Республики Беларусь в международном договоре, на подписание международного договора или проведение переговоров и подписание международного договора;
копию соответствующего нормативного правового акта о проведении переговоров по проекту международного договора или по вопросу о возможности участия Республики Беларусь в международном договоре, о подписании международного договора или о проведении переговоров и подписании международного договора;
иные документы, которые в соответствии с законодательством Республики Беларусь должны быть приложены к проекту соответствующего нормативного правового акта.
Решения о предоставлении полномочий на проведение переговоров по проектам межгосударственных и межправительственных договоров или по вопросу о возможности участия Республики Беларусь в таких международных договорах, на подписание таких международных договоров или проведение переговоров и подписание таких международных договоров принимаются одновременно с решениями о проведении переговоров по проектам межгосударственных и межправительственных договоров или по вопросу о возможности участия Республики Беларусь в таких международных договорах, о подписании таких международных договоров или о проведении переговоров и подписании таких международных договоров.
В случае необходимости принятия отдельного решения о предоставлении полномочий на проведение переговоров по проектам межгосударственных и межправительственных договоров или по вопросу о возможности участия Республики Беларусь в таких международных договорах, на подписание таких международных договоров или проведение переговоров и подписание таких международных договоров либо о замене лица (группы лиц), ранее уполномоченного (уполномоченных) на совершение таких юридических действий, соответствующее решение принимается в порядке, установленном частью пятой статьи 5 Закона.
Государственный орган (государственные органы) Республики Беларусь, а также департамент государственного органа в пределах своих полномочий могут заключать международные договоры межведомственного характера по вопросам, относящимся к их компетенции.
Международные договоры межведомственного характера не должны содержать положений, устанавливающих иные правила, чем те, которые содержатся в законах Республики Беларусь, декретах и указах Президента Республики Беларусь, постановлениях Совета Министров Республики Беларусь, и регулировать вопросы, относящиеся только к сфере регулирования законами Республики Беларусь, декретами и указами Президента Республики Беларусь, постановлениями Совета Министров Республики Беларусь, но не урегулированные законами Республики Беларусь, декретами и указами Президента Республики Беларусь, постановлениями Совета Министров Республики Беларусь.
Особенности заключения международных договоров межведомственного характера Национальным собранием Республики Беларусь и его палатами определяются регламентами Палаты представителей, Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь с учетом требований настоящего Закона.
Решения о проведении переговоров по проектам международных договоров межведомственного характера принимаются руководителями государственных органов Республики Беларусь, департамента государственного органа, к компетенции которых относятся вопросы, содержащиеся в проектах международных договоров межведомственного характера, по согласованию с Министерством иностранных дел Республики Беларусь, Министерством юстиции Республики Беларусь и другими заинтересованными государственными органами Республики Беларусь.
Государственные органы Республики Беларусь, департамент государственного органа, к компетенции которых относятся вопросы, содержащиеся в проектах международных договоров межведомственного характера, согласовывают предложения о подписании таких международных договоров с Министерством иностранных дел Республики Беларусь, Министерством юстиции Республики Беларусь и другими заинтересованными государственными органами Республики Беларусь, а также:
с Президентом Республики Беларусь — в отношении вопросов, для решения которых требуется согласие Президента Республики Беларусь;
с Государственным секретариатом Совета Безопасности Республики Беларусь — по вопросам национальной безопасности, военного и военно-технического сотрудничества.
Предложения о подписании международных договоров межведомственного характера должны содержать документы, указанные в абзацах втором — восьмом, десятом и одиннадцатом части третьей статьи 5 Закона.
Предложения о подписании международных договоров межведомственного характера рассматриваются, а решения о подписании таких международных договоров принимаются в отношении:
международных договоров межведомственного характера, заключаемых республиканскими органами государственного управления, подчиненными Правительству Республики Беларусь, — Советом Министров Республики Беларусь;
международных договоров межведомственного характера, заключаемых иными государственными органами Республики Беларусь, департаментом государственного органа, — руководителями соответствующих государственных органов Республики Беларусь, департамента государственного органа.
Президент Республики Беларусь ведет переговоры и подписывает международные договоры без дополнительного подтверждения своих полномочий.
Премьер-министр Республики Беларусь ведет переговоры и подписывает международные договоры без дополнительного подтверждения своих полномочий, если решения о совершении соответствующих юридических действий по заключению международных договоров принимаются Советом Министров Республики Беларусь. В иных случаях полномочия Премьер-министру Республики Беларусь предоставляются Президентом Республики Беларусь в соответствии со статьей 8 Закона.
Руководители государственных органов Республики Беларусь, департамента государственного органа, к компетенции которых относятся вопросы, содержащиеся в проектах международных договоров (международных договорах) межведомственного характера, в пределах своей компетенции ведут переговоры и подписывают такие международные договоры без дополнительного подтверждения своих полномочий.
Согласие Республики Беларусь на обязательность для нее международного договора может быть выражено подписанием международного договора, путем обмена нотами, письмами или иными документами, образующими международный договор, ратификацией международного договора, утверждением (принятием) международного договора, присоединением к международному договору, путем правопреемства в отношении международного договора.
Согласие Республики Беларусь на обязательность для нее международного договора может быть выражено любым иным способом, предусмотренным международным договором, при соблюдении процедуры, установленной настоящим Законом для указанных в части первой статьи 17 Закона способов выражения согласия Республики Беларусь на обязательность для нее международного договора.
Решения о согласии на обязательность для Республики Беларусь межгосударственных и межправительственных договоров принимаются Президентом Республики Беларусь, Национальным собранием Республики Беларусь или Советом Министров Республики Беларусь в соответствии с их компетенцией, определенной Конституцией Республики Беларусь, настоящим Законом, иными законодательными актами Республики Беларусь.
Решения о согласии на обязательность для Республики Беларусь международных договоров межведомственного характера принимаются Советом Министров Республики Беларусь или руководителями государственных органов Республики Беларусь, департамента государственного органа, заключающих данные международные договоры, в соответствии с их компетенцией, определенной настоящим Законом и иными актами законодательства Республики Беларусь.
Ратификации подлежат межгосударственные и межправительственные договоры:
в которых предусмотрена их ратификация как единственный способ выражения согласия на обязательность международного договора;
устанавливающие иные правила, чем те, которые содержатся в законах Республики Беларусь, декретах и указах Президента Республики Беларусь;
предметом которых являются вопросы, относящиеся только к сфере законодательного регулирования, но не урегулированные законами Республики Беларусь, декретами и указами Президента Республики Беларусь;
о территориальном разграничении Республики Беларусь с другими государствами;
об участии Республики Беларусь в международных организациях и межгосударственных образованиях. Статья 20 Закона о международных договорах предусматривает правила их ратификации.
Межгосударственные и межправительственные договоры, не подлежащие ратификации и не вступившие в силу со дня подписания, обмена нотами, письмами или иными документами, образующими международный договор, подлежат утверждению (принятию).
Международный договор межведомственного характера подлежит утверждению (принятию), если это предусмотрено международным договором.
Решения об утверждении (принятии) международных договоров межведомственного характера принимаются в порядке, установленном частью третьей статьи 11 Закона.
Международный договор может приобретать юридическую силу на территории и в силу присоединения к нему Республики Беларусь.
Так, согласно ст.23 Закона о международных договорах Республика Беларусь может присоединиться к международному договору в соответствии с условиями международного договора и международным правом.
Предложения о присоединении Республики Беларусь к межгосударственным и межправительственным договорам вносятся в порядке, установленном частью первой статьи 5 Закона, и должны содержать:
проект соответствующего нормативного правового акта о присоединении Республики Беларусь к международному договору;
копию международного договора на белорусском и (или) русском языках или его официальный перевод на белорусский и (или) русский языки;
обоснование целесообразности присоединения Республики Беларусь к международному договору, содержащее в том числе оценку финансовых и (или) экономических, политических и иных последствий для Республики Беларусь в случае присоединения Республики Беларусь к международному договору, а также информацию об участии иностранных государств, международных организаций в данном международном договоре, и обоснование выбора способа выражения согласия Республики Беларусь на обязательность для нее данного международного договора;
заключения государственных органов Республики Беларусь, к компетенции которых относятся вопросы, содержащиеся в международном договоре;
заключение Министерства иностранных дел Республики Беларусь о соответствии международного договора международным обязательствам Республики Беларусь;
заключение Министерства юстиции Республики Беларусь о соответствии международного договора Конституции Республики Беларусь, законам Республики Беларусь, декретам и указам Президента Республики Беларусь, постановлениям Совета Министров Республики Беларусь;
финансово-экономическое обоснование предполагаемых затрат, связанных с реализацией международного договора;
перечень законов Республики Беларусь, декретов и указов Президента Республики Беларусь, постановлений Совета Министров Республики Беларусь (их структурных элементов), подлежащих изменению, дополнению, отмене, признанию утратившими силу или принятию в связи с присоединением Республики Беларусь к международному договору;
иные документы, которые в соответствии с законодательством Республики Беларусь должны быть приложены к проекту соответствующего нормативного правового акта.
Совет Министров Республики Беларусь рассматривает поступившие предложения и представляет межгосударственные договоры и подлежащие ратификации по основаниям, предусмотренным абзацами третьим и четвертым статьи 19 Закона, межправительственные договоры на рассмотрение Президенту Республики Беларусь, а межправительственные договоры, подлежащие ратификации по иным основаниям, предусмотренным статьей 19 Закона, вносит в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь для рассмотрения и принятия решения о присоединении Республики Беларусь к международным договорам.
Президент Республики Беларусь или по его поручению Совет Министров Республики Беларусь вносят межгосударственные договоры, подлежащие ратификации по основаниям, предусмотренным статьей 19 Закона, и межправительственные договоры, подлежащие ратификации по основаниям, предусмотренным абзацами третьим и четвертым статьи 19 Закона, в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь для рассмотрения и принятия решения о присоединении Республики Беларусь к международным договорам.
Решения о присоединении Республики Беларусь к межгосударственным и межправительственным договорам принимаются в отношении:
межгосударственных и межправительственных договоров, подлежащих ратификации, — Национальным собранием Республики Беларусь в форме закона;
межгосударственных договоров, не подлежащих ратификации, — Президентом Республики Беларусь в форме указа;
межправительственных договоров, не подлежащих ратификации, — Советом Министров Республики Беларусь в форме постановления.
Предложения о присоединении Республики Беларусь к международным договорам межведомственного характера вносятся в порядке, установленном частью первой статьи 11 Закона, и должны содержать документы, указанные в абзацах втором — восьмом и десятом части второй статьи 23 Закона.
Решения о присоединении Республики Беларусь к международным договорам межведомственного характера принимаются в порядке, установленном частью третьей статьи 11 Закона.
Также Республика Беларусь может признать обязательность международных договоров путем правопреемства в случаях, предусмотренных международным правом.
В случае правопреемства Республики Беларусь в отношении международных договоров бывшего СССР Республика Беларусь считается связанной обязательствами по данным международным договорам с 10 декабря 1991 года, если иное не предусмотрено международным договором или не согласовано иным образом сторонами.
Международный договор вступает в силу для Республики Беларусь после выражения согласия Республики Беларусь на обязательность для нее международного договора в соответствии с настоящим Законом в порядке и сроки, предусмотренные международным договором или иным образом согласованные между договаривающимися сторонами.
Международные договоры Республики Беларусь подлежат добросовестному исполнению Республикой Беларусь в соответствии с международным правом (ст.33 Закона о международных договорах).
Нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется принятие (издание) внутригосударственного нормативного правового акта, и имеют силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора.
Приостановление действия и прекращение международных договоров Республики Беларусь осуществляются в соответствии с условиями международных договоров и международным правом.
Приостановление действия международного договора Республики Беларусь, если этим международным договором не предусмотрено иное или нет другой договоренности между его участниками, освобождает Республику Беларусь от обязательства исполнять международный договор в течение периода, на который приостановлено его действие, а государственные органы Республики Беларусь, департамент государственного органа воздерживаются от действий, которые могли бы воспрепятствовать возобновлению действия этого международного договора.
Прекращение международного договора Республики Беларусь, если этим международным договором не предусмотрено иное или нет другой договоренности между его участниками, освобождает Республику Беларусь от обязательства исполнять международный договор и не влияет на обязательства или юридическое положение Республики Беларусь, возникшие в результате исполнения этого международного договора до его прекращения.
Международный договор является источником права для многих отраслей права Республики Беларусь.
В частности, согласно ст.6 Гражданского кодекса Республики Беларусь Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им гражданского законодательства.
Нормы гражданского права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь гражданского законодательства, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется издание внутригосударственного акта, и имеют силу того правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора.
Нормы гражданского права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, не вступивших в силу, могут применяться Республикой Беларусь временно в порядке, установленном законодательством о международных договорах Республики Беларусь [2].
В соответствии с ч.3 ст.1 Уголовного кодекса Республики Беларусь Уголовный кодекс Республики Беларусь основывается на Конституции Республики Беларусь и общепризнанных принципах и нормах международного права [6].
Международные договоры Республики Беларусь, определяющие права и свободы человека и гражданина, в уголовном процессе применяются наряду с настоящим Кодексом (ч.4 ст.1 Уголовно-процессуального кодекса [5]).
Республика Беларусь является участницей большого количества международных договоров, среди которых Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, Венские конвенции: о консульских сношениях, о праве международных договоров, о дипломатических сношениях и т.д.
Однако, несмотря на декларированное непосредственное применение норм международного права, содержащихся в международных договорах, открытым остается вопрос о их юридической силы среди иных источников национального права Республики Беларусь.
По данному вопросу имеется большое количество публикаций как отечественных теоретиков права, так и зарубежных. Соответственно, имеются и различные точки зрения.
Проведя анализ действующего законодательства и правоприменительной практики автор полагает, что необходимо придерживаться позиции преобладания внутренних нормативных правовых актов (в частности, Конституции, кодифицированных законов и иных законов) над международными договорами.
В обоснование своей позиции сошлемся на следующие основные моменты.
Не допускается заключение международных договоров, которые противоречат Конституции (ст.8 Конституции).
Конституция Республики Беларусь — Основной Закон Республики Беларусь, имеющий высшую юридическую силу и закрепляющий основополагающие принципы и нормы правового регулирования важнейших общественных отношений (ст.2 Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 г. № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» [8] – далее Закон о НПА).
Согласно ст.20 Закона о НПА нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, и имеют силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора.
Отметим, что международные договоры ратифицируется путем принятия соответствующего Закона Парламентом Республики Беларусь, а действующие в Республике Беларусь Указы Президиума Верховного Совета имеют силу Закона.
Кодексы имеют большую юридическую силу по отношению к другим законам (ст.10 Закона о НПА).
Таким образом, можно однозначно утверждать, что верховенство Конституции и кодифицированных законов (кодексов) Республики Беларусь над международными договорами в национальном законодательстве несомненно.

к оглавлению ↑

2.2. Нормативный правовой договор как источник трудового права Республики Беларусь

Закон к источникам регулирования трудовых и связанных с ними отношений относит:
1) Конституцию Республики Беларусь;
2) Трудовой кодекс Республики Беларусь и другие акты законодательства о труде;
3) коллективные договоры, соглашения и иные локальные нормативные правовые акты, заключенные и принятые в соответствии с законодательством;
4) трудовые договоры (ст.7 Трудового кодекса Республики Беларусь [4]).
Также необходимо помнить, что согласно ст.8 Трудового кодекса нормы вступивших в силу международных договоров Республики Беларусь или конвенций Международной организации труда, участницей которых является Республика Беларусь, являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства о труде, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора или конвенции следует, что для применения таких норм требуется издание внутригосударственного акта.
Правила международных договоров Республики Беларусь или конвенций Международной организации труда, участницей которых является Республика Беларусь, применяются непосредственно в тех случаях, когда те или иные отношения не урегулированы законодательством о труде.
Если международным договором Республики Беларусь или конвенцией Международной организации труда, участницей которой является Республика Беларусь, установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством о труде Республики Беларусь, то применяются правила международного договора или конвенции.
Так как нас в большей степени интересует вопрос именно о договорах, рассмотрим понятие договоров и соглашений, которые даны в Трудовом кодексе Республики Беларусь (далее – ТК).
Так, трудовой договор – это соглашение между работником и нанимателем (нанимателями), в соответствии с которым работник обязуется выполнять работу по определенной одной или нескольким профессиям, специальностям или должностям соответствующей квалификации согласно штатному расписанию и соблюдать внутренний трудовой распорядок, а наниматель обязуется предоставлять работнику обусловленную трудовым договором работу, обеспечивать условия труда, предусмотренные законодательством о труде, локальными нормативными правовыми актами и соглашением сторон, своевременно выплачивать работнику заработную плату (ст.1 ТК).
Коллективный договор — локальный нормативный правовой акт, регулирующий трудовые и социально-экономические отношения между нанимателем и работающими у него работниками.
Соглашение — нормативный акт, содержащий обязательства сторон по регулированию отношений в социально-трудовой сфере на уровне определенной профессии, отрасли, территории.
Прежде чем приступить к непосредственному изучению и исследованию нормативного правового договора как источника трудового права, следует вспомнить, что нас, прежде всего, интересует договор, отвечающий следующим условиям:
1) имеющий правовой характер;
2) имеющий нормативный характер.
Если первому условию соответствуют все выше перечисленные договоры и соглашения, то второму – в большей степени коллективный договор и соглашение.
Связано это с тем, что трудовой договор, хотя и рассчитан на неоднократное применение, все же регулирует отношения между нанимателем и работником (т.е., рассчитан на определенный круг лиц) – поэтому трудовой договор трудно назвать нормативным.
По указанной причине мы в наименьшей степени коснемся исследования трудового договора, а основное внимание будем уделять коллективному договору и соглашению.
Напомним, что соглашение – это нормативный акт, содержащий обязательства сторон по регулированию отношений в социально-трудовой сфере на уровне определенной профессии, отрасли, территории.
Соглашения заключаются на республиканском (генеральное соглашение), отраслевом (тарифное соглашение) и местном (местное соглашение) уровнях (ст.358 ТК).
Сторонами соглашения могут быть:
на республиканском уровне — республиканские объединения профсоюзов и нанимателей, а также Правительство Республики Беларусь;
на отраслевом уровне — соответствующие профсоюзы (их объединения) и объединения нанимателей, а также соответствующие органы государственного управления;
на местном уровне — соответствующие профсоюзы (их объединения) и наниматели (их объединения), а также местные исполнительные и распорядительные органы.
Профсоюзы (их объединения) не имеют права требовать от органов исполнительной власти, не являющихся нанимателями (или представителями нанимателей), заключения с ними соглашений.
Содержание соглашений определяется сторонами в пределах их компетенции.
Генеральное соглашение может содержать положения о (об):
1) развитии социального партнерства и сотрудничества, содействии заключению коллективных договоров, предупреждении трудовых конфликтов и забастовок, запрещении массовых увольнений;
2) основных критериях жизненного уровня работников и членов их семей, в том числе минимальном потребительском бюджете, минимальной заработной плате, пенсиях, государственных пособиях, стипендиях;
3) заработной плате работников бюджетных организаций и иных организаций, получающих субсидии, работники которых приравнены по оплате труда к работникам бюджетных организаций, государственных пособиях, стипендиях, пенсиях, компенсационных выплатах в зависимости от роста цен по сравнению с установленным минимумом;
4) обеспечении занятости;
5) охране труда и окружающей среды;
6) иных трудовых и социально-экономических условиях.
Тарифные и местные соглашения устанавливают социально-трудовые гарантии и преимущества для работников в зависимости от особенностей отрасли или региона по вопросам организации, условий, оплаты и охраны труда, заключения и расторжения трудовых договоров, при проведении приватизации и др.
Ныне действующее Генеральное соглашение было подписано 30 декабря 2010 года между Правительством Республики Беларусь, республиканскими объединениями нанимателей и профсоюзов на 2011 – 2013 годы [9].
Основные его направления можно выразить в следующем:
1) в сфере экономической политики:
Совместными усилиями добиваться развития экономики, укрепления экономического и финансового положения ее отраслей путем осуществления следующих мер:
— создание макроэкономических условий для стимулирования экономического роста и структурной перестройки экономики, повышение на этой основе жизненного уровня населения;
— радикальное упрощение процедур налогового администрирования и контроля, укрепление позиций страны в мировых рейтингах;
— проведение ценовой политики, направленной на дальнейшую либерализацию ценообразования, обеспечивая при этом ценовую доступность для населения важнейших товаров и услуг;
— инновационно-структурное обновление экономики, стимулирование разработки и реализации эффективных инвестиционных проектов, создания и быстрого освоения новой конкурентоспособной продукции;
— создание благоприятных условий для прямых иностранных и отечественных инвестиций путем дальнейшей либерализации национального законодательства;
— принятие действенных мер по реформированию организаций, прежде всего, неэффективно работающих, проведение реструктурирования долгов этих организаций, создание рабочих мест для высвобождаемых работников;
— повышение эффективности управления государственным имуществом в целях пополнения доходов республиканского и местных бюджетов, роста заработной платы работников организаций;
— установление эффективных мер защиты отечественных производителей;
— регулирование цен (тарифов) экономическими методами, направленное на стимулирование роста производства, снижение затрат.
2) в сфере доходов, заработной платы и уровня жизни населения:
— систематическое повышение реальных доходов населения, снижение дифференциации денежных доходов различных социальных групп населения, уменьшение доли населения с доходами ниже бюджета прожиточного минимума в среднем на душу населения;
— развивать систему регулирования оплаты труда на основе коллективных договоров и тарифных соглашений;
— принятие мер по повышению уровня заработной платы и сокращению количества организаций, имеющих среднюю заработную плату ниже 200 долларов США в эквиваленте;
— обеспечение приближения уровня среднемесячной заработной платы работников бюджетных организаций и иных организаций, получающих субсидии, работники которых приравнены по оплате труда к работникам бюджетных организаций, к уровню среднемесячной заработной платы работников промышленности.
3) в сфере социальной защиты, социальных гарантий и социального страхования:
— проведение политики, направленной на повышение уровня жизни населения, оздоровление демографической ситуации, поддержку малообеспеченных групп населения, укрепление системы минимальных социальных гарантий, повышение эффективности социальных программ;
— оказание адресной социальной помощи малообеспеченным гражданам и семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации и по объективным причинам нуждающимся в социальной поддержке со стороны государства;
— сохранение государственного регулирования цен на коммунальные услуги, газ, топливо, электроэнергию, медикаменты, социально значимые товары и услуги, оказываемые населению;
— обеспечение объемов жилищного строительства в соответствии с показателями прогноза на 2011 – 2013 годы, увеличив при этом долю социального жилья.
4) сфере развития рынка труда и содействия занятости:
— продолжить разработку и реализацию предложений, направленных на создание новых рабочих мест. Оказывать содействие безработным в организации предпринимательской деятельности;
— обеспечить ежегодно разработку и реализацию Государственной и региональных программ содействия занятости населения, отдавая приоритет активным мерам политики занятости на рынке труда;
— принимать конкретные меры по обеспечению занятости и трудоустройству граждан, особо нуждающихся в социальной защите и не способных на равных условиях конкурировать на рынке труда, и которым государство предоставляет дополнительные гарантии в области содействия занятости;
— увеличить размеры пособия по безработице и стипендии гражданам, потерявшим работу в результате модернизации производства или оптимизации численности работников организаций и направленных органами по труду, занятости и социальной защите на профессиональную переподготовку или повышение квалификации.
5) в сфере охраны труда, промышленной и экологической безопасности:
— в рамках реализации Закона Республики Беларусь «Об охране труда», мероприятий Республиканской целевой программы по улучшению условий и охраны труда на 2011 – 2015 годы продолжить работу по развитию и совершенствованию нормативно-правовой базы в области охраны труда;
— совершенствовать взаимодействие органов государственного управления, объединений нанимателей и профессиональных союзов по осуществлению надзора, ведомственного и общественного контроля за соблюдением законодательства об охране труда.
Также в данном Генеральном соглашении указаны вопросы социального партнерства и координации действий сторон соглашения.
Соглашение заключено на три года, вступает в силу с момента подписания и действует до заключения нового соглашения, но не более трех лет.
По взаимному согласию Сторон в настоящее Соглашение могут вноситься изменения и дополнения с учетом показателей социально-экономического развития Республики Беларусь, иных заслуживающих внимание обстоятельств.
Соглашение действует в отношении всех нанимателей (их объединений), профсоюзов (их объединений) и работников Республики Беларусь.
Генеральное соглашение служит основой для заключения тарифных, местных соглашений и коллективных договоров. Тарифные, местные соглашения и коллективные договоры могут содержать более льготные по сравнению с Соглашением трудовые и социально-экономические условия.
Как можно заметить, Соглашение в большинстве своем носит ярко выраженный формальный характер. Нормы Генерального соглашения более конкретизированы на отраслевом уровне и местном уровне.
Коллективный договор также как и трудовой договор, с некоторой долей условности можно назвать нормативным, в виду того, что коллективный договор, регулирует трудовые и социально-экономические отношения между нанимателем и работающими у него работниками, т.е. вполне между вполне определенным кругом лиц.
Вместе с тем, действие коллективного договора распространяется на значительно большее количество субъектов, чем трудовой договор, поэтому безусловно требует внимания.
Коллективные договоры могут заключаться в организациях любых организационно-правовых форм, их обособленных подразделениях (по вопросам, относящимся к компетенции этих подразделений).
Условия коллективного договора, соглашения, ухудшающие положение работников по сравнению с законодательством, являются недействительными.
Генеральное соглашение является основой для тарифных и местных соглашений, коллективных договоров.
Сторонами коллективного договора являются работники организации в лице их представительного органа (статья 354 ТК) и наниматель или уполномоченный им представитель (статья 355 ТК).
Содержание коллективного договора определяется сторонами в соответствии с генеральным, тарифным и местным соглашениями (при их наличии) в пределах их компетенции, а также ТК в предусмотренных им случаях.
Коллективный договор может содержать положения об (о):
1) организации труда и повышении эффективности производства;
2) нормировании, формах, системах оплаты труда, иных видах доходов работников;
3) размерах тарифных ставок (окладов), доплат и надбавок к ним;
4) продолжительности рабочего времени и времени отдыха;
5) создании здоровых и безопасных условий труда, улучшении охраны здоровья, гарантиях государственного социального страхования работников и их семей, охране окружающей среды;
6) заключении и расторжении трудовых договоров;
7) обеспечении занятости, подготовке, повышении квалификации, переподготовке, трудоустройстве высвобождаемых работников;
8) регулировании внутреннего трудового распорядка и дисциплины труда;
9) строительстве, содержании и распределении жилья, объектов социально-культурного назначения;
10) организации санаторно-курортного лечения и отдыха работников и членов их семей;
11) предоставлении дополнительных гарантий многодетным и неполным семьям, а также семьям, воспитывающим детей-инвалидов;
12) улучшении условий жизни ветеранов, инвалидов и пенсионеров, работающих или работавших у нанимателя;
13) создании условий для повышения культурного уровня и физического совершенствования работников;
14) минимуме необходимых работ (услуг), обеспечиваемых при проведении забастовки;
15) ответственности сторон за невыполнение коллективного договора;
16) гарантиях социально-экономических прав работников при разгосударствлении и приватизации;
17) ответственности нанимателя за вред, причиненный жизни и здоровью работника;
18) других трудовых и социально-экономических условиях.
Коллективный договор может иметь приложения, являющиеся его неотъемлемой составной частью.
Коллективный договор распространяется на нанимателя и всех работников, от имени которых он заключен.
Действие коллективного договора распространяется на работников, от имени которых он не заключался (вновь принятых и др.), при условии, если они выразят согласие на это в письменной форме.
Сфера действия соглашения определяется сторонами в пределах их полномочий.
Коллективный договор, соглашение заключаются в письменной форме.
В тексте не должно быть исправлений и ошибок, искажающих их смысл.
Коллективный договор, соглашение заключаются на срок, который определяют стороны, но не менее чем на один год и не более чем на три года.
Коллективный договор, соглашение вступают в силу с момента подписания или со дня, который устанавливается сторонами, и действуют до заключения нового коллективного договора, соглашения, если в них не предусмотрено иное.
В случае реорганизации организации коллективный договор сохраняет свое действие в течение срока, на который он заключен, если стороны не приняли иного решения.
При смене собственника имущества организации действие коллективного договора сохраняется в течение трех месяцев.
Проекты коллективного договора, соглашения обсуждаются сторонами в определенном ими порядке.
Проекты коллективного договора, соглашения могут публиковаться в печати.
Коллективный договор, соглашение подписываются уполномоченными представителями сторон. При этом должна быть подписана каждая страница коллективного договора, соглашения.
Подписанный в соответствии со статьей 369 ТК коллективный договор регистрируется в местном исполнительном или распорядительном органе по месту нахождения (регистрации) нанимателя.
Регистрацию генеральных, тарифных и местных соглашений осуществляют соответственно республиканский орган государственного управления по труду и его местные органы.
Для регистрации коллективного договора, соглашения наниматель представляет в соответствующий орган следующие документы:
1) заявление с просьбой о регистрации;
2) коллективный договор, соглашение, каждая страница которого подписана сторонами;
3) копии документов, подтверждающих полномочия сторон на подписание коллективного договора, соглашения.
Орган, осуществляющий регистрацию коллективного договора, соглашения, не позднее двух недель с момента подачи заявления делает соответствующую запись в специальном журнале и на первой странице представленного коллективного договора, соглашения ставит штамп о регистрации.
Один экземпляр зарегистрированного коллективного договора, соглашения остается в органе, осуществившем регистрацию.
Изменения и дополнения в коллективный договор, соглашение вносятся по взаимному согласию сторон в порядке, установленном настоящим Кодексом для их заключения.
Все работники, в том числе впервые принятые, должны быть ознакомлены нанимателем с действующими у него коллективными договорами, соглашениями.
Об исполнении коллективного договора, соглашения в сроки, определенные в них, но не реже одного раза в полугодие, информируются работники, от имени которых они заключены. Способы и порядок информирования определяются сторонами.
Контроль за исполнением коллективного договора, соглашения осуществляется сторонами, а также специально уполномоченными государственными органами надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде.
В Республике Беларусь выстроена четкая система коллективно-договорного регулирования трудовых отношений. В его основе – Генеральное соглашение между Правительством Республики Беларусь, республиканскими объединениями нанимателей и профсоюзов, выполнение которого регулярно рассматривается на заседаниях Национального совета по трудовым и социальным вопросам.
На основе Генерального соглашения заключаются отраслевые (тарифные) и региональные (территориальные) соглашения, оговаривающие темпы развития, экономические и социальные гарантии работникам отдельных отраслей и регионов. В эти соглашения, как правило, закладываются еще более высокие параметры. На уровне предприятий заключаются коллективные договоры между первичной профсоюзной организацией и нанимателем.
Значение коллективных договоров с каждым годом возрастает, так как именно благодаря этой форме взаимодействия профсоюзов и нанимателей решаются многие вопросы защиты трудовых и социально-экономических прав работников.
«Коллективно-договорным регулированием трудовых отношений охвачено 96,9% работников предприятий, учреждений, организаций. В отраслях экономики республики по состоянию на 1 января 2011 г. заключено 17469 коллективных договоров, действие которых распространяется на 19459 предприятий, учреждений, организаций. Гарантии и льготы через коллективные договоры распространяются на 3,8 млн. работников, пенсионеров, студентов и учащихся.
Помимо Генерального соглашения между Правительством Республики Беларусь, республиканскими объединениями нанимателей и профсоюзов по инициативе профсоюзов трудовые и социально-экономические отношения в республике регулируют 6 областных и 1 г. Минска, 53 республиканских тарифных, 70 областных тарифных, 320 районных, городских тарифных и 92 местных соглашений» [35].
Характерной особенностью принимаемых в последние годы коллективных договоров, соглашений является то, что в них больше стало вноситься дополнительных, по сравнению с действующим законодательством, положений в части материального стимулирования, защиты трудовых и социально-экономических прав работников.
В отличие от предыдущих лет, когда тарифные соглашения и коллективные договоры заключались в большинстве своем на один-два года, наметилось увеличение сроков их действия. Притом ежегодно в документы могут вноситься изменения и дополнения. И профсоюзы этим активно пользуются, стремясь максимально защитить трудящихся. В рамках социального партнерства по настоянию Федерации профсоюзов Беларуси в Генеральное соглашение между правительством Республики Беларусь, республиканскими объединениями нанимателей и профсоюзов, в тарифные и местные соглашения, а также в коллективные договоры годы включен ряд дополнительных положений, направленных на защиту трудовых, социально-экономических прав и интересов трудящихся. Включены гарантии профсоюзным работникам.

к оглавлению ↑

2.3. Характеристика иных видов нормативных правовых договоров

В предыдущих разделах настоящей главы автором рассмотрены два основных вида нормативно правового договора.
В частности, среди международных договоров были выделены и рассмотрены межгосударственный, межправительственный и межведомственный договоры.
Внутригосударственные договоры были рассмотрены на примере коллективных договоров и соглашений.
Между тем, наука не ограничивается исследованием внутригосударственных договоров только лишь рассматривая их с точки зрения трудового права.
Так, в теории среди внутригосударственных выделяют также конституционные правовые договоры и административные правовые договоры.
В качестве примеров конституционных нормативных правовых договоров М.Н.Марченко приводит договоры, на основе которых возникают договорные федерации (Договор об образовании СССР 1922г. и др.) или договорные конституционные федерации (США, Российская Федерация и др.);
В качестве примеров административных договоров могут служить договоры о разграничении предметов ведения и полномочий, заключаемые между федеральными органами государственной власти, с одной стороны, и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, с другой; договоры о компетенции местного самоуправления.
В Российской Федерации такими договорами являются: Федеративный договор от 31.03.1992 «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации»[17], Федеративный договор от 31.03.1992 «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга Российской Федерации»[18], Федеративный договор от 31.03.1992 «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации»[19].
О наличии таких договоров в Республике Беларусь трудно говорить, ввиду того, что наше государство является унитарным (т.е., в составе территории отсутствуют какие-либо федеративные образования) с жестко централизованной властью (т.е., вопросы местного управления и самоуправления решаются на основании нормативных правовых актов, а в случае наличия каких-либо спорных вопросов между органами местного управления и самоуправления разных административно-территориальных единиц, они в большинстве своем решаются вышестоящими органами управления и самоуправления).
Говоря о классификации нормативного правового договора по отраслевому принципу автор полагает, что необходимо уделить внимание и такому виду договора – как инвестиционный договор.
Сущность данного договора в правовой системе Республики Беларусь имеет двоякий характер. С одной стороны, данный договор является источником частного права, с другой – он обладает необходимыми атрибутами публичного договора, с явно выраженными нормативными характеристиками.
Понятие данного договора содержится в Инвестиционном кодексе Республики Беларусь [3].
Согласно Инвестиционного кодекса в целях оказания государственной поддержки при реализации отдельных инвестиционных проектов, имеющих важное значение для экономики Республики Беларусь, с инвестором может быть заключен инвестиционный договор (ст.44).
Сторонами в инвестиционном договоре выступают:
с одной стороны – Республика Беларусь в лице Правительства Республики Беларусь или уполномоченного им республиканского органа государственного управления (государственной организации, подчиненной Правительству Республики Беларусь)
с другой стороны – национальные или (и) иностранные инвесторы.
Инвестиционный договор в качестве обязательных условий должен включать в себя указание на:
срок действия инвестиционного договора;
объект и объем инвестиционной деятельности;
права и обязанности инвестора, в том числе по соблюдению законодательства в области охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов, а также трудового законодательства и техники безопасности;
дополнительные правовые гарантии Республики Беларусь по данному проекту, оговоренные на период действия договора и касающиеся налогового и таможенного режима, экологических норм и иных условий, являющихся существенными для инвестора и действующих в момент заключения данного инвестиционного договора, а также обязательства по выдаче инвестору разрешительных документов, необходимых для реализации инвестиционного проекта;
ответственность сторон за несоблюдение условий инвестиционного договора;
порядок и орган рассмотрения споров (включая международный арбитраж для иностранного инвестора), вытекающих из инвестиционного договора.
Помимо названных обязательных условий инвестиционный договор может включать также:
взаимные обязательства сторон по развитию производственной и социальной инфраструктуры региона;
порядок изменения инвестиционного договора;
право инвестора на вывоз из Республики Беларусь произведенной в результате выполнения договора принадлежащей ему продукции и полученной прибыли (доходов);
обязательства иностранного инвестора по найму и обучению работников из числа физических лиц Республики Беларусь, условия по использованию технологий, а также обязательства инвестора по обучению работников созданной организации после окончания реализации инвестиционного проекта;
иные условия в зависимости от специфики инвестиционного проекта.
В инвестиционном договоре с иностранными инвесторами может быть предусмотрен отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного и (или) арбитражного решения (ст.46 Инвестиционного кодекса).
Особый интерес вызывает концессионный договор (договор концессии).
Статья 49 Инвестиционного кодекса говорит о том, что инвестиционная деятельность в отношении недр, вод, лесов, земель и объектов, находящихся только в собственности государства, либо деятельность, на осуществление которой распространяется исключительное право государства, могут осуществляться на основе концессий.
Под концессией понимается договор, заключаемый Республикой Беларусь с национальными инвесторами или (и) иностранными инвесторами (концессионерами), о передаче на возмездной основе на определенный срок права на осуществление на территории Республики Беларусь отдельного вида деятельности, на которую распространяется исключительное право государства, либо права пользования имуществом, находящимся в собственности Республики Беларусь.
Объектами концессии могут являться:
право на осуществление отдельных видов деятельности, на которые в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь закреплено исключительное право государства, – по решению Президента Республики Беларусь;
недра, воды, леса, земли, а также объекты (в том числе предприятия как имущественные комплексы в целом либо их части), которые в соответствии с законом могут находиться только в собственности государства, – в соответствии с перечнем, утвержденным Президентом Республики Беларусь.
По одному концессионному договору концессионеру может быть передано одновременно несколько разных объектов.
Концессионный договор в качестве обязательных условий должен включать в себя указание на:
срок действия концессионного договора;
виды деятельности, осуществляемой в соответствии с договором, или описание имущества, являющегося объектом концессии;
права сторон по принятию решений, связанных с выполнением договора;
обязательства концессионного органа перед концессионером по выдаче ему разрешительных документов, необходимых для осуществления предусмотренной договором деятельности;
право собственности на произведенную продукцию и полученную прибыль (доходы) в соответствии с требованиями настоящего Кодекса;
территорию Республики Беларусь или ее часть, на которой концессионер имеет право, в том числе и исключительное, осуществлять отдельные виды деятельности (если объектом концессии является право на осуществление отдельных видов деятельности), а также программу и график работ, выполняемых в соответствии с договором;
обязанность концессионера соблюдать трудовое законодательство Республики Беларусь и правила техники безопасности;
обязанность концессионера соблюдать законодательство Республики Беларусь в области охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов;
порядок проверки деятельности концессионера;
ответственность сторон договора;
порядок и орган разрешения споров (включая международный арбитраж для иностранного инвестора), вытекающих из концессионного договора.
Помимо названных обязательных условий концессионный договор может включать также:
обязательства концессионера по обеспечению финансирования деятельности, предусмотренной договором;
формы и порядок государственного участия в концессионном договоре;
обязательства концессионера по использованию новых и высоких технологий;
взаимные обязательства сторон по развитию производственной и социальной инфраструктуры региона;
порядок изменения концессионного договора;
право концессионера на вывоз из Республики Беларусь произведенной в результате выполнения договора принадлежащей ему продукции и полученной прибыли (доходов);
обязательство концессионера использовать при выполнении договора товары (работы, услуги), произведенные в Республике Беларусь, при условии соответствия их требованию конкурентоспособности;
обязательства концессионера – иностранного инвестора по найму и обучению работников из числа физических лиц Республики Беларусь;
иные условия в зависимости от вида концессионного договора, специфики конкретного объекта концессии.
Ввиду того, что объектом концессионного договора являются стратегически важные для Республики Беларусь объекты, предусмотрена сложная процедура заключения договоров такого рода.
Как видим, инвестиционный договор, а в особенности его подвид – договор концессии, хотя и заключается между двумя сторонами (Республикой Беларусь и инвестором), влечет правовые последствия в отношении значительно большего круга лиц (например, для населения, а также предприятий и организаций соответствующей территории, местных исполнительных и распорядительных органов). Т.е., он распространяет свое действие на неограниченный круг лиц, что в совокупности с неоднократным его применением, дает нам право в полной мере называть такой договор именно нормативным и правовым.
Помимо классификации нормативных правовых договоров по отраслевому принципу, существуют и иные основания их подразделения на различные виды и подвиды. В качестве критериев классификации при этом могут быть использованы их функциональные, целевые и содержательные особенности (учредительные договоры, договоры-соглашения и др.); временные параметры (срочные, бессрочные); особенности предмета их регулирования (договоры универсального характера и договоры специального характера.
Таким образом, вопрос о классификации нормативных правовых договоров в системе источников права любого государства довольно специфичен ввиду специфичности самой сущности правовой системы любого образования, обладающего признаками суверенности и государственности. к оглавлению ↑

3. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЭВОЛЮЦИИ НОРМАТИВНОГО ПРАВОВОГО ДОГОВОРА В СИСТЕМЕ ИСТОЧНИКОВ ПРАВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Нормативный правовой договор, в современном его понимании, знаком белорусской государственности еще с IX-XII веков, когда на территории Беларуси существовали государства-княжества, такие как Полоцкое, Туровское, Минское, Новогородское и другие.
Главным лицом в системе власти в то время был князь. Вступление князя на престол сопровождалось строгим ритуалом, во время которого приносилась присяга с обещанием охранять территорию и интересы народа, действовать в соответствии с местными государственно-правовыми обычаями. Условия вступления на престол оформлялись в специальном договоре («дагаворы-радзе»[37]), который заключался князем с правящей верхушкой. Например, полоцкий князь обязывался не вмешиваться в церковные дела, не отнимать имущество граждан и т.д.
В это же время источниками права были и договоры с некоторыми немецкими городами.
В период существования Великого княжества Литовского (ВКЛ) значение международных договоров расширилось.
Следующей вехой в развитии нормативного правового договора стал акт Люблинской унии.
Акт Люблинской унии был подписан 1 июля 1569 года между ВКЛ и Польшей. Данный акт был оформлен в виде договора-привилегии. Главная идея была зафиксирована в третьем параграфе договора: «З гэтага часу абедзве дзяржавы ўяўляюць сабой адно непадзельнае цела, а таксама адну агульную Рэч Паспалітую, у якой абодва гаспадары і абод-ва народы ўз’ядналіся ў адзіны народ і адзіную дзяржаву» [25, С.13]. По мнению белосусских историков и правоведов соглано Люблинской унии ВКЛ не отводилась роль польской колонии, так как ВКЛ сохраняло отдельное законодательство, судебную систему, название, государственную печать и войско.
После трех разделов Речи Посполитой белорусское законодательство развивалось в рамках Российского.
Относительной самостоятельности Беларусь достигла после революции 1917 года. В этой связи следующим этапом в развитии нормативного договора как источника права Беларуси было создание СССР, а в его рамках БССР.
Договор о создании Союза Советских Социалистических Республик (СССР) был подписан в декабре 1922 г. представителями четырех советских республик: РСФСР, Украины, Белоруссии и Закавказской Федерации (Азербайджан, Армения и Грузия) [22].
Эти государства образовали в годы Гражданской войны военно-политический союз, заключив систему межгосударственных договоров и соглашений. С окончанием войны усилия по поиску будущих форм экономического и политического объединения активизировались.
Причины создания СССР. Сближение республик, с одной стороны, отвечало историческим традициям: столетиями складывавшаяся единая экономика, плодотворное культурное взаимодействие, участие в защите страны от внешних врагов. С другой стороны, оно опиралось на сходство политических систем, возникших после Октября 1917г., на партийное единство: стоявшие у власти в этих государствах национальные компартии входили в состав РКП(б) [20].
27 октября 1945 г. конференция суверенных стран в Сан-Франциско приняло решение об создании новой международной организации – ООН и утвердило Беларусь в составе стран, ее основательниц. Конференция закрепила международный статус БССР, признала ее членом мирового сообщества.
Сегодня в периодической печати, различных исследованиях можно встретить категоричное утверждение, что БССР не проводила самостоятельной внешней политики. Безусловно, входя в одну державу — СССР, белорусским дипломатическим деятелям необходимо было координировать свою внешне политическую деятельность, придерживается общего политического и экономического направления в международных отношениях. Главные решения по всем кардинальным проблемам принимались одним центральным руководством, в Москве. И союзным республикам было необходимо им подчинятся. Но нельзя не согласится и с тем, что Беларусь была одной из стран – основательниц ООН, участвовала в работе более чем 100 международных организаций и их органов, в том числе и выборных. Политические, экономические, культурные отношения связывали Беларусь со странами света.
9 июля 1944 г. было заключено первое соглашение между БССР и Польским комитетам национального освобождения об эвакуации белорусского населения с территории Польши и польских жителей с территории БССР. Позже 25 октября 1945 г., был подписан дополнительный протокол этого соглашения.
Беларусь принимала участие в создании и деятельности таких международных демократичных организаций, как Всемирная организация профсоюзов (1945), Международная демократическая организация женщин (1945), Мировая организация демократичной молодежи (1945) и др.
В 1945 г. на Парижской мирной конференции обсуждались территориальные вопросы и репарационные вопросы. Белорусская делегация выступила за установление таких отношений в Европе, которые исключали б дискриминацию народов другими или пересмотрение возникших после второй мировой войны границ. С этой позиции в феврале 1947 года БССР подписала мирный договор с Болгарией, Венгрией Румынией, Финляндией.
В 1955 г. был заключен военно-политический и экономический союз стран социалистического содружества – Варшавский Договор.
В 1954 г. Беларусь стала постоянным членом ЮНЕСКО и Международной организации труда (МОТ).
Таким образом, после активизации международных отношений в середине 50-х годов возросла политическая активность БССР на международной арене. В 50-е годы БССР была участницей 54 международных конвенций и договоров, а в 80-е годы только договоров было подписано более 180. Члены делегаций БССР в ООН выдвигались на различные руководящие посты в ООН, что подтверждает международное признание БССР. БССР являлась членом специализированных учреждений ООН (ЮНЕСКО, МАГАТЭ, МСЭ (Международный союз электросвязи), МОТ (Международная организация труда), ИАКО (Международная организация гражданской авиации) и т.д.[20].
БССР имела обширную практику международной деятельности непосредственные переговоры с иностранными государствами, участие в многосторонних переговоров, участие в модификации и развитии международного права в ходе дипломатических консультаций.
Как видим, эволюция источников права Республики Беларусь, в том числе и нормативного правового договора, на прямую связана с развитием белорусской государственности.
На протяжении всей истории Беларуси имели место как внутригосударственные договоры (например, договоры с князьями), так и международные (межгосударственные) договоры.
После окончания Великой отечественной войны Беларусь вышла на мировую арену как самостоятельный субъект международных отношений. Именно этот момент повлиял на закрепление международного договора в качестве основного вида нормативного правового договора явившегося источником права.
Однако, несмотря на достаточно бурную международную деятельность БССР, ее действия на международной арене напрямую зависели от политики руководства СССР.
Подлинную независимость по вопросам принятия как внутренних, так и внешнеполитических решений, Республика Беларусь приобрела лишь с приобретением суверенитета. Именно с этого времени нормативный правовой договор начал играть роль источника права Беларуси.
Вместе с тем, в силу принадлежности правовой системы Беларуси к романо-германскому типу и наличия пережитков социалистического прошлого, нормативный договор в системе источников права играет второстепенную роль по отношению к нормативному правовому акту.
Учитывая значительные изменения политической, экономической и социальной ситуации в мире, в настоящее время наблюдается тенденция к более тесному взаимодействию государств, в том числе и Беларуси, по некоторым направлениям деятельности на основании международных договоров. Необходимость данного взаимодействия в первую очередь диктуется национальными интересами государств.
Примером может служить образование Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана.
Путь к созданию Таможенного союза на пространстве СНГ был непростым. Первым шагом к формированию такого объединения стало подписание в январе 1995 г. Соглашения о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, к которому затем присоединились Казахстан и Киргизия, а в 1999 году – Таджикистан.
В целях перевода сотрудничества упомянутых стран на качественно новый уровень 10 октября 2000 г. в городе Астане президентами Беларуси, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана был подписан Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). Договор заключили как раз те страны СНГ, которые в политико-правовом и экономическом измерении оказались наиболее подготовленными к тесному интеграционному взаимодействию.
В лице ЕврАзЭС страны создали межгосударственную структуру, которая поставила перед собой главную задачу – достижение глубокой экономической интеграции. Ее осуществление предполагает три логических этапа: создание зоны свободной торговли, формирование Таможенного союза и Единого экономического пространства.
Последовательность этих стадий экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС в целом соблюдается. Положительная динамика развития Сообщества позволила главам государств принять в августе 2006 года решение о создании Таможенного союза и Единого экономического пространства. Таможенный союз на начальном этапе формируется тремя государствами – Беларусью, Казахстаном и Россией. Присоединение к нему Киргизии, Таджикистана и Узбекистана будет происходить с учетом степени готовности их экономики. На состоявшемся в г. Душанбе в октябре 2007 года заседании Межгоссовета ЕврАзЭС главами государств подписаны основополагающие документы по формированию Таможенного союза:
Протокол о внесении изменений в Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 года;
Договор о Комиссии таможенного союза;
Договор о создании единой таможенной территории и формировании таможенного союза;
Протокол о порядке вступления в силу международных договоров, формирующих договорно-правовую базу таможенного союза, выхода из них и присоединения к ним.
Это основополагающие документы, необходимые для формирования институциональной структуры Таможенного союза. Они же определяют механизм присоединения к Таможенному союзу других государств. Все принятые документы отвечают международным принципам, признанным нормам и правилам, закрепленным в многосторонних соглашениях Всемирной торговой организации.
Межгоссовет ЕврАзЭС наделен функциями высшего органа Таможенного союза. Учрежден постоянно действующий регулирующий орган – Комиссия Таможенного союза. Комиссия в пределах своих полномочий принимает решения, имеющие обязательный характер для Сторон. Голоса между Сторонами в Комиссии распределены следующим образом:
Республика Беларусь – 21,5%,
Республика Казахстан – 21,5%,
Российская Федерация – 57%.
Таким образом, впервые главы государств согласились передать часть своих полномочий наднациональному органу. Предложение решить проблему создания Таможенного союза с использованием наднационального органа – это эффективное применение площадки Сообщества, поскольку ЕврАзЭС выступает здесь так же, как Евросоюз для европейских стран — свободным, независимым и объективным арбитром процесса интеграции.
Ключевыми точками в работе по созданию Таможенного союза являются: 1 января 2010 года, 1 июля 2010 года и 1 июля 2011 года.
К 1 января 2010 г. в основном сформирована правовая база Таможенного союза и принято более 40 международных договоров, введены единые для трех стран таможенно-тарифное и нетарифное регулирование торговли товарами с третьими странами, Комиссии Таможенного союза переданы функции по определению параметров таможенно-тарифного и нетарифного регулирования.
С 1 июля 2010 года начал функционирование второй этап: Беларусь, Казахстан и Россия формируют единую таможенную территорию, на которой действует Таможенный кодекс Таможенного союза. Знаковым событием в этом плане стало подписание главами государств 5 июля 2010 года в г. Астане пакета документов, в числе которых Совместное заявление президентов Беларуси, Казахстана и России о вступлении в силу Договора о Таможенном кодексе Таможенного союза для трех стран с 6 июля 2010 года.
1 июля 2011 года — это завершающий элемент формирования единой таможенной территории, в пределах которой обеспечивается свободное перемещение как товаров, произведенных в странах Таможенного союза, так и товаров, происходящих из третьих стран.
Таким образом, можно говорить о качественно новых тенденциях международного сотрудничества, имеющих место на современном этапе развития Республики Беларусь. При этом, международный договор в данном сотрудничестве играет ключевую роль, что существенно сказывается на его положении в системе источников права Республики Беларусь.

к оглавлению ↑

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изначально определенной целью настоящей работы являлся теоретический анализ нормативного правового договора как источника права и самостоятельной правовой категории, а также отдельных видов нормативных правовых договоров Республики Беларусь.
Для достижения поставленной цели автором предполагалось: рассмотреть нормативный правовой договор как источник права; сформулировать понятие нормативного правового договора; определить «универсальные» и собственные признаки нормативного правового договора; осуществить классификацию, необходимую для более глубокого изучения рассматриваемого понятия и исследовать отдельные виды нормативных правовых договоров; обобщить исследования отраслевых наук, касающиеся договорной проблематики, применительно к рассматриваемой теме; проследить историю развития нормативного правового договора в отечественной теории и практике.
Теоретические основы сущности и содержания нормативного правового договора были исследованы в первой главе.
Основное же внимание в дипломной работе автором было уделено рассмотрению отдельных видов нормативных правовых договоров, процессам их принятия (заключения), определению места и роли нормативного правового договора среди источников права Республики Беларусь.
Проведенная работа показала, что особенностями нормативного правового договора являются:
1) В отличие от всех иных разновидностей договорных актов, нормативно-правовой договор содержит в себе правовые нормы — правила общего и обязательного характера.
2) В отличие от частно-правовых, индивидуальных договоров нормативно-правовой договор может содержать в себе не только нормы, но и принципы права. Причем сочетание их в том или ином договоре может быть самым различным.
3) В соответствии со своей юридической природой и характером нормативно-правовой договор является, в отличие от других договорных актов, актом правотворчества, а не актом правоприменения. Не может он быть, равно как и любой иной договор, также актом толкования. Особенность нормативно-правового договора при этом заключается еще и в том, что он является не просто актом правотворчества, как любой иной нормативно-правовой акт, а актом, порождаемым особым видом договорного правотворчества, именуемого в специальной литературе «согласительным правотворчеством».
4) Отличительной особенностью нормативно-правовых договоров является их преимущественно публичный характер.
Исследование отдельных видов нормативных договоров привело к выявлению некоторого несоответствия декларируемых в законодательстве тезисов с реальным положением дел. Данное несоответствие касается в первую очередь реальной юридической силы нормативных правовых договоров, как международных, так и внутригосударственных.
Изучение и исследование специальной литературы и законодательства Республики Беларусь позволило автору обосновать собственную позицию о преобладании внутренних нормативных правовых актов (в частности, Конституции, кодифицированных законов) над международными договорами.
В обоснование своей позиции автор ссылался на следующие основные моменты.
Не допускается заключение международных договоров, которые противоречат Конституции (ст.8 Конституции).
Конституция Республики Беларусь — Основной Закон Республики Беларусь, имеющий высшую юридическую силу и закрепляющий основополагающие принципы и нормы правового регулирования важнейших общественных отношений (ст.2 Закон о НПА).
Согласно ст.20 Закона о НПА нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, и имеют силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора.
Международные договоры ратифицируется путем принятия соответствующего Закона Парламентом Республики Беларусь, а действующие в Республике Беларусь Указы Президиума Верховного Совета имеют силу Закона.
Кодексы имеют большую юридическую силу по отношению к другим законам (ст.10 Закона о НПА).
Таким образом, можно однозначно утверждать, что верховенство Конституции и кодифицированных законов (кодексов) Республики Беларусь над международными договорами в национальном законодательстве несомненно.
Результаты исследования внутригосударственных нормативных договоров также показали, что последние, в большинстве своем, имеют формальных характер и заключаются только лишь на основании нормативных правовых актов.
Меду тем, качественно новые тенденции международного сотрудничества, имеющие место на современном этапе развития Республики Беларусь, приводят к тому, что международный договор начинает играть одну из ключевых ролей в системе источников права Республики Беларусь. Что положительно сказывается на положении Республики Беларусь в международном сообществе.

к оглавлению ↑

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативно-правовые источники Республики Беларусь
1. Конституция Республики Беларусь 1994г. (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
2. Гражданский кодекс Республики Беларусь 7 декабря 1998 г. № 218-З (с изменениями и дополнениями) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
3. Инвестиционный кодекс Республики Беларусь 22 июня 2001 г. № 37-З (с изменениями и дополнениями) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
4. Трудовой кодекс Республики Беларусь26 июля 1999 г. N 296-З (с изменениями и дополнениями) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
5. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь 16 июля 1999 г. № 295-З (с изменениями и дополнениями) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
6. Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. № 275-З (с изменениями и дополнениями) // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
7. О международных договорах Республики Беларусь: Закон Республики Беларусь от 23 июля 2008 г. N 421-З. // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
8. О нормативных правовых актах Республики Беларусь: Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 г. № 361-З // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
9. Генеральное соглашение Правительства Республики Беларусь, республиканских объединений нанимателей и профсоюзов на 2011 – 2013 годы от 30 декабря 2010 года// Официальный сайт Федерации профсоюзов Беларуси [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.fpb.by/ru/menu_left/social_part/gen_agreement — 2011.

Международные нормативно-правовые источники
10. О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам: Конвенция государств-участников СНГ, 7 окт. 2002 г., г. Кишинев; ратифицирована Законом Респ. Беларусь, 14 июня 2003 г., № 207-З // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2003. – № 73. – 2/956.
11. Венская конвенция о праве международных договоров, принята в Вене 23 мая 1969 г. // Официальный сайт Организации объединенных наций [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.un.org/ru/
12. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // Эталон – Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. – Минск, 2011.
13. Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, принятую в Токио 14 сентября 1963 г. // Официальный сайт Организации объединенных наций [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.un.org/ru/
14. О консульских сношениях: Венская конвенция ООН, 24 апр. 1963 г.; ратифицирована Верховным Советом БССР, 27 февр. 1989 г. // Посольское и консульское право в избранных документах. – М., 1972. – С. 30–70.
15. О дипломатических сношениях: Венская конвенция ООН, 18 апр. 1961 г.; ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета БССР, 6 апр. 1964 г. // Белорусская ССР в международных отношениях. Многосторонние, международные договоры, конвенции и соглашения БССР (1960-1980). – Минск, 1983. – С. 30–45.

Нормативно-правовые источники зарубежных государств

16. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Законодательство России [Электронный ресурс] / Официальный интернет-портал правовой информации. – М. 2011.
17. О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации: Федеративный договор от 31.03.1992// Законодательство России [Электронный ресурс] / Официальный интернет-портал правовой информации. – М. 2011.
18. О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга Российской Федерации: Федеративный договор от 31.03.1992// Законодательство России [Электронный ресурс] / Официальный интернет-портал правовой информации. – М. 2011.
19. О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации Федеративный договор от 31.03.1992// Законодательство России [Электронный ресурс] / Официальный интернет-портал правовой информации. – М. 2011.

Литературные источники

20. Актуальные вопросы истории БССР: Советский период. Мн., 1991. – 234 с.
21. Бабенко, А. Н. Парфенова, Т. А. Понятие и признаки нормативного договора/ А. Н. Бабенко, Т. А. Парфенова // Сибирский Юридический Вестник/ — 2004. — № 2.
22. Белорусская Советская Социалистическая Республика. Мн., 1967 г. – 326 с.
23. Бержель Ж.-Л. Общая теория права / Под. общ. ред. В.И. Даниленко / Пер. с фр. — М.: Издательский дом NOTA BENE 2000 — 576 с.
24. Болгова, О.С. Основные источники права/ О.С.Болгова / Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2009. № 92. С. 48-50.
25. Вішнеўскі, А. Ф. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі : вучэб. да-пам. / А. Ф. Вішнеўскі, І. У. Вішнеўская. — Мн.: Тетра-Снстемс, 2005. — 192 с.
26. Вишневский, А.Ф. Общая теория государства и права: курс лекций / 5-е изд., испр. и доп. / А.Ф. Вишневский. – Минск, 2011.
27. Дихтяр А.И. Рогожин Н.А. Источники права и судебная практика // Юрист. 2003 — №1.
28. Действующее международное право: В 3-х т. / Сост. Ю. М. Колосов и Э. С. Кривчикова. Т. 1. М.: Изд-во Московского независимого института международного права, 2002.
29. Иванов В.В. К вопросу о теории нормативного договора // Журнал российского права. 2000. №7.
30. Звеков В. П. Международное частное право. М: ИНФРА — М, 1999.
31. Калинин С. А. Понятие и структура правовой системы // Право и демократия: Сб. науч. тр. — Вып. 10 / Бел. гос. ун-т; Редкол.: В. Н. Бибило (гл. ред.) — Минск: Право и экономика, 1999. — С. 17-25.
32. Калинин С. А. Проблемы эволюции источников права Республики Беларусь на современном этапе // Проблемы юридической науки и правоприменения: Материалы междунар. науч. конф. студентов и аспирантов, Минск, 30-31 окт. 1999 г. / Бел. гос. ун-т; Редколлегия: В. М. Хомич (гл. ред.). — Минск: Право и экономика, 1999. — С. 7-11.
33. Калинин С. А. Роль правовой системы в управлении обществом // Управление в социальных и экономических системах: Сборник материалов 2-й респ. науч.-практ. конф.: В 2-х т. Т. 1. — Минск: НИУ, 1999. — С. 111-114.
34. Калинин С. А. Основные проблемы реформирования законодательства Республики Беларусь на современном этапе // Конституционные основы социального государства. — Минск: Право и экономика, 2000. — С. 70-72.
35. Калинин С. А. Основные тенденции и этапы развития системы права Республики Беларусь // Конституционно-правовые проблемы формирования социального правового государства: Материалы междунар. науч.-практ. конф., Минск, 30-31 марта 2000 г. / Бел. гос. ун-т. — Минск: Право и экономика, 2000. — С. 86-89.
36. Коллективно-договорное регулирование трудовых отношений // Официальный сайт Федерации профсоюзов Беларуси [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.fpb.by/ru/menu_left/social_part — 2011.
37. Круталевіч В. А., Юхо I. А. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі (1917— 1945 гг.)- 2-е выд. Мн.: Беларуская навука, 2000. — 238 с
38. Кучинский В.А., Вишневский, А.Ф., Горбаток, Н.А. Общая теория государства и права: учебник / под общ. ред. В.А. Кучинского. – Минск, 2009.
39. Марченко, М.Н. Источники права: учеб. пособие. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. – 760с.
40. Морозова Л.А. Теория государства и права. М.: Эксмо, 2005.
41. Нерсесянц В. С. Философия права. Учебник для вузов. — М.: Издательская группа ИНФРА • M — НОРМА, 1997. — 652 с.
42. Общая теория права: Учебник для юридических вузов / Ю.А. Дмитриев, И.Ф. Казьмин, В.В. Лазарев и др.; Под общ. ред. А.С. Пиголкина. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1996. — 384 с.
43. Общая теория государства и права: учебник, 2-е издание, перераб. и доп. / А.Ф. Вишневский, Н.А.Горбаток, В.А. Кучинский; под общ. ред. проф. В.А.Кучинского. – М.: Изд-во деловой и учеб. литературы, 2006. – 656с.
44. Протасов, В.Н. Теория права и государства./В.Н.Протасов — М.: Юрайт, 2000. С. 71.
45. Разумович Н.Я. Источники и формы права // Сов. государство и право. 1988. № 3;
46. Рассолов, М.М. Теория государства и права: учебник для вузов /М.М.Рассолов – М.: Издательство Юрайт: Высшее образование, 2010. – 635с.
47. Шершеневич, Г.Ф. Общая теория права: [В 2 т.] : Учеб. пособие (по изд. 1910-1912 гг.) / Г.Ф.Шершеневич. — М. : Юрид. колледж МГУ, 1995 — .
Т. 2 : Вып. 4. — 1995. — 362 с.

Сказать спасибо:

Вам понравиться